Линки доступности

Трамп – Путин: теория заговора и «новая Ялта»


Маша Гессен, Кимберли Мартен и Пол Сонн во время дискуссии Photo: Oleg Sulkin

В Институте Гарримана состоялась дискуссия со злободневной повесткой дня

Более актуальной и емкой повестки дня для дискуссии политологов в эти дни было не придумать. «Путин и Трамп: что означает их связь для журналистов и мировой безопасности?» (The Trump-Putin Connection: What Does It Mean for Journalists and Global Security?)

Такую интригующую «шапку» дискуссии, прошедшей в Институте Гарримана, дал его директор Александр Кули (Alexander Cooley), выступивший модератором обмена мнениями приглашенных экспертов.
Институт Гарримана, подразделение Колумбийского университета, – один из влиятельных «мозговых трестов» Америки, академический центр по изучению России, бывшего Советского Союза и Восточной Европы.

Соорганизаторами встречи выступили клуб журналистов-международников (OPC) и школа журналистики Колумбийского университета.

«Трудно делать выводы»

Приглашенные эксперты обсудили воздействие «русских хакеров» на президентские выборы в США и отношений двух президентов, Путина и Трампа, на мировой порядок и свободу прессы.

Задавая тон обсуждению, Александр Кули сказал, что ситуация в мире настолько изменилась, что в орбиту интересов возглавляемого им института попадают теперь и Сирия, и внутренняя ситуация в США. И задал вопрос, занимающий многие умы сегодня: какое влияние российские хакерские атаки произвели на ход и результаты президентской избирательной кампании в США?

«Не имею ни малейшего представления, – ответила на него Маша Гессен (Masha Gessen), журналист, политолог, автор книги «Человек без лица. Невероятное восхождение Владимира Путина» и других книг. – Не имея доступа к засекреченному отчету разведслужб, очень трудно делать какие-либо выводы, в частности, о предполагаемом сговоре между людьми Трампа и российской властью».

Примерно в том же плане высказался еще один участник дискуссии, Пол Сонн (Paul Sonne), корреспондент «Уолл-стрит джорнэл» при Пентагоне, работавший репортером этой газеты в Москве с 2013 по 2016 год.

Он подчеркнул то обстоятельство, что авторы доклада разведслужб США не задавались целью оценивать влияние хакерских атак на избирательную кампанию. Сонн выразил надежду, что дать эту оценку сможет специальное сенатское расследование. Он напомнил, что демократы в Сенате настояли, чтобы такая оценка была заложена в цели расследования.

То, что несекретная версия доклада несколько «хлипковата», Сонн объяснил очевидным нежеланием ЦРУ, АНБ и других разведведомств предавать публичности методы сбора конфиденциальной информации и работы с тайными информаторами в России.

Неожиданный успех Путина?

Кимберли Мартен (Kimberly Marten), директор программы американо-российских отношений Института Гарримана, выделила два пункта, которые она считает принципиально важными.

Во-первых, то, что первым источником информации о русских хакерах стала частная компания CrowdStrike, а вовсе не разведслужбы США, как почему-то считают многие.

Во-вторых, «родовую принадлежность» Владимира Путина и его ближнего круга к КГБ, что во многом предопределило тактику и методы действий России на международной арене.

Мартен считает, что Путин явно не ожидал такого успеха кибератаки на Америку. «Это не входило, по-моему, в его планы, – заметила она, – потому что теперь, после широчайшей огласки всей этой хакерской истории, Западная Европа лучше понимает, как действует Кремль, и может более эффективно подготовиться к отражению аналогичных атак в преддверие выборов».

Редактор международного отдела газеты «Вашингтон пост» Уилл Энглунд (Will Englund), три командировочных срока отработавший в Москве, один раз от этой газеты, два других – от газеты «Балтимор сан», обратил внимание на новейший «компромат» на Трампа, появившийся вначале на новостном онлайн-ресурсе Buzzfeed, а затем в разных версиях по степени подробности – в других медиа.

Перед журналистами мейнстрима возникла сложная дилемма, считает Энглунд. Либо проигнорировать эту информацию из-за отсутствия возможности подтвердить ее фактическую точность, либо предать ее гласности, учитывая огромную важность самой этой коллизии, когда власти недружественной страны предположительно имеют тайные рычаги воздействия на нового президента США.

Место врага пусто не бывает

Одну из целей кибервойны Путина против Америки Кимберли Мартен назвала так: «сделать Россию снова великой», очевидно перефразировав главный предвыборный слоган Трампа.

В свою очередь, Маша Гессен считает «теории заговора» не самым эффективным инструментом анализа очевидной проблемы «Трамп-Путин».

«Все может быть гораздо проще, – сказала она. – Путину нравится Трамп, и он этого не скрывает. У Путина – невероятное чутье на открывающиеся возможности. Он давно лелеет "вторую Ялту", новое перекраивание карты мира. И рассчитывает на понимание и поддержку Трампа. Другой вопрос – если произойдет это сближение и Америка перестанет быть врагом, на кого Путин спишет экономические проблемы России и кризис с Украиной?»

В этой связи Уилл Энглунд обратил внимание на новую напряженность на Балканах в связи с конфликтными заявлениями лидеров Сербии и Косова.

«У Путина всегда есть возможность провоцирования и раздувания новой мобилизационной истерии среди своего населения взамен антиамериканской, – подчеркнул он. – Есть Турция, Голландия, возможно, Германия, НАТО в целом как объекты новой пропагандистской войны. Так что место врага пустующим не будет».

Дипломатия сделки

Участники дискуссии согласились с тем, что предстоящее правление Трампа чревато большими неожиданностями в области внешней политики. Пол Сонн связал эти ожидания с принципиально новой переговорной стратегией, которую, скорее всего, изберет новый глава Белого дома.

«Трамп вводит в сферу политики и дипломатии арсенал, который им хорошо освоен за многие годы работы риелтором и девелопером, – заметил Сонн. – Он выкладывает на стол все аргументы и предлагает сделку наподобие коммерческой. Это, может, и неплохая переговорная политика, но одновременно игра с высоким риском, игра, способная создать очень кризисные ситуации. В основе американской внешней политики теперь, очевидно, будут не идеи и принципы, а выгодность сделки».

Говоря о роли прессы в трамповскую эру, Маша Гессен и другие участники обсуждения указали на очевидную опасность роста авторитаризма в американской политике, связанную с нелюбовью нового президента США к свободе высказываний и критике в его адрес.

Они признали эффективность его прямого выхода к массам избирателей с помощью социальных сетей. Таким образом, считают они, Трамп своими «твитами» фактически обошел прессу, что можно считать фундаментальным новшеством избирательной кампании.

По мнению Пола Сонна, нынешний идеологический раскол в американском обществе произошел на фоне «глубокого кризиса веры».

«Достаточно сказать, что примерно половина американцев не верит в сам факт российской кибератаки на американские институты и организации», – заметил он.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG