Линки доступности

Славомир Дембски: «Форт Трамп» в Польше укрепит восточный фланг НАТО


Министр обороны США Джим Мэттис приветствует своего польского коллегу Мариуша Блащака в Вашингтоне, 13 ноября 2018

Польский политолог – об увеличении военного присутствия США в Восточной Европе

Министры обороны США и Польши обсудили в середине этой недели возможность создания крупной военной базы США на польской территории. Джим Мэттис и Мариуш Блащак встретились в среду в Пентагоне, после чего глава польского оборонного ведомства заявил, что предложение Варшавы о постоянном присутствии армии США в Польше «было хорошо воспринято».

Польские власти, как отмечалось официальной Варшавой ранее, видят в постоянном военном присутствии США в Польше более мощный фактор сдерживания возможной российской агрессии, чем присутствие в стране войск НАТО на ротационной основе.

Польша готова выделить до двух миллиардов долларов на создание объекта, где могут на постоянной основе размещаться военные и их семьи. Президент США Дональд Трамп проявил интерес к этой идее, назвав предложение «очень важным вкладом». Президент Польши Анджей Дуда предложил назвать базу «Форт Трамп».

Речь о возможности российской агрессии в отношении соседних государств также шла в четверг и на конференции в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне, где об этом говорил директор Польского института международных дел (Polski Instytut Spraw Międzynarodowych) Славомир Дембски (Sławomir Dębski).

Славомир Дембски – польский историк, политолог и первый директор Центра польско-российского диалога и согласия (с 2011 по 2016 год), которому российские спецслужбы запретили въезд в Россию в мае 2018 года. Дембски прилетел в Москву по приглашению Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук на «Примаковские чтения», но был задержан в аэропорту российской погранслужбой, а через несколько часов депортирован. Как позже заявил российский посол в Польше, депортация Славомира Дембски стала ответом на ограничение въезда в Польшу двум российским политологам, поддержавшим аннексию Крыма Россией.

В интервью Русской службе «Голоса Америки» Славомир Дембски прокомментировал возможность создания крупной базы американских войск в Польше.

Данила Гальперович: Создание большой военной базы США в Польше, о которой сейчас говорили министры обороны США и Польской Республики – зачем это нужно Вашингтону и Варшаве?

Славомир Дембски: Мы должны учитывать то, что после 2014 года мы живем в совершенно новой стратегической ситуации. Мы должны быть готовы к возможности того, что Россия готова и может использовать войну как инструмент внешней политики, и поэтому все европейские страны НАТО должны располагать надежным механизмом сдерживания, чтобы такую возможность не допустить. Это не означает, что такое непременно случится, но мы не можем исключать того, что, если мировой политический расклад предоставит России такую возможность российскому руководству, оно может заявить права на территории, которые исторически входили в Российскую Империю. Эта конференция в Центре международных и стратегических исследований очень хорошо демонстрирует, что в российской политике бытуют не слишком явные пока идеи, которые позже могут быть использованы для восстановления российского контроля над бывшими сателлитами Москвы в Восточной Европе. США и их европейские союзники должны сделать очень ясным свое военно-политическое присутствие на восточном фланге НАТО.

Д.Г.: И вы думаете, что такая сила, как «Форт Трамп», как уже назвал эту возможную базу армии США в Польше президент Анджей Дуда, может сможет в этом помочь?

С.Д.: Да, я думаю, что явное присутствие американских войск может сильно повысить цену потенциальных шагов России по установлению того контроля, о котором я уже сказал, и которые, конечно, подорвали бы мир в Европе, установленный после окончания «холодной войны». Для такого присутствия есть и еще одно оправдание: мы должны точно поставить барьер на пути рассуждений о «зонах особых интересов» или о каких-то странах, безопасность и суверенитет которых не важны. Очень долгое время для такого барьера не было никаких причин, потому что в Европе был мир, и не намечалась никакая война, к которой нам нужно было бы быть готовыми. Сейчас война вернулась в Европу, и США, НАТО в целом должны изменить расстановку своих военных сил. Поэтому Польша сейчас ведет переговоры не только с США, но и с другими нашими союзниками о том, как сделать это наиболее эффективно. Я уверен, что нахождение серьезного количества американских войск на восточном фланге предотвратит еще одну войну в Европе.

Д.Г.: Польша непосредственно граничит с и Россией, которая, как считают в Вашингтоне, фактически ведет войну против Украины, и с самой Украиной, являющейся жертвой этой войны. Что эти четыре с лишним года войны означали для Польши?

С.Д.: Да, это положение сделало вопросы безопасности для нашей страны очень чувствительными. В 2014 году у меня была очень своеобразная ситуация, когда ранним воскресным утром в двери моего дома постучались двое моих соседей с вопросом о том, не придет ли теперь война в Европу, и не стоит ли переезжать подальше, чтобы избежать попадания в центр конфликта. Я тогда сказал: «Пока не надо, пожалуйста, успокойтесь – руководство НАТО, США, сама Польша делает все возможное для того, чтобы предотвратить такой сценарий. У нас должен установиться двухкомпонентный подход к России. Первый компонент – очень надежный механизм сдерживания, и, как я уже сказал, роль США в этом просто критическая, потому что, несмотря на все разговоры о большем вкладе Европы в «общий котел» НАТО, а также о необходимости автономности Европы в сфере безопасности, пока реальной способностью создать такое сдерживание обладают Соединенные Штаты. Второй компонент – это продолжение разговора с Россией, объяснение ей, каковы должны быть ее шаги для восстановления того качественного мира, который у нас был до российской агрессии против Украины (и ранее – до ее агрессии в отношении Грузии). И этот разговор тоже абсолютно необходим, но при понимании того, что при этом мы не идем на недопустимые компромиссы.

Д.Г.: Правильно ли я понимаю, что вы не являетесь сторонником идеи создания общеевропейской армии, которую периодически выдвигают политики в Европе, а, скорее, полагаетесь на укрепление оборонного сотрудничества с Вашингтоном?

С.Д.: Ну, давайте будем реалистами: мы уже состоим в альянсе, где присутствуют США, Канада и многие европейские страны. И, как члены этого альянса, мы должны мыслить в категориях уже существующего союзничества, развивая отношения с США, и в то же время пытаясь этим развитием отношений внести вклад в общеевропейскую безопасность. Идея общеевропейской армии совсем не нова – президент Польши Лех Качиньский в его интервью Financial Times в 2006 году уже предлагал создание 100-тысячного европейского компонента общих сил НАТО. Но нам не нужны параллельные структуры, так что, если усилия европейцев в рамках НАТО будут просто более эффективными, то это пойдет на пользу общему делу. И на самом деле это вполне соответствовало бы политике президента Трампа, который этого добивается.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG