Линки доступности

Споры на G7: возвращение России, торговля с Китаем, иранский атом


Эксперты считают, что Москва не сможет вернуться в клуб развитых демократических стран в ближайшем будущем

Саммит «Группы семи», традиционно называемой «Большой семеркой», состоявшийся 24-26 августа во французском Биаррице, закончился совместным коммюнике, чего могло и не произойти: многие медиа писали, что общий документ выработать было сложно с учетом разницы в подходе ко многим мировым проблемам между президентом США Дональдом Трампом и его коллегами из других стран.

В финальном заявлении лидеров «семерки» даже были упомянуты две проблемы, по которым у Вашингтона и европейских столиц есть существенные разногласия: торговля и проблема ядерной программы Ирана. Третья проблема, которая вылилась в дискуссию Трампа с другими лидерами западных стран, там отражена не была, но именно она может обостриться уже в следующем году: приглашать или не приглашать Россию обратно в «Большую семерку», сделав ее снова «восьмеркой», какой этот клуб был с 1997 по 2014 год.

Разногласия по России

Президент США перед поездкой во Францию на G7 заявил, что «было бы гораздо более уместно, чтобы Россия присутствовала, и чтобы была «Большая восьмерка», и, по его словам, если бы кто-то высказал такое предложение, то он бы был к этому «весьма расположен».

Однако такая позиция Белого дома встретила жесткое неприятие европейских членов «семерки», о чем напомнил в интервью Русской службе «Голоса Америки» эксперт Атлантического Совета, бывший посол США в России Александр Вершбоу (Alexander Vershbow): «Было ясно, что с Трампом в этом вопросе не согласилось большинство стран «Большой семерки». Несмотря на некоторые противоречивые сведения насчет позиции Франции, Макрон был един с Ангелой Меркель, Борисом Джонсоном и Джастином Трюдо в том, что ничего фундаментально не изменилось в ситуации, из-за которой Россия была исключена из «восьмерки» – ее агрессия в Украине продолжается. Однако для Трампа эта тема является частью его критики Барака Обамы – он даже больше обвиняет Обаму, чем Путина, в том, что Крым был захвачен».

Экс-дипломат считает, что президент США может в этом вопросе пойти напролом: «Я не думаю, что консенсус по поводу возвращения России в этот клуб будет достигнут, но Трамп может и пойти на то, чтобы пригласить Путина в качестве гостя, что является прерогативой хозяина саммита «Большой семерки». Если ко времени «семерки» в США положение с Крымом и Донбассом не изменится, то этот тема вызовет серьезное напряжение, и Конгресс может попытаться блокировать такой визит Путина. Однако Трамп все равно может на это пойти».

Александр Вершбоу недоумевает по поводу необходимости звать Россию обратно в клуб развитых стран: «Совершенно непонятно, кто выиграет от возвращения России: ее ВВП сильно меньше, чем у остальных членов «семерки», а ее роль в определении мировой финансово-экономической политики всегда была незначительной. В геополитическом же плане Москва, скорее, спойлер, нежели конструктивный участник решения мировых проблем, будь то пожары в амазонских лесах или достижение стабильности в Африке».

«С одной стороны, Москва и сама говорит, что не сильно заинтересована в возвращении в «Большую восьмерку» – той дружественности с Западом, которая была при Ельцине, у Путина нет и в помине, но я думаю, что они бы хотели быть опять в нее приглашены: это было бы использовано как доказательство, что Запад повел себя в 2014 году неправильно, и теперь признает свою ошибку. Это было бы явным знаком того, что Запад смирился с действиями России в отношении Украины и ее агрессивной позиции в отношении НАТО. Собственно, поэтому остальные члены «Большой семерки» не готовы Россию видеть за общим столом» – предупреждает Александр Вершбоу.

Стивен Сестанович (Stephen Sestanovich), старший научный сотрудник Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations) и бывший посол США по особым поручениям на постсоветском пространстве, считает, что предложение президента Трампа о возвращении России в «Большую семерку» является противоречивым не только по своей сути, но по форме.

«Создается впечатление, что целью данного предложение является, скорее, вызвать противоречия, нежели на самом деле добиться того, чтобы Россия вернулась в «Большую семерку». И президент Трамп, и российская сторона знают, что для этого нужен консенсус среди ее членов, и одного приглашения недостаточно, – говорит Стивен Сестанович в интервью Русской службе «Голоса Америки». – В следующем году Трамп сможет стать принимающей стороной саммита и пригласить Россию в качестве страны-гостя, но он и сам признал, что для Путина просто быть гостем было бы оскорбительно».

«Если президент Трамп действительно хочет вернуть Россию в «Большую семерку», то просто сказать о том, что нужно пригласить Путина – недостаточно. Необходимо устранить причины, приведшие к изгнанию России из «Большой восьмерки». И для этого надо не говорить о том, что «президента Обаму перехитрили», а решать "украинский вопрос"», – уверен эксперт.

«Может быть, у президента Трампа имеется какой-то сложный план, который повысил бы заинтересованность президента Путина и продемонстрировал, что президент США хочет решить «украинскую проблему», что имеется скоординированная стратегия в отношении «Нормандского формата». Мы видим, что его советник по безопасности Джон Болтон находится в Киеве, может быть, ведется скрытая дипломатия, которая даст неожиданный положительный результат, но я в этом сомневаюсь», – добавляет Стивен Сестанович.

По мнению эксперта, если президент Трамп серьезно настроен возвратить Россию в формат «Большой восьмерки», то он должен был обсудить этот вопрос с теми странами «Большой семерки», которые также являются участниками «Нормандского формата», подчеркнуть важность сохранения суверенитета Украины при урегулировании конфликта и продемонстрировать поддержку президенту Украины Владимиру Зеленскому во время его предстоящего визита в США.

Разногласия по Ирану

Еще одним вопросом, вызвавшим напряженность на саммите в Биаррице, было приглашение туда министра иностранных дел Ирана Джавада Зарифа в качестве неофициального гостя хозяина саммита, президента Франции Эммануэля Макрона.

Стивен Бланк, старший научный сотрудник Американского совета по внешней политике (Stephen Blank, American Foreign Policy Council) отмечает, что «выход США из «иранской сделки» в одностороннем порядке и без предварительного обсуждения с другими участниками создал серьезный кризис в Иране: европейцы не хотели выходить из этой сделки, и многие, во главе с президентом Макроном, пытаются ее сохранить, тогда как США – против».

«Неожиданный визит министра иностранных дел Ирана на саммит по приглашению французского президента стали для США неожиданностью, и даже это явно демонстрирует отсутствие сплоченности среди членов «Большой семерки». Это также говорит о провале американской политики по привлечению своих союзников и координации с ними», – говорит Стивен Бланк.

Стивен Бланк не думает, что между США и Ираном в ближайшем времени может наладиться политический диалог, несмотря на возможную встречу президента Трампа и президента Рухани: «Я скептичен по поводу того, что это приведет к каким-то переговорам. Я не думаю, что иранцы собираются идти на компромисс. Они сами нарушают условия «ядерной сделки», но не пойдут на уступки США, надеясь, что могут рассчитывать на поддержку Европы, России и Китая. Но американцы тоже не пойдут на какие-либо уступки».

По мнению Стивена Бланка, президент Трамп не должен был выводить США в одностороннем порядке из соглашения по иранской ядерной программе без предоставления соответствующих доказательств другим участникам.

«Он должен был подождать, пока у него не появятся доказательства нарушений Ирана и представить их Европе. Тогда у него была бы гораздо более сильная позиция и имелась поддержка. Сейчас же ее нет», – отмечает эксперт.

Торговая война с Китаем

Некоторые партнеры США по G7, в частности, премьер Великобритании Борис Джонсон, высказывали осторожные сомнения в целесообразности торгового конфликта с Китаем, который был инициирован Дональдом Трампом. Однако некоторые эксперты уверены, что этот конфликт был неизбежен.

Такого мнения придерживается, в частности, главный экономист консалтинговой компании Smith's Research & Gradings Скотт Макдональд (Scott B. MacDonald). В интервью «Голосу Америки» он напоминает, что Пекин давно давал повод для такого развития событий: «Китай применял несправедливые приемы в торговле уже долгое время, и его экономический национализм проявляется очень жестко – у этой страны есть планы экономического доминирования в регионе».

Экономист при этом соглашается, что напряженность в торговле между Вашингтоном и Пекином задевает всех: «Президент Трамп развернул торговую войну, и был в этом очень агрессивен, а проблема в том, что когда у вас первая и вторая по величине экономики мира приходят в состояние такой торговой войны, это отражается на экономическом росте всей планеты, что, в свою очередь, не может не обсуждаться «семеркой». Тут, можно сказать, драма в трех актах: первый – это повышение тарифов Китаем в ответ на такой же шаг США и буря, которую устроил Трамп по этому поводу в Twitter; второй акт – собственно, дискуссия на саммите G7, из которой Трамп вынес какие-то свои соображения, третий акт – это действия, которые будут теперь им предприняты».

Скотт Макдональд предполагает, что в ближайшее время из-за общего разлада между США, Европой и Китаем дела в мировой экономике не улучшатся: «Уже были заявления, что саммит G7 был замечательным, но противоречия между членами «семерки» по поводу торговли, России, Ирана очевидны, и отношения США и Китая также остаются проблемными, несмотря на слова Трампа о том, что переговоры идут. Я не ожидаю прорыва в торговой теме, возможно, что она будет заморожена до президентских выборов в США в ноябре 2020 года. Все это вместе рисует не очень обнадеживающую траекторию для мировой экономики. Я надеюсь, что США и ЕС все же не придут к торговой войне».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

  • 16x9 Image

    Валерия Егисман (Valeria Jegisman)

    Журналист «Голоса Америки». До этого работала в международных неправительственных организациях в Вашингтоне и Лондоне, в русскоязычной версии эстонской ежедневной газеты “Postimees” и в качестве пресс-секретаря МВД Эстонии. Интересы - международные отношения, политика, экономика

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG