Линки доступности

Здравоохранение США: поле политической битвы


Кристен Линке Янг: «Здравоохранение – лишь часть того, что делает человека здоровым»

Здравоохранение США: поле политической битвы
please wait

No media source currently available

0:00 0:18:46 0:00

Кристен Линке Янг, эксперт Института Брукингс (Christen Linke Young, Brooking Institution). Ранее занимала высокие посты в Министерстве здравоохранения Северной Каролины, Министерстве здравоохранения США и в Белом доме. Она ответила на вопросы нашего корреспондента Никиты Бубнова.

Никита Бубнов: Каким образом американцы получают медицинские страховки?

Кристен Линке Янг: Примерно 90 процентов американцев имеют медицинскую страховку. Они получают ее из различных источников.

Чуть более половины получают медицинское страхование через работодателя или члена семьи. Работодатель, на которого работает член семьи, покупает страховой план, доступный его сотрудникам. А сотрудники этой компании, как правило, отдают часть зарплаты, чтобы оплатить страховой план.

Более трети американцев получают медицинские страховки с помощью больших государственных программ: у нас есть программа Medicare, предоставляющая медицинское страхование для пожилых, и программа Medicaid для малоимущих и инвалидов.

Примерно 5 процентов жителей США покупают страховки напрямую у страховых компаний. Некоторые, покупающие страховки таким образом, получают специальную финансовую помощь от государства, но это их личный контракт с частной компанией.

Наконец, около 10 процентов населения США не имеют страховок.

Многие историки утверждают, что причиной появления этой сложной системы стали разнообразные методы контроля над доходами, введенные американским государством во время Второй мировой войны. В результате, что многим компаниям стало выгодно предоставлять медицинские страховки своим сотрудникам, а сотрудникам понравилась эта льгота.

Н.Б.: Почему медицинскими страховками не обладают все жители США?

К.Л.Я.: Примерно 10% американцев не имеют медстраховок – это меньше, чем несколько лет назад. Принятый в 2010 году Закон о доступном здравоохранении – Obamacare – позволил более, чем наполовину сократить число людей без медицинских страховок.

Люди без страховок обычно не имеют работы, либо работают там, где не предлагают эту льготу. То есть, у них нет возможности получить страховку через работодателя. Многие попадают под действие государственных программ, но не знают об этом и не оформляют необходимые для получения медстраховок документы. Другие – по многим причинам – не имеют права претендовать на государственную помощь, но у них нет финансовой возможности приобретать частные страховки.

Н.Б.: Демократы высоко оценивают «Обамакэр», республиканцы его критикуют. Что это за закон?

К.Л.Я.: Закон о доступном здравоохранении был принят благодаря усилиям президента Обамы. Этот закон представляет то, за что много лет боролись демократы – обеспечение доступа к здравоохранению людям, которые не получают медицинских страховок через своих работодателей и недостаточно стары для того, чтобы претендовать на Medicare.

Для этого была расширена программа Medicaid, предназначенная для малоимущих – больше американцев получили право ею пользоваться. Именно таким образом получили страховки многие люди с низкими доходами.

Закон также позволил получать финансовую помощь тем, кто собирался покупать страховки напрямую у страховых компаний. Это стало большим шагом вперед и позволило сделать страховки более доступными, но не решило всех проблем.

Любой штат может получить большое количество федеральных денег, чтобы расширить программу Medicaid, чтобы она стала доступной для всех живущих ниже черты бедности. Одни штаты, как Калифорния и Нью-Йорк, воспользовались этой возможностью, другие, такие как Техас и Флорида – нет.

Н.Б.: Почему «Обамакэр» был и остается предметом ожесточенной политической борьбы?

К.Л.Я.: Процесс принятия Закона о доступном здравоохранении оказался исключительно сложным. Интересный момент – закон базировался на идеях, родившихся в Республиканской партии. Демократы давно ставили целью добиться введения универсального медицинского страхования и предоставить доступ к медстраховкам для большего количества людей. Однако этот закон был основан на идеях, которые высказывали республиканские мыслители и которые впервые были воплощены в жизнь республиканским губернатором штата Массачусетс.

То есть, интеллектуальные корни закона - в консервативных кругах, но были заимствованы демократами. Думаю, что изначально предполагалось добиться достижения «демократических» политических целей, опираясь на «республиканские» методы: чтобы обеспечить двухпартийную поддержку закону.

К несчастью, этого не произошло. Республиканцы в Конгрессе не хотели подарить победу президенту Обаме и поэтому выступали против законопроекта, что сделало крайне сложным его принятие. Закон был принят практически исключительно благодаря голосам демократов, республиканцы продолжают выступать против закона по сей день. Мы видели попытки в Конгрессе отменить «Обюамакэр», администрация президента Трампа подает судебные иски с той же целью. То есть, закон остается источником межпартийного конфликта.

Это далеко не первый пример того, как реформа системы здравоохранения приводит к межпартийным битвам. В 1960-е годы, когда Конгресс обсуждал закон о Medicare, Рональд Рейган, который еще не был президентом, но был важной политической фигурой, активно выступал против: он говорил, что придет социализм, который уничтожит американскую систему здравоохранения. Но прошли годы, и никто не мечтает о том, чтобы отменить Medicare.

Н.Б.: В какой стране мира, на ваш взгляд, лучшая система здравоохранения?

К.Л.Я.: Я не думаю, что возможно ответить на этот вопрос. Каждая страна создавала систему здравоохранения, исходя из контекста и нужд конкретной эпохи. Наша система, предусматривающая предоставление страховок через работодателей, появилась во время Второй мировой войны. Другие государства встали на этот путь чуть позже и оказались способны создать национальные системы здравоохранения с помощью одного шага, поскольку тогда эти услуги были не столь дорогостоящими. Государства опирались на уникальные особенности их экономик, на то, как выстроены отношения частного бизнеса и государства в данных культурах и системах. Так что, у каждой страны был свой уникальный путь, отражающий местные экономические и политические реалии.

Н.Б.: США тратят больше всех в мире средств на нужды здравоохранения, но далеко не всегда добиваются наилучших результатов. С чем это связано?

К.Л.Я.: США расходуют намного больший процент ВВП на здравоохранение по сравнению с бедными странами. Эта тенденция прогрессировала с 1980-х и этому есть две причины.

Затраты на здравоохранение отражают количество предоставленных населению услуг умноженных на цену услуг. Расходы на здравоохранение могут быть велики либо из-за чрезмерно высокого количества услуг, либо из-за завышенных цен. Думаю, что в случае с США факты указывают на, возможно, чрезмерное количество услуг, которые получают американцы, которые им возможно не всегда нужны. Но самая главная причина – цена.

Сложно сравнивать услуги, предоставляемые в разных странах через разные системы, но, в целом, все говорит о том, что в Америке мы платим докторам и госпиталям намного больше, чем в других странах.

Н.Б.: Почему большее количество денег не обеспечивает лучшего сервиса?

К.Л.Я.: На продолжительность и качество жизни людей влияют многие факторы, не только качество здравоохранения. Здравоохранение – лишь часть того, что делает человека здоровым. Тут можно добавить генетику, стиль жизни, особенности местной культуры и многое другое.

С другой стороны, мы знаем, что наша система здравоохранения плохо справляется с некоторыми задачами. К примеру, в области терапевтической помощи, в долговременном лечении хронических болезней… Эти факторы, безусловно, влияют на продолжительность жизни.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG