Линки доступности

«Порноместь» и сексуальные домогательства на работе: защищены ли права американок в действительности?


Сексуальное домогательство в США – это не преступление. Однако лишь до тех пор, пока это не является «вторжением в личную жизнь» жертвы, например, если правонарушитель начнет преследовать жертву, явится к ней или к нему домой или начнет беспокоить ночью телефонными звонками. В некоторых штатах «вторжением в личную жизнь» также назвали «порноместь» – сексуальное домогательство в онлайн-пространстве, когда интимные фотографии жертвы опубликованы без ее согласия.

Интимные фотографии Кары Джефтс, профессора истории искусств одного из американских университетов, можно найти путем обычного поиска в Интернете. Кара – жертва так называемой «порномести». Обычные романтичные отношения превратились для нее в многолетнюю историю борьбы.

Кара рассказывает: «У нас были близкие и доверительные отношения в течение нескольких месяцев. Затем он уехал в Европу. Мы продолжали общаться по телефону и скайпу. Когда я решила прекратить отношения, он опубликовал на разных серверах в интернете мои интимные фотографии, которые я отправляла ему или которые он делал с экрана компьютера во время наших видеочатов. Так он хотел отомстить мне. Прошло пять лет, но я до сих пор пытаюсь избавиться от последствий этих отношений».

Теперь женщина вынуждена скрывать фамилию от новых знакомых, а с работодателями вести «неудобные» разговоры о своих сексуальных отношениях.

«Не все владельцы сайтов, на которых опубликованы мои фотографии, соглашаются удалить их, – говорит Кара. – К тому же, отслеживать контент, который появляется в интернете, сложно. Необходимо постоянно проверять разные сайты. Я, например, наняла специалистов, которые занимались этим. Иногда приходится платить интернет-провайдерам, чтобы они удалили фотографии, а социальным сетям надо отправлять многократные жалобы на опубликованный без вашего разрешения контент».

Более десяти миллионов американцев, в основном, женщины, находятся в подобной ситуации. Британская «Гардиан» сообщает, что только в январе 2017 года Facebook получил более пятидесяти тысяч аналогичных жалоб. В результате четырнадцать тысяч аккаунтов были закрыты. «Порноместь» или, другими словами, «порнография без согласия» (за использование именно этого термина выступают правозащитники) – одна из распространенных форм сексуального домогательства. В тридцати восьми штатах и в Вашингтоне, округ Колумбия, «порноместь» является преступлением, вторжением в личную жизнь. Однако правоохранительные органы не всегда в силах защитить жертв онлайн-домогательств.

Стивен Шнеебаум, юрист, профессор Университета им. Джонса Хопкинса, говорит, что причин для этого много: например, полиция, получив подобную жалобу, не знает, как действовать. «Интернет не знает географических границ. Закон, действующий в штате, в котором проживает жертва, может не действовать в штате, где проживает человек, опубликовавший фотографии интимного характера. Возникает вопрос: законы какого штата были нарушены? А если преступник проживает в другой стране? Тогда правоохранительные органы США бессильны», – объясняет Шнеебаум.

Конгрессвумен от штата Калифорния Джэки Спайер пытается добиться принятия законопроекта, согласно которому распространение интимных фотографий без согласия жертвы будет преступлением федерального уровня. В скором времени соответствующий двухпартийный законопроект будет представлен на голосование. Тем временем сотни правозащитников уже сегодня пытаются помочь жертвам онлайн-домогательств. Юридические консультации и «горячие линии» доступны в любое время суток.

Правозащитница Джессика Рэвин говорит, что один из популярных сегодня хэштегов – #WHEN WOMAN REFUSE или #КОГДА ЖЕНЩИНА ОТКАЗЫВАЕТ. Джессика работает с женщинами, оказавшимися жертвами домогательств в сети, на улице, в общественном транспорте, в барах. Она рассказывает, что все больше женщин сейчас готовы говорить о проблеме сексуального домогательства вслух. Недавний хэштег #ME TOO – тому подтверждение: более тринадцати миллионов женщин либо рассказали о том, что были жертвой сексуального домогательства, либо отреагировали на этот хэштег в Facebook.

«Сексуальное домогательство – это не преступление, – говорит Джессика, – и я не думаю, что его криминализация решит комплексные проблемы, с которыми сталкиваются жертвы. Вместо этого нам необходимо разработать программы, с помощью которых каждый может способствовать решению проблемы, – и сами жертвы, и их близкие, и свидетели домогательств. В обществе, где большинство будет осуждать домогательства и агрессивное поведение мужчин, этому не будет места».

Кара рассказывает, что именно решение рассказать о своей истории помогло ей побороть чувство стыда, которое преследовало ее в течение нескольких лет. Сегодня Кара выступает не только за свои права, но и за права других женщин, оказавшихся жертвами домогательств.

«Когда твои сексуальные фотографии распространены на весь интернет, ты думаешь, что это конец карьеры и социальной жизни. – говорит она. – Когда я начала говорить об этом вслух, то поняла, что люди готовы поддержать меня и я не одна».

Вашингтонский юрист Стивен Шнеебаум неоднократно защищал в суде как жертв домогательств, так и обвиняемых. Он рассказывает, что, по иронии, чаще всего молчат жертвы так называемого «quid pro quo» – домогательств «услуга за услугу». Подобные домогательства происходят на рабочем месте и классифицируются как «дискриминация сотрудника по сексуальному признаку».

Стивен Шнеебаум объясняет: «Например, если начальник обещает повышение в обмен на сексуальные услуги, – это нелегально, и обычно «правда» на стороне жертвы. Однако обычно женщины предпочитают не рассказывать о подобной форме сексуального домогательства, так как им сначала надо ответить на вопрос, почему они оказались наедине с начальником и позволили ему поставить такие условия. Об этом сложно говорить: жертвы боятся, что их обвинят в том, что они дали повод для подобного поведения. Однако в случае такого домогательства жертва может претендовать на защиту своих прав, даже если она не отказала начальнику».

Однако сексуальное домогательство на работе – не уголовное преступление. Только если «домогательство» перейдет во «вторжение в личную жизнь», права жертвы будут защищены уголовным законом. Так, в случае с «порноместью», утверждают правозащитники, факт «вторжения в личную жизнь» очевиден. Однако при криминализации «порномести» на федеральном уровне, законодатели могут столкнуться с другими сложностями. «Проблема с “порноместью” не в порнографическом контексте, – говорит Стивен Шнеебаум, – а в том, как публикация этих фотографий влияет на жизнь жертвы. То есть здесь пересекаются вопросы вторжения в личную жизнь жертвы и право на свободу слова человека, который публикует подобные фотографии. Думаю, на этот вопрос даже после принятия двухпартийного закона о криминализации «порнографии без согласия» должен будет ответить Верховный Суд США.

Сами жертвы онлайн-домогательств говорят, что криминализация «порнографии без согласия» – лишь маленький шаг вперед в решении проблемы. Они призывают информационно-технологические компании взять на себя ответственность и блокировать подобные фотографии, если они публикуются без согласия женщины. Правозащитники, в свою очередь, призывают всех к социальной ответственности по отношению к жертвам любых форм сексуальных домогательств. По принципу: заметил – осуди – останови.

  • 16x9 Image

    Ануш Аветисян

    С 2012 - продюсер и корреспондент Русской службы "Голоса Америки" в Вашингтоне. Выпускница факультета журналистики Северо-Кавказского федерального университета. Основные направления деятельности - социальные вопросы, права женщин, политика и культура

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG