Линки доступности

Эксперты в Вашингтоне попытались выяснить, как будут выглядеть отношения между США и Россией при президенте Трампе

ВАШИНГТОН – Очередная «перезагрузка» российско-американских отношений, о которой не раз во время предвыборных выступлений говорил Дональд Трамп, и на которую так надеются в Кремле, может сорваться, так толком и не начавшись.

«В течении последних 30 лет каждый новый президент США в начале своего срока обещал заняться улучшениями отношений с Москвой, и каждый раз это заканчивалось провалом, – утверждает заместитель директора Программы стратегических исследований Бреди-Джонсона Йельского университета Кристофер Миллер (Christopher Miller, Associate Director, Brady-Johnson Program in Grand Strategy, Yale University). – Достаточно вспомнить, как в начале своего президентства Джордж Буш-младший «заглянул в газа Путину, и увидел его душу», а в конце срока был вынужден разбираться с последствиями войны с Грузией. Или упомянуть «кнопку «перезагрузки», с которой начинал Обама. Всего лишь через несколько лет обе страны оказались в состоянии настоящей «холодной войны».

Очередное исследование Кристофера Миллера, посвященное будущему двусторонних отношений при новой администрации, было подготовлено при финансовом участии Министерства обороны Латвии и представлено в вашингтонском Фонде Маршалла (The German Marshall Fund of the United States). Обсуждение небольшой, объемом всего лишь в пять страниц, аналитической записки собрало в одном из залов Фонда ведущих экспертов исследовательских центров США, представителей посольств европейских стран, включая Россию, и сотрудников негосударственных организаций.

«На самом деле главный вопрос заключается только в одном: насколько быстро эта администрация разочаруется в новой «перезагрузке», – заметила в самом начале дискуссии Директор центра евразийских, российский и восточноевропейских исследований Джорджтаунcкого университета Анджела Стент (Angela Stent, Director, Center for Eurasian, Russia, and East European Studies, Georgetown University).

В последние несколько лет в Вашингтоне все чаще говорят о том, что единственным ответом на все более агрессивную внешнюю политику Кремля должна стать полная изоляция России. Но, по мнению Кристофера Миллера, сделать это все равно не удастся.

«Эта стратегия заранее обречена на провал, – считает он. – Россия все равно останется в сфере интересов Вашингтона, хочет этого Белый дом или нет. Более того, Кремль уже ясно продемонстрировал, что не собирается мириться с попытками изоляции, и готов не только искуственно создавать их, но и идти на серьезную эскалацию ради того, чтобы привлечь внимание администрации США.

При этом, считает эксперт, достаточно сложно спрогнозировать, в каких именно сферах может развиваться сотрудничество между Москвой и Вашингтоном. Избранный президент Трамп минувшей осенью действительно отказался встречаться в Нью-Йорке на Генассамблее ООН с лидером Украины Петром Порошенко, и не раз намекал во время предвыборных выступлений, что готов обсуждать признание Крыма и отмену введенных в этой связи санкций. Но такой шаг немедленно вызовет настоящую бурю в Конгрессе США.

Большинство членов обеих палат уже высказались в пользу продления санкций против России, и столь же однозначно заявили о своей поддержке Украины. Любая попытка навязать Конгрессу новые «правила игры» неминуемо приведет к конфликту между Капитолием и Белым домом, на который вряд ли решиться пойти только что избранный президент.

«Все это сильно сужает возможное поле для диалога, – считает Кристофер Миллер. – В сущности, сейчас новая администрация может обсуждать с Россией только сотрудничество в Сирии. Но и эта проблема грозит нарушить пусть условный, но уже существующий баланс сил в регионе».

Избранный президент Дональд Трамп действительно обещал укрепить сотрудничество с Россией, и даже намекнул, что готов отказаться от помощи отрядам «умеренной оппозиции» для того, чтобы привлечь Москву к совместной борьбе с Исламским государством. Но, как считает эксперт, всерьез рассматривать эту инициативу пока не стоит.

«Несомненно, Москва будет только приветствовать решение об отказе в помощи отрядам умеренной оппозиции, – говорит Кристофер Миллер. – Но, с одной стороны, это будет означать, что Вашингтон «де факто» признает легитимность правительства Асада, а с другой – в регионе появится еще один дополнительный фактор нестабильности».

Для экспертов очевидно, что такой сценарий вынудит Турцию и Саудовскую Аравию увеличить объемы помощи все той же «умеренной оппозиции», и поставит в крайне непростое положение отряды курдского ополчения, о поддержке которого не раз заявлял Вашингтон. К тому же, новые «полномочия», полученные Россией в результате этой «перезагрузки» неизбежно приведут к укреплению позиций главного союзника Москвы в регионе – Ирана. А это полностью противоречит интересам и Вашингтона и арабских государств Залива.

Политики в Москве не раз объясняли свою поддержку кандидатуры Дональда Трампа тем, что именно он сможет вернуть деловой подход к двусторонним отношениям, поставив во главе угла не политику, а интересы бизнеса. Но, по утверждению Анжелы Стент, этим надеждам также не суждено оправдаться.

«Мы все довольно хорошо знаем историю, и помним попытки начала 90-х годов, когда администрация США пыталась добиться политических результатов, развивая экономическое сотрудничество, – говорит директор исследовательского центра Джорджтаунского университета. – Закончилось это все довольно плохо, а призывы российских властей, обращенные к иностранным инвесторам – приезжайте к нам, стройте гостиницы и так далее – оказывались только словами».

Еще одной помехой в развитии экономических связей может стать и то, что России пока что нечего предложить США. Основные российские экспортные товары – нефть и газ – не интересуют американских покупателей, а почти весь необходимый Москве импорт идет из стран Европы и Азии. Именно поэтому, как считают эксперты, первые решения о возможной «перезагрузке» отношений с Москвой будут приниматься вовсе не в Вашингтоне, а в европейских столицах.

«Чем больше избранный президент Трамп будет подвергать сомнению единство Европейского союза и необходимость существования НАТО, тем больше европейские страны будут стремиться к тому, чтобы заключить собственную сделку с Россией, не дожидаясь каки-либо движений со стороны США. Для них это в первую очередщь вопрос безопасности», – уверен Кристофер Миллер.

Правда, эксперт признает, что о первых шагах администрации на внешнеполитическом направлении можно только догадываться.

«Можно делать какие-то предположения, если вы следите за тем, кто именно получает назначения на ключевые посты, – заявил он в интервью «Голосу Америки». – Разумеется, много станет понятным, когда будет известно имя нового госсекретаря. Но окончательные ответы мы получим только, когда президент официально займет свой пост, и начнет проводит встречи по Сирии, например, или начнет высказываться о событиях в Европе».

– Но вы считает, что Россия входит в число очевидных приоритетов для Дональда Трампа?

– С одной стороны, он очень много говорил о Путине и о своих отношениях с президентом России, но с другой он упоминал только одну сферу возможного сотрудничества – борьбу с Исламским государством в Сирии. Если где-то еще не возникнет какой-либо кризис, если не случится какое-нибудь чрезвычайное событие в Северной Корее, например, то точка соприкосновения с Москвой будет только одна – Сирия. Так что о полном спектре взаимных интересов, о более глобальном сотрудничестве говорить пока сложно.

По мнению Анжелы Стент пока слова избранного президента США входят в очевидное противоречение с его решениями.

«Если вы слышали, что говорил Трамп во время предвыборной кампании, то становится понятным, что он действительно хочет улучшить отношения с Россией, тем более, что в его избирательном штабе были советники, которые действительно хотели улучшить отношения с Россией, – рассказала она в интервью «Голосу Америки». – Но если вы обратите внимания на последние назначение в его команде, на то, кого назначили главой Пентагона, например, или советником по национальной безопасности, то никто не сможет сказать, что имена этих джентльменов у кого-то могут ассоциироваться с «улучшением отношений с Россией.

Но мы можем ошибаться, просто потому, что не знаем, кто займет пост госсекретаря, и кому достанутся ключевые посты в Госдепартаменте.

Еще одной проблемой в двусторонних отношениях могут стать и предвыборные обещания избранного президента. Например, Трамп уже заявил, что собирается отказаться от «ядерной сделки» с Ираном, но одним из ключевых участников переговоров по этой проблеме была Россия, чья подпись стоит на итоговом документе. Как, кстати, и подписи европейских участников переговров. Я уверена, что подобное решение Трампа приведет к новым противоречиям и сложностям.

Я сомневаюсь, что избранный президент пойдет и на отмену санкций. Он действительно может отменить часть из них своим первым указом, но конгресс уже пообещал не допустить этого и пойти на прямую конфронтацию с Белым домом. Насколько готов пойти на такой шаг Дональд Трамп в первые дни и месяцы пребывания у власти, никто не знает».

  • 16x9 Image

    Кирилл Белянинов

    Журналист-международник. Работал в «горячих точках» в Карабахе, Таджикистане, Грузии, Боснии, Чечне. Занимался журналистскими расследованиями.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG