Линки доступности

Дело Ивана Голунова: почему Кремль уступил обществу?


Корреспондент интернет-издания «Медуза» Иван Голунов после освобождения. 11 июня 2019.

Василий Гатов, Александр Морозов и Кирилл Рогов говорят о факторах, под влиянием которых журналист «Медузы» получил свободу

16 июня в Москве прошел разрешенный митинг солидарности с корреспондентом «Медузы» Иваном Голуновым, а самому Голунову на этих выходных была предоставлена государственная защита как свидетелю, и он давал следователям показания о том, кто и как его задерживал по ложному обвинению.

За неделю до этого Голунов находился под домашним арестом после задержания, во время которого его били, а около московского управления российской полиции проходили бессрочные одиночные пикеты.

Митинг после митинга
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:16 0:00

За короткий срок ситуация перевернулась, как монета, и теперь уже сотрудники МВД России говорят о том, что их травит пресса, а прокремлевские журналисты заявляют о необходимости освобождать преследуемых властью даже громче, чем критики Кремля.

Почему Владимир Путин (а судя по заявлениям самого Кремля, он получил подробные доклады об этих событиях сразу от нескольких человек) решил наказать полицию и освободить журналиста? Об этом в интервью Русской службе «Голоса Америки» говорят известные российские политологи и специалисты в области медиа.

Василий Гатов: Кремль решил отступить и перехватить повестку

Медиа–аналитик, эксперт Анненбергской школы Университета Южной Калифорнии Василий Гатов считает, что причин такого поведения Кремля две: «Первая причина – это внутренние конфликты и сложности в Кремле (часть из них проступает наружу, часть нет), которые есть между разными группировками, от имени Путина сейчас управляющими Россией. Вторая причина в том, что заказ на Голунова шел с такого уровня, который можно проигнорировать и, соответственно, отступить – при том, что заказы, идущие с самого верха, не игнорируются, и отступления не происходит. Когда речь идет о тех, кто не по чину решил использовать силовые инструменты, система готова отступать».

Василий Гатов утверждает, что случаи, когда силовиков осаживали, происходили и раньше: «Регулярно в последние несколько пять-шесть лет бывали ситуации, когда какой-нибудь силовик среднего уровня замахивался на бизнес, а потом ему приходилось отступать, потому что не по чину. У его цели оказывался достаточный ресурс для того, чтобы отбиться, и такие примеры есть и в банковской сфере, и в ритейле, и даже в недвижимости, где обычно силовики, если уж они на что-то нацелились, то отбирают».

Эксперт называет чиновника, который, по его мнению, сыграл ключевую роль в определении позиции Кремля по «делу Голунова»: «Мы по прямым и косвенным свидетельствам знаем, что разруливанием ситуации занимался Антон Вайно (руководитель администрации президента России – Д.Г.). Хотя он человек гражданский, «без погон», понятно, что он со своей должности может такие вопросы решать. Силовиков здесь просто, что называется, «прогнули должностью» – министр внутренних дел Колокольцев не мог не подчиниться Вайно по этим вопросам».

«У Кремля заняло некоторое время просчитать, как лучше себя вести, это решение не было мгновенным, но направление этого решения было понятно с того момента, как это стало публичным. У Вайно за последнее время были критические ситуации посерьезней, чем арест Голунова: те же «мусорные дела», протесты против строительства храма в Екатеринбурге. Простой тактический расчет – отступить и перехватить повестку – был реализован» – отмечает Василий Гатов.

Александр Морозов: интересно понять, кто является инвестором «Медузы»

Со-директор Центра Бориса Немцова при Карловом Университете в Праге Александр Морозов заметил возросшее внимание Владимира Путина к внутрироссийской повестке: «Есть мнение, что Владимир Путин после длительного периода увлечения внешней политикой в последний месяц вернулся обратно к внутренним делам и стал доступен для различных голосов, которые обращают его внимание на что-то внутри страны. Это одно объяснение, а второе объяснение, как мне кажется, лежит в плоскости того, у кого какие - и насколько сильные - патроны в ближайшем окружении Путина».

Александр Морозов говорит, что «самый интересный вопрос в том, кто является инвестором «Медузы», поскольку, на мой взгляд, вопрос улажен не группой главных редакторов и не какими-то усилиями гражданского общества».

«Разумеется, все были молодцами в этой ситуации – и москвичи, которые пришли стоять в пикетах, и, безусловно, главные редакторы изданий, которые выступили солидарно, опубликовав три первых полосы разных газет с одним и тем же плакатом протеста. Но решающим здесь, по всей видимости, является вовсе не это, поскольку в других подобных ситуациях в прошлом Путин легко игнорировал подобные ситуации и заявлял, что «суд разберется, мы сторонники правового государства», и так далее» – предполагает политолог.

Александр Морозов уверен, что никакая угроза международного скандала в данном случае на Путина не повлияла: «Вся предыдущая политическая история последнего пятилетия после аннексии Крыма показывает, что Владимир Путин абсолютно игнорирует последствия внешнеполитического скандала. Ни в одном случае Путин не двигался назад. Возьмите ситуацию со сбитым в 2014 году «Боингом» или с отравлением в Солсбери – его ответы были всегда исполнены сарказма».

«Из всей истории путинизма мы знаем, что в каждом случае, когда останавливался произвол или насилие, был человек из ближайшего путинского окружения, входящий буквально в десятку людей, которым Путин не просто доверяет, но которые являются главными «держателями акций» политического режима, и который, возможно, даже не предъявляя никакой аргументации, просто просил о том, чтобы нечто было приостановлено. А в тех случаях, когда у людей не было такой поддержки, они, как министр экономики Улюкаев, садились на нары» – делает вывод Александр Морозов.

Кирилл Рогов: Кремль хочет строить «смарт-авторитаризм» по китайской модели

Член правления фонда «Либеральная миссия», политолог Кирилл Рогов считает, что Кремль в последнее время сознательно демонстрирует умеренность: «Мы видим уже в течение некоторого времени со стороны Кремля ряд таких шагов, которые должны продемонстрировать умеренность режима. Это и Екатеринбург, и процесс Майкла Калви, который разворачивался параллельно, и история с Голуновым. Пока неизвестна и непонятна природа этого явления, и насколько это является тактическим приемом или стратегическим курсом, но это есть».

Одной из причин этого, по мнению Кирилла Рогова, могут быть последние результаты социологических опросов: «Возможно, это связано с тем, что социология фиксирует довольно высокий уровень протестных настроений среди населения, но этот протест при этом выглядит не сфокусированным: у населения как бы нет особого повода для протестов, хотя есть некоторая диффузная раздраженность. Возможно, эта линия умеренности отчасти связана с этим».

Кремль вмешался в дело Ивана Голунова, считает эксперт, потому что оно действительно стало очень громким: «То, что случилось с Голуновым, не является политической повесткой Кремля – это некоторый казус системы, который, на самом деле, не интересовал и не возмущал бы Кремль, если бы издержки от последствий от этого скандала не начали рикошетить по верхнему политическому уровню».

Как полагает Кирилл Рогов, Путину просто пришлось самому вникнуть в происходящее, так как ущерб мог получиться неконтролируемым: «Произошедшее с Голуновым оказалось скандалом, потому что затмило столь важный для Путина день на Петербургском форуме, который он проводил вместе с лидером Китая. Это программное для него событие было смазано историей с журналистом «Медузы». В этой ситуации ему не было никакого резона поддерживать этих людей – наоборот, они его в его глазах проштрафились. И очевидно было, что надо скорее выпускать Голунова под домашний арест, потому что если он попадет в СИЗО, и с ним что-то там случится, то это будет вообще вселенский скандал. А такой риск был, потому что, видимо, Путин не до конца уверен, что он контролирует эту полицейскую мафию, и что можно обеспечить Голунову в тюрьме безопасность».

Политолог видит в последних действиях российской власти попытку создать «умный авторитаризм»: «Это такой авторитаризм, который является одновременно репрессивным и «респонсивным», то есть вы вполне вступаете в диалог с гражданами, уступаете им там, где для вас это непринципиально, но применяете жесткие репрессии в тех моментах, которые для вас принципиальны с точки зрения того, что понимается под политической стабильностью режима. Как бы предполагается, что такой «смарт-авторитаризм» в Китае работает, и Путин явно хочет его копировать».

«Здесь тоже мы видели этот прием, когда Голунов освобождается, но, например, позиция, что митинги могут быть только с разрешения властей, отстаивается властями последовательно, «вот в этом мы вам уступили, а здесь мы будем очень жестко стоять на своем» – говорит Кирилл Рогов.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG