Линки доступности

Противодействие российской клептократии: способы и мнения


Джеффри Гедмин

Джеффри Гедмин полагает, что общественное неприятие коррупции в России еще нескоро станет двигателем перемен

Западные демократии в 2018 году, после нескольких лет, в течение которых действия российской власти становились все более антизападными, начали всерьез беспокоиться о том, насколько российские «теневые деньги» проникли в их экономику.

Великобритания, чьи отношения с Россией недавно радикально ухудшились после попытки отравления Сергея и Юлии Скрипалей, первой перешла к активным действиям в отношении капиталов российского происхождения. В марте правительство этой страны объявило о том, что проведет анализ выданных россиянам до 2015 года инвестиционных виз. Также, по сообщениям информационных агентств, у официального Лондона есть план присмотреться повнимательнее к документам семисот россиян, которым было дано разрешение приехать в Великобританию по визе инвестора.

В то же время Соединенные Штаты, где продолжается расследование вмешательства России в президентские выборы 2016 года, также решили наказать россиян финансово: недавние санкции всерьез ударили по близким к Кремлю бизнесменам, а в Конгрессе рассматриваются два законопроекта (True Incorporation Transparency for Law Enforcement Act и Counter Terrorism and Illicit Finance Act), призванные повысить прозрачность вкладываемых в американскую экономику денег.

Британские исследователи Бен Джуда и Нэт Сибли, работающие в рамках «Инициативы по борьбе с клептократией» под эгидой Института Хадсона в Вашингтоне, 17 апреля опубликовали доклад «Противодействие российской клептократии». Документ исследует способы противодействия проникновению «теневых денег» из России на Запад и предлагает практические приемы, с помощью которых это можно сделать.

Эксперты предваряют доклад объяснением, почему от таких денег необходимо защищаться: «Клептократические режимы используют коррупцию как средство контроля у себя дома и орудие влияния за рубежом. Российские олигархи и другие агенты Кремля стали искусными в использовании глобальной финансовой системы для отмывания незаконных средств и преобразования их в новые формы проекции власти, включая атаки на западные демократические институты… Российское вмешательство, пусть и ограниченное, способно снизить легитимность выборов в США и других институтов и надолго нанести ущерб авторитету США на международном уровне».

В качестве одной из главных мер, Бен Джуда и Нэт Сибли предлагают борьбу с массовой анонимностью при образовании подставных компаний: «В настоящее время в Соединенных Штатах массово появляются юридические лица, которые клептократы и другие преступники используют для обхода правоохранительных органов и вмешательства в американскую общественную жизнь: анонимные подставные компании. В настоящее время, они могут, скрывая при этом владельцев, создаваться в любом из пятидесяти штатов США. Для получения читательского билета в (публичной) библиотеке часто требуется больше информации, чем для регистрации такой компании».

Также эффективными авторы доклада считают усиление FARA (Закона об иностранных агентах), выстраивание системы противодействия отмыванию денег, соответствующей современным стандартам, и создание «Национальной антиклептократической доктрины», прецедентом для чего Джуда и Сибли называют разработку администрацией Джорджа Буша-младшего «Национальной стратегии по интернационализации усилий против клептократии».

Исследователи считают необходимым больше вовлечь в борьбу с российской клептократией законодателей США, их европейских партнеров и членов НАТО, а также повысить уровень осознания проблемы коррупции и клептократии среди российских граждан.

Нэт Сибли, представляя доклад на конференции в Институте Хадсона, особо подчеркнул, что все эти меры являются пророссийскими, а не антироссийскими – в смысле их пользы для российских граждан, которые желали бы очистить властные структуры своей страны от клептократов и коррупционеров: «Российские граждане в этом процессе должны быть одними из наших главных союзников, потому что они – первые и главные жертвы путинской клептократии». «Если сейчас, после инициатив по борьбе с незаконными российскими деньгами, все больше таких средств будет замораживаться и изыматься, то мы должны учредить специальный поднадзорный фонд для российских граждан. Им надо объявить, что эти деньги, украденные у них – в этом фонде, и мы намерены им эти деньги вернуть, когда Россия перейдет к уважению верховенства закона», – предложил Нэт Сибли.

О том, насколько США, и Запад в целом, подвержены проникновению «теневых денег» из России, и какой реакции Москвы можно ждать на усиление борьбы с российской клептократией, в интервью Русской службе «Голоса Америки» говорит Джеффри Гедмин, старший исследователь Джорджтаунского университета и экс-президент корпорации «Радио Свободная Европа/Радио Свобода».

Данила Гальперович: Насколько серьезно, по вашим оценкам, «теневые деньги» из России проникли на Запад?

Джеффри Гедмин: Я не уверен, что кто-то знает это четко, но есть предположение, что США и Британия тут впереди всех, и что в этих странах это – одна из центральных проблем, связанная с их банковскими системами и недвижимостью. Некоторые эксперты говорят, что до 80% незаконных российских денег находятся в этих двух странах.

Д.Г.: Но вы ведь хорошо знакомы с Европой и ее крупными странами – Германией и Францией, вы знаете, что бизнес этих стран очень тесно связан с Россией. Почему же мы в первую очередь говорим о США и Британии?

Дж.Г.: Это зависит от того, что именно вы учитываете и оцениваете. Я думаю, что, по крайней мере, в соответствии с тем, что знаю я, деньги, украденные российским режимом и спрятанные за границей, что называется, «припрятанные под матрасом» в виде банковских вкладов и вложений в недвижимость, находятся не исключительно, но по преимуществу в США и Британии. При этом нужно сказать, что российский режим действует многообразными путями, с помощью глубокой и сложной стратегии, используя энергоресурсы и многое другое, что в Германии и Франции действительно вызывает большую заинтересованность. Нет сомнений в том, что если мы хотим это все ограничить, то мы должны посмотреть в принципе на то, что происходит на всем Западе.

Д.Г.: Что можно сделать, чтобы, как предлагает Нэт Сибли, привлечь россиян на сторону борцов с клептократами?

Дж.Г.: Я думаю, что это довольно тяжело. Доверие к нашим доводам среди россиян невысоко по целому ряду причин, а Владимир Путин располагает существенной поддержкой в разных слоях населения России. Мы должны очень ясно себя позиционировать в том, что именно мы отстаиваем, и что при всех наших недочетах, при всем нашем несовершенстве – мы не враги российского народа. Нужно напоминать, что после окончания «холодной войны» мы хотели принять и интегрировать Россию в международную систему. Поэтому самыми разными путями нам нужно продолжать общаться с россиянами. Мы хотели бы, чтобы Россия была здравой, процветающей и защищенной. Она, кстати, не обязана любить США, она может конкурировать с США сколько угодно, мы не всегда правы, и Россия должна найти свое собственное место. Я думаю, это все – долговременная игра, и быстро ничего не произойдет.

Д.Г.: Достаточно ли у Путина партнеров и союзников, чтобы его режим выжил без присутствия на западных рынках, без партнерства с экономикой Запада?

Дж.Г.: В кратковременной перспективе – да, но в долговременной – сомневаюсь. Путин умеет вести сильную игру со слабыми картами на руках, и Россия – не Китай: у нее нет ни такого населения, ни такого роста, ни такой государственной мощи. У нас в этой игре есть тоже серьезная роль. Нашей задачей является создать сложности для российских клептократов в обворовывании ими своей страны.

Д.Г.: Каким может быть ответ Путина на такие действия Запада? Может ли он действительно стать менее напористым во внешней политике, или, наоборот, он укрепит контроль государства над собственностью, поменяв олигархов на людей с корнями в спецслужбах?

Дж.Г.: В этом смысле все мутно и непрозрачно. Его режим – некая токсичная смесь олигархов, клептократов, разведчиков, людей из ФСБ, промышленников со своими интересами. Он очень цепок, он никогда не отступит, на наше действие всегда последует контрдействие, так что, как я уже сказал, это игра – надолго. В 1950-х годах тоже никто не мог предположить, что через 40 лет СССР не будет. Я не говорю, что это займет еще 40 лет, но займет некоторое время. Но, еще раз: Путин очень цепок, он верит в правильность выбранного им курса, и он постарается сделать все, чтобы он сам и его люди оставались у власти.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG