Линки доступности

Тимур Валеев: «Первыми в квартиру вместе с бойцами СОБРа ворвались телевизионщики…»


Тимур Валеев

Исполнительный директор движения Открытая Россия – о прошедших накануне обысках и допросах

МОСКВА – Международная правозащитная организация Amnesty International осудила обыски, проведенные в отношении представителей «Открытой России» в Москве.

«Обыски у сотрудников Open Russia, их друзей и родственников – показательная акция устрашения», – написано в Твиттере правозащитников. Обыски прошли в четверг, 6 октября. Следствие увязало их с «делом ЮКОСа», возбужденным в 2003 году.

О том, как действовали силовики сегодня, Русской службе «Голоса Америки» рассказал исполнительный директор движения Открытая Россия Тимур Валеев.

Виктор Владимиров: Поделитесь, пожалуйста, впечатлениями от вчерашних событий.

Тимур Валеев: Обыск проходил в очень жесткой форме. И было ощущение, что намеренно не была соблюдена ни одна процессуальная норма. Все больше походило на постановочные съемки для телевидения. Следователи игнорировали любые мои просьбы, в том числе ходатайства о вызове адвоката, не реагировали на мои требования удалить съемочную группу из квартиры. Хотя по закону, если проводятся следственные действия, никакие журналисты или иные лица не могут находиться в помещении, где идет обыск. Вообще, первыми в квартиру вместе бойцами СОБРа ворвались телевизионщики, которые и начали допрос.

В.В.: С какого канала были журналисты?

Т.В.: С «РЕН ТВ». Меня уложили лицом на пол. Потом на меня уселся сотрудник СОБРа. А когда он надевал на меня наручники, журналисты тыкали мне в затылок камерой и задавали свои вопросы. Следователь в это время молчал.

В.В.: Из этой бригады кто-то представился?

Т.В.: Большинство сотрудников были в масках. Те, кто был без масок, отказались показать свои удостоверения и представиться. Назвал себя только следователь по фамилии Нигматуллин, но и он не предоставил удостоверения. Его зовут то ли Руслан, то ли Рустам, однако это надо проверять.

В.В.: Для чего, на ваш взгляд, столько «жести» в действиях силовых органов?

Т.В.: Могу только догадываться. Возможно, чтобы получить нужную картинку для телевидения, чтобы потом растиражировать видео по разным каналам, распространять фейковые сообщения и через прессу оказывать давление на филиалы Открытой России, на наши региональные штабы, в частности, думаю, за поддержку нами предвыборной кампании, которую сейчас ведет Алексей Навальный. Ну и, наверное, для воздействия на всю оппозицию. Чтобы другим не повадно было. Не исключаю также, что было желание потрафить вкусам определенной части президентского электората. Смотрите, мол, как мы боремся с «пятой колонной», у нас все под контролем.

В.В.: Вы не собираетесь это оставить без последствий?

Т.В.: Разумеется. Ведь, помимо прочего, был нарушена одна из важнейших процессуальных норм: меня удалили из квартиры раньше, чем приставы начали подписывать протокол и опечатывать коробки с изъятым у меня. Я даже не знаю, что у меня, собственно, изъяли. Протокол я не подписывал. Все это проходило без меня. Меня к этому времени уже увезли в офис, где тоже проходили обыски. Неизвестно, какая у них была главная цель. Скорее всего, они специально не соблюдали нормы. Думаю, адвокат Открытой России Сергей Бадамшин обжалует все незаконные действия, и мы, конечно, будем добиваться правды и справедливости, хотя прекрасно осознаем, что сделать это в России практически невозможно.

В.В.: Но что вам инкриминировали?

Т.В.: Мне лично ничего. Они во всех постановлениях на обыск, как под копирку, ссылаются на «дело ЮКОСа», открытое в 2003 году, и, видимо, пытаются найти 50 миллиардов (рублей). Наверное, подозревают, что их оставили у меня. Шучу. Словом, меня пытаются привязать к делу, которое возбудили, когда мне было двадцать с «копейками» лет. Я тогда ничего не слышал про Михаила Борисовича Ходорковского.

В.В.: А зачем проводили обыски в офисе на Мясницкой?

Т.В.: Кто ж их знает… На Мясницкой были СОБР и три следователя. Один из них – господин Васильев. До того, как на место прибыл наш адвокат, на подмогу Васильеву отправили еще двух следователей – Косарева и Мукасяна. Судя по всему, все три следователи не московские, поскольку они очень долго обсуждали, как правильно пишется улица Мясницкая. Если у них и было желание парализовать работу нашей организации, то это им, конечно, не удастся. Потому что у нас очень большая сеть по всей стране. Мы вовсе не замкнуты на московском офисе. Будем продолжать свою работу. Считаем, что не стоит реагировать на «показательные выступления» полиции.

В.В.: На фон для старта президентской кампании тем самым создается не слишком хороший.

Т.В.: Как мне представляется, у власти очень большая несогласованность: голова не знает, что делают ноги.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG