Линки доступности

Фрэнсис Фукуяма о прошлом, настоящем и будущем либерализма


Фрэнсис Фукуяма

Прав ли Владимир Путин в том, что либерализм устарел и не отвечает интересам большинства людей?

В недавнем интервью газете Financial Times президент РФ Владимир Путин заявил, что западная либеральная идея «изжила себя окончательно» и «вступила в противоречие с интересами подавляющего большинства населения». Путин также выступал за «традиционные ценности», которые «стабильнее» и «важнее для миллионов людей», чем либеральные.

Многие эксперты и политические деятели в ответ отметили, что либеральные ценности – немного более широкое понятие, поскольку основываются на принципах демократии, верховенства закона и индивидуальных свободах.

Русская служба «Голоса Америки» попросила прокомментировать эти оценки Путина Фрэнсиса Фукуяму (Francis Fukuyama), профессора Стэнфордского университета. Фукуяма приобрел всемирную известность в 1989 году, когда опубликовал эссе «Конец истории?», в котором декларировал, что конкурентов у либерального общественного порядка не осталось.

Фрэнсис Фукуяма: либеральные ценности важны
please wait

No media source currently available

0:00 0:01:16 0:00

Валерия Егисман: Прав ли президент Путин утверждая, что либерализм себя изжил? На самом ли деле либеральные идеи противоречат интересам большинства и «традиционным ценностям»?

Фрэнсис Фукуяма: Я думаю, что президент Путин фундаментально ошибается. В либеральном обществе люди договариваются оставить в стороне глубоко укоренившиеся убеждения, особенно религиозные, ради того, чтобы жить совместно. Либеральные общества возникли в Европе потому, что после начала Реформации протестанты и католики уничтожали друг друга на протяжении 150-ти лет. Треть населения Германии погибла во время Тридцатилетней войны – все потому, что люди считали, что государство обязано поддерживать единую религиозную доктрину.

Сегодня мы живем в разнообразных обществах глобализованного мира, но люди должны помнить, что возведение стен в долгосрочной перспективе не позволяет удерживать людей на расстоянии. Если у вас нет общества, допускающего терпимость к разнообразию – религиозному, этническому или расовому – вы создаете предпосылки для бесконечного конфликта. Именно подобные открытые общества появились в Западной Европе и Северной Америке.

В Восточной Европе сложилась иная ситуация. Коммунистические власти делали вид, что возможно существование открытого общества, в котором религия не имеет значения. Но, по сути, это просто было подавлением чаяний людей. Когда эти страны открылись для демократии после 1989 или 1991 года, в их обществах не возникло признания необходимости толерантности, которая необходима для существования либерального общества. Конфликт из-за наплыва беженцев и иммигрантов в Восточной Европе в большей степени основан на чувстве страха, а не на реальном опыте взаимодействия с иными культурами.

Во многих отношениях Российская Федерация достаточно либеральна. Путин не навязывает православное христианство в качестве религии, которой должны следовать все жители России – многие из них являются мусульманами или исповедуют другие религии. Так что, даже в его стране либерализм имеет ключевое значение. Если в России не будет подобной толерантности, то внутри страны возникнет множество конфликтов.

В.Е.: Мы наблюдаем рост национализма и популизма как в США, так и в Европе – в какой степени это угрожает либеральным демократиям? Насколько национализм и либерализм противоречат друг другу, и обязательно ли между ними надо делать выбор?

Ф.Ф.: Национализм часто принимает опасную форму, потому что исключает некоторых людей внутри нации и часто приводит к конфликтам с другими нациями. Тем не менее, национальная идентичность важна и необходима для существования демократии, потому что люди должны иметь общий набор ценностей, чтобы принимать легитимность имеющихся общественных институтов. Но, на мой взгляд, критически важно избегать роста популярности экстремальных форм национализма.

Но именно это происходит со многими популистскими лидерами. Например, Виктор Орбан заявил, что венгерская национальная идентичность основана на венгерской этнической принадлежности. Это создает проблему, поскольку не все в Венгрии являются этническими венграми, и многие венгры живут в иных европейских странах. Так что, я думаю, нам нужна форма демократической, открытой и толерантной национальной идентичности, которая будет основана на общих демократических ценностях, а не на таких признаках, как раса, религия или этническая принадлежность.

В.Е.: Почему происходит уменьшение популярности либеральных идей, и можно ли эту тенденцию обратить вспять?

Ф.Ф.: Частично это обусловлено глобализацией и характером сопутствующих экономических изменений. В нашем глобализованном мире люди, живущие в космополитических городах, имеют множество различных возможностей и многие из них достигли финансового благополучия. Другие люди, живущие в иных местах, не могут похвастаться подобным.

Почти в каждой стране электорат, голосующий за популистов, как правило, принадлежит к старшему поколению, менее образован, живет за пределами больших городов и столиц. И это создало, своего рода, социальный конфликт. Для людей, которые лучше образованы и принимают глобализацию, важно понимать, что не все извлекают выгоду из нового мира. И, мне кажется, правительства обязаны принимать это во внимание.

С другой стороны, избиратели, голосующие за популистов, зачастую находятся в сокращающейся части общества – ведь люди продолжают переезжать в города и получать лучшее образование. В конце концов, популизм не сможет оставаться доминирующей силой.

В.Е.: Согласны ли вы с тем, что общества, основанные на либеральных ценностях, экономически более успешны? Ведь Китай не воспринимается как либеральное общество, но в экономике достиг очень многого…

Ф.Ф.: Либеральные ценности важны для рыночной экономики, потому что рыночная экономика зависит от верховенства закона. Она зависит от правил, которые не меняются в результате политических игр. И это не то, что происходит во многих странах, где усилились популисты. Популист приходит к власти в результате выборов, но немедленно начинает атаковать правовые основы государства или атаковать судей, если закон ему не выгоден. Это, безусловно, справедливо в отношении Дональда Трампа, Виктора Орбана и многих других популистских лидеров Европы. В конечном счете, я думаю, это рецепт для коррупции – своеобразный клановый капитализм, в котором все действуют в разных условиях. В конечном итоге, это негативно отразится на экономическом росте.

Например, кажется, что экономически Венгрия вполне успешна. Но она получает пять процентов ВВП в виде субсидий от Европейского союза, и, я думаю, без этих субсидий картина будет выглядеть значительно хуже. И именно это должны учитывать избиратели, собирающиеся голосовать за популистского лидера.

В.Е.: Совет Европы, который базирует свою деятельность на либеральных ценностях, недавно проголосовал за восстановление полномочий России в ПАСЕ. Некоторые считают, что это был неправильный шаг, особенно в свете действий России по подрыву западных демократических институтов. Что вы думаете об этом?

Ф.Ф.: Россия пытается использовать все имеющиеся у нее возможности для расширения своего влияния. Она очень умело использует социальные сети и Интернет, чтобы ослабить доверие западной общественности по отношению к самой себе. Россия пытается создавать союзы и с новыми популистами. Я думаю, что решение Совета Европы было большой ошибкой, потому что сегодня Россия не разделяет либеральных ценностей, которые необходимы для работы этой организации.

В.Е.: В интервью Financial Times Владимир Путин также высказал мнение, что после окончания Холодной войны в сфере международных отношений исчезли правила. Вы согласны с этим?

Ф.Ф.: Существует множество правил. Большинство из них касаются сферы экономики. Именно с этой целью созданы Всемирная торговая организация, ЕС и подписаны многие международные торговые соглашения. Консенсуса нет по вопросам безопасности, потому что здесь между США, Европой, Россией и Китаем существуют фундаментальные различия. В этом смысле мы вернулись к более многополярному миру, подобному существовавшему в 19 веке. Я не думаю, что это ужасно. Если страны будут соблюдать определенные нормы поведения, то этот мир может быть стабильным. Но я думаю, что Россия пытается подорвать эту стабильность, потому что чувствует, что является одним из слабейших игроков, и хочет использовать все имеющиеся в ее распоряжении средства для расширения своего влияния.

В.Е.: Хотели бы вы что-то добавить?

Ф.Ф.: Я бы добавил, что выборы - наиболее эффективный инструмент для сдерживания популистского лидера. В следующем году в Соединенных Штатах пройдут очень важные выборы, в которых господин Трамп попытается быть избранным на второй срок. Люди должны внимательно отнестись к этим выборам. Они также должны понять, что в их странах выборы также очень важны. Если люди, поддерживающие либеральные ценности, не заявят о себе, не организуются, не мобилизуются и не проголосуют, тогда популисты победят. Это то, о чем мы все должны помнить.

  • 16x9 Image

    Валерия Егисман (Valeria Jegisman)

    Журналист «Голоса Америки». До этого работала в международных неправительственных организациях в Вашингтоне и Лондоне, в русскоязычной версии эстонской ежедневной газеты “Postimees” и в качестве пресс-секретаря МВД Эстонии. Интересы - международные отношения, политика, экономика

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG