Линки доступности

Есть ли жизнь в России после выборов и санкций?


По мнению экспертов, экономика страны в условиях санкционного противостояния обречена на стагнацию

МОСКВА – Черту под президентской кампанией в России подвели не Центризбирком и не Владимир Путин, но события в Волоколамске и Кемерово, а также резкое ухудшение отношений Москвы с западным миром.

Об этом говорили участники дискуссии, прошедшей накануне в Московском центре Карнеги и посвященной политической и экономической ситуации, сложившейся в стране после выборов 2018 года.

Напомним, в кемеровском развлекательно-торговом центре «Зимняя вишня» случился жуткий пожар, унесший много жизней, в том числе и детских, а в Волоколамске, равно, впрочем, как и других городах Подмосковья, прошли массовые протесты из-за зловония расположенных рядом мусорных свалок и выбросов токсичных газов, в результате чего пострадали опять же дети.

При том уровне и качестве правления, сопровождаемого чудовищной коррупцией и полным пренебрежением к основополагающим правам человека, подобные события в России были неизбежны, считает руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги Андрей Колесников, который представлял свою статью «Есть ли жизнь после выборов». По его мнению, случившееся обесценило высокие цифры поддержки Путина, оказанной ему населением.

«Власть существует в одном измерении, реальная жизнь – абсолютно в другом, – констатировал он. – Да и сами власти (в этих случаях) в большей степени разбирались друг с другом».

По словам политолога, Россия сейчас кажется сильной, но не является таковой с учетом состояния ее экономики, и становится все более и более «токсичной»: «Хотя внутри Запада российской теме и уделяется много внимания, в основном, негативного плана, но быть спойлером отнюдь не означает быть сильным игроком. Россия, следуя курсом, проложенным Кремлем, все больше и больше ослабляет сама себя».

Также в ходе дискуссии было уделено немало времени введенным против Москвы санкциям со стороны США и Запада, в целом.

«Санкционное давление заметно возросло. Это сложно поддается калькуляции. Но ясно, что если первая волна санкций нанесла урон экономике в 1-2 процента ВВП, то сейчас потери могут быть более серьезными. При том, что в Кремле, похоже, не собираются менять линия поведения», – резюмировал Андрей Колесников.

Кроме того он предсказал новую волну протестов, которые будут носить «неполитизированный характер».

Отвечая на вопрос корреспондента «Голоса Америки», один из спикеров круглого стола, политический обозреватель Семен Новопрудский заметил, что санкции вводятся для того, чтобы повлиять на субъект, который ведет неправильную с точки зрения оппонентов политику, с тем, чтобы он ее скорректировал и начал себя вести иначе.

«В этом смысле в Кремле ничего не поймут и никакого успеха новые санкции иметь не будут, как и раньше, – полагает он. – С другой стороны, постепенно нарастающая сила санкционного давления в определенной степени удерживает (Москву) от совершения других непродуманных действий. Так, не пошли же мы на Мариуполь (стратегически важный город на востоке Украины – В.В.), а могли бы».

В тоже время Семен Новопрудский убежден, что в условиях постоянных санкций абсолютно невозможно развитие экономики.

«Просто потому, что это развитие сейчас невозможно иначе, чем путем вписывания в глобальную систему кооперации, когда у тебя научно-исследовательские разработки происходят в одном месте, металл производится в другом, самолеты в третьем и так далее, – пояснил он. – Вне этой кооперации сегодняшняя экономика просто немыслима. Никто не пытается в рамках автарктичного режима у себя воспроизвести все, начиная от добычи сырья до выпуска высокотехнологических товаров».

Поэтому, если Россия «самоустраняется из мировой экономики», в том числе посредством контр-санкций, то и говорить о ее развитии бессмысленно, заключил политобозреватель.

В свою очередь, экономический обозреватель Борис Грозовский для иллюстрации того, «на какой траектории сегодня находится Россия», привел статистку: «В 2008 году капитализация «Газпрома», нашего «национального достояния», составляла 300 миллиардов долларов, а капитализация Starbucks (американской компании по продаже кофе и одноимённой сети кофеен – В.В.) – 59 миллиардов. В марте 2018 года Газпром стоил 59 миллиардов, а Starbucks – 83. Россия, увы, на самом деле уверенно идет по пути Северной Кореи, и совсем не в метафорическом смысле».

По мысли Бориса Грозовского, если страна и дальше будет «развиваться» такими темпами с точки зрения влияния на глобальную экономику, ничего хорошего ее не ждет.

«На самом деле санкции, так или иначе, ставят крест на прекращении процесса усыхания роли России в мировой экономики. И так будет происходить независимо от того, понимают в Кремле суть вещей или нет, ничего при этом не меняя», обобщил он.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG