Линки доступности

Франклин Миллер: Россия первой начала новую холодную войну с Западом


Эксперт Франклин Миллер

США решили выйти из договора РСМД, так как соглашение не действует уже несколько лет – по вине Москвы

Соединенные Штаты решили выйти из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД), так как соглашение давно стало недействительным: Россия уже фактически вышла из него в одностороннем порядке, нарушив множество договоренностей, достигнутых между США и СССР в 1987 году. Об этом в интервью с корреспондентом Грузинской службы «Голоса Америки» Ией Меурмишвили рассказал директор консалтинговой фирмы Scowcroft Group Франклин Миллер, много лет проработавший в руководстве Пентагона.

Ия Меурмишвили: Джон Болтон, советник Трампа по вопросам национальной безопасности, после встречи с Путиным подтвердил, что США все-таки выходят из договора РСМД. Почему было принято это решение?

Франклин Миллер: Господин Болтон прибыл в Москву, чтобы сказать в лицо представителям российской власти, что мы знаем – они обманывали нас в течение последних как минимум шести лет, и им пора прекратить мошенничать. Если они продолжат это делать, то мы считаем, что договор фактически больше не имеет силы. Болтон предоставил россиянам некоторое время, в течение которого они могут «передумать» и вновь начать соблюдать положения РСМД. Если этого не произойдет, то США выйдут из договора, который можно уже считать недействительным.

ИМ: В чем важность этого соглашения?

ФМ: Еще в конце 1970-х годов Советский Союз начал размещать ракеты нового типа СС-20. Возникла опасность для союзников США по НАТО в Европе и для Японии. НАТО по дипломатическим каналам попросило СССР приостановить развертывание этих ракет. Москва в этой просьбе отказала. В 1979 году страны Альянса приняли решение о разработке и размещении ракет нового класса, чтобы предотвратить угрозу со стороны Советов. Одновременно НАТО предложило СССР заключить договор о контроле за вооружением. Оно позволило бы обеим сторонам контролировать применение новых ракет. И тогда, перед лицом новой угрозы, дипломаты с обеих сторон собрались и подписали соглашение о запрете как советских, так и западных ракет подобного типа.

Это соглашение прекрасно работало вплоть до 2012 года, когда российское правительство цинично решило нарушить условия договора и начало разработку новых крылатых ракет. Таким образом именно Москва первой перестала соблюдать соглашение.

ИМ: Однако в Кремле настаивают, что Вашингтон первым нарушил соглашение, приводя в качестве примера размещение американского вооружения на базах в Румынии и в Польше. Кто тут прав?

ФМ: Системы противоракетной обороны, установленные в Восточной Европе – это средство защиты, а не наступления. В Кремле утверждают, что мы вдобавок к этому тайно установим на этих же базах «Томагавки». Это полный абсурд, классическое вранье в стиле КГБ. Если бы мы попытались это сделать, об этом все немедленно бы узнали!

С другой стороны, российское правительство, начиная с 2012 года, мастерски скрывало информацию о своей новой ракетной программе. Только совсем недавно мы начали оказывать на них публичное давление, говоря о необходимости остановиться.

ИМ: Вашингтон впервые обвинил Россию в нарушении РСМД в 2014 году, однако не предпринял никаких действий. В итоге Москва спокойно разместила на своих западных границах ракеты, угрожающие безопасности европейских участников НАТО. Почему мы ничего не предприняли еще тогда, четыре года назад?

ФМ: Да, впервые обвинения прозвучали четыре года назад, когда Москва перешла от стадии разработки к тестированию новых ракет. Это уже стало нарушением РСМД. Затем, в период между 2015 и 2016 годами они начали массовое производство вооружения – это еще более тяжкое нарушение договоренностей. После этого Россия начала установку этих незаконно произведенных ракет.

И администрация Обамы, и администрация Трампа неоднократно говорили Кремлю, что тот нарушает условия РСМД. А в Москве в ответ все отрицали – по старой советской привычке отказываться признавать очевидное.

В итоге, что мы имеем сейчас: США нечем ответить на новую ракетную угрозу, а Путин и компания не понесли никакого наказания за нарушение международного договора. И сейчас эти ракеты впрямую угрожают западноевропейской безопасности.

ИМ: Что произойдет, если США выйдут из договора? Кто больше выиграет от этого решения и какой вам видится после этого конфигурация европейской безопасности?

ФМ: Во-первых, решение США о выходе из договора – абсолютно техническое, так как Россия уже сама для себя приняла решение о расторжении соглашения. Они размещают ракеты, прямо нарушая положения РСМД. То есть они уже вышли из договора, однако прямо об этом не заявили.

Сейчас США и союзники должны решить, как можно наказать Путина за нарушение условий договора. Президент Трамп заявил, что мы разработаем некие новые системы, которые можно будет противопоставить российским ракетам. При этом он не говорил, что мы разместим новое вооружение в Западной Европе. Мы надеемся, что после этого Путин поймет: для его же собственной безопасности лучше будет заключить новое соглашение по контролю за оружием.

Таким образом мы вернулись к ситуации начала 1980х, когда НАТО было вынуждено разработать новые ракеты в ответ на советскую угрозу, и в связи с этим был заключен Договор о запрете ракет средней и меньшей дальности.

Кстати, сейчас, прямо вот в этот самый момент, российское правительство одновременно нарушает девять международных соглашений – начиная с Будапештского соглашения, согласно которому Москва обязалась не применять военную силу для перекраивания границ в Европе. Расскажите об этом грузинским и украинским властям!

Россия неоднократно нарушала Венское соглашение, по которому она обязана давать реальную информацию о проводимых военных учениях. Еще есть Конвенция о химическом оружии. Россия ее тоже нарушила. Список можно продолжать еще долго.

Вообще, можно говорить об уже сложившемся подходе: Кремль не хочет официально выходить из договора, так как в этом случае он потеряет возможность контролировать вооружение США и НАТО. Однако при этом Россия спокойно нарушает все подписанные ею договоры в сфере мировой безопасности. Сейчас реальную картину увидели во всем мире.

ИМ: В Москве Джон Болтон сказал о «новой стратегической реальности», в которой появились новые игроки на ядерном поле, в первую очередь Китай. Возможно ли подписание трехстороннего соглашения между США, Россией и КНР о контроле за вооружением?

ФМ: Думаю, достичь такого соглашения будет непросто, однако это можно сделать. Но перед этим Пекину и Москве нужно будет понять, что США развертывают вооружение нового типа, которое представляет реальную угрозу для наших противников. И тогда им нужно будет выбрать: либо они оставляют все как есть, либо заключают с нами договор о контроле. Судя по истории наших отношений с обеими странами, один лишь дипломатический подход, без применения политики сдерживания, с ними не работает.

Трамп предлагает сделку: если вам не нравится то, что мы делаем, давайте заключим новый договор, и КНР может тоже к нему присоединиться. Если не хотите соглашения – что ж, тогда вам придется иметь дело с последствиями. В общем, обычная политика сдерживания, которой мы придерживались в отношениях с СССР с конца 1940-х годов.

ИМ: А может быть, президент Трамп просто блефует, пытаясь добиться от противников нужной реакции?

ФМ: Нет, это не блеф. Все вполне серьезно. Меня гораздо больше беспокоит реакция некоторых наших союзников в Западной Европе. Они говорят, что Трамп своими действиями подвергает Европу риску. Но они не хотят признавать очевидного: Европе угрожает не американское, а российское оружие! И оно уже находится в пусковых установках.

Потому я немного удивлен тем, как европейцы отреагировали на заявление Трампа. Вина за то, что договор фактически не действует, лежит на тех, кто нарушил его условия. Это президент Путин и его ближайшие советники.

ИМ: Могут ли США предоставить Кремлю неопровержимые доказательства того, что Вашингтон не нарушает условия соглашения?

ФМ: Теоретически мы можем это сделать – пригласить российских инспекторов на наши базы в Румынии и Польше и продемонстрировать, что там нет никакого наступательного вооружения. Но мы можем пойти на это только в случае, если сама Россия предоставит нам беспрецедентный доступ к своим новым системам. Они отказались это сделать. Более того, они отказались признать сам факт существования новых ракет, которые уже произведены и установлены, и мы точно о наличии такого оружия знаем.

ИМ: Путин на днях заявил, что если США разместят в Европе новые крылатые ракеты, то Россия примет ответные меры аналогичного характера. Можно ли сказать, что мы вовсю движемся к новой холодной войне?

ФМ: На мой взгляд, мы не просто движемся к холодной войне, мы уже фактически в ней находимся! Если посмотреть на то, что Путин и его ближайшее окружение говорили в последние десять лет, с момента нападения на Грузию – это агрессивная риторика, которой мы не слышали со времен Никиты Хрущева.

То, как Россия угрожает нашим союзникам, вторгается в чужое воздушное пространство и на территорию соседних стран, аннексирует земли, устраивает кибератаки – я думаю, это очевидные признаки новой холодной войны, которая уже идет. Просто мы на Западе (вероятно, потому что мы были так рады окончанию старой холодной войны) не хотим признавать очевидного факта. Война в самом разгаре, и начала ее Россия.

ИМ: 25 октября в северной Скандинавии начались учения НАТО Trident Juncture 2018 – их география отличается от уже привычных районов Центральной и Восточной Европы, где обычно проводятся маневры Альянса. Таким образом мы даем понять России, что НАТО будет активно защищать свои границы и на севере?

ФМ: Как известно, после окончания «старой» холодной войны США резко сократили свое военное присутствие в Европе. Однако еще несколько лет назад мы поняли, что Россия начинает угрожать своим соседям – нашим союзникам по Альянсу, в особенности, странам Балтии. Во время учений наши военнослужащие отточат процесс быстрого перемещения военных сил из США и Великобритании в континентальную Европу.

Кроме того, мы посылаем вполне четкий сигнал России: на любую возможную агрессию в отношении стран НАТО тут же последует ответ. Я думаю, что в будущем мы станем гораздо чаще проводить такие крупномасштабные – оборонительные, подчеркиваю, – учения.

ИМ: Во время Trident Juncture американский авианосец впервые появится в водах Арктики со времен распада СССР. Значит ли это, что НАТО стало уделять Арктическому региону гораздо больше внимания из-за агрессивного поведения Москвы?

ФМ: Россия в последние годы весьма агрессивно ведет себя в Арктике – запускает новые подлодки, вновь открывает военные базы на Крайнем Севере, заявляет претензии на земли в регионе. Мы хотим дать Кремлю понять, что Арктика тоже входит в зону наших интересов, и что свои интересы мы будем защищать. Этот регион не является исключительно российской вотчиной, и если Москва будет применять там военную силу, мы вступимся за своих северных союзников.

  • 16x9 Image

    Артем Гуревич

    В журналистике – с 2001 года. С 2005 по 2009 годы отвечал за связи с общественностью компании Nokia на российском Дальнем Востоке. Работал в Сингапуре, Таиланде, Бразилии и Аргентине, занимался развитием корпоративных изданий для компаний Coca-Cola и Kaspersky Lab. В 2017 году участвовал в перезапуске RTVI, работал редактором интернет-новостей в нью-йоркском офисе телеканала. На «Голосе Америки» – с 2018 года.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG