Линки доступности

По мнению экспертов, методы давления на российскую журналистику имеют свою специфику

МОСКВА – Главной темой свежего доклада Комитета защиты журналистов (КЗЖ) «Нападения на прессу», обнародованного накануне, стала «Новое лицо цензуры». Согласно заключению КЗЖ, к старым и уже ставшими привычными формам цензуры сегодня добавляются новые, довольно изощренные, и эта тенденция характерна для всего мира, включая Россию.

«Нападения на прессу» – это всеобъемлющий ежегодный отчет американской неправительственной организации о состоянии прессы по всему миру.

Заместитель исполнительного директора Комитета защиты журналистов Дэвид Махони выделил три основных направления в современной цензуре:

«Есть цензура правительств, которые оказывают давление на новостные организации, чтобы подчинить себе критически настроенных журналистов. Цензоры теперь также используют против журналистов те же самые технологии, которые раньше служили журналистам и помогали им печататься. Они используют интернет-фильтры и слежку в Интернете для запугивания журналистов. И третья форма цензуры – насильственная, со стороны вооруженных группировок и преступных банд, которые запугивают и убивают журналистов, чтобы контролировать информацию».

В свою очередь, координатор программ КЗР в Европе и Центральной Азии Нина Огнянова, отметив снижение уровня физических угроз и нападений на журналистов в России, акцентировала внимание на росте в стране количества других методов цензуры – «более утонченных, не бросающихся в глаза, завуалированных».

«Это давление на редакции, проведение политически мотивированных аудитов, налоговых аудитов неудобных и критически настроенных новостных изданий, применение других способов давления», – подчеркнула она.

Руководитель фонда «Общественная экспертиза» Игорь Яковенко, в прошлом генеральный секретарь Союза журналистов России, считает, что российская цензура всегда «очень существенно выламывалась из общемирового ряда». Поэтому, по его мнению, применительно к российским реалиям речь нужно вести не совсем о цензуре, а о создании «совершенно иной, параллельной реальности».

«Цензурировать можно тех, кто свободен, – констатировал он в интервью Русской службе «Голоса Америки». – А в России на сегодняшний момент о свободе СМИ говорить не приходится. Только доля процента медийного пространства находится вне государственной сферы влияния. Поэтому тут о цензуре говорить довольно сложно, и так все под контролем».

То, что сейчас происходит в стране, это, прежде всего, очень серьезное переформатирование и дальнейшая зачистка информационного поля, говорит эксперт.

«В ближайшее время, скорее всего, состоится продажа РБК, и продолжается процесс освобождения от «лишних элементов» в тех СМИ, которые уже находятся в собственности государства, – утверждает он. – Сюда же следует добавить существенное снижение профессионального уровня оставшихся в журналистике кадров. Последняя скандальная история, когда Шейнин (ведущий программы – В.В.) вышел на Первом канале к гостям передачи с ведром с надписью «г**но», уже находится за гранью понимания и комментариев».

По оценке Комитета защиты журналистов, информация на российском телевидении полностью контролируется властью.

Кроме того, безусловно, происходит заметное перемещение центра тяжести цензуры в интернет, полагает Игорь Яковенко.

«Приговоры на реальные сроки наказания за простые лайки и перепосты – это то, что на сегодня, по моему убеждению, представляет наибольшую опасность, – продолжил он. – До сих пор мы воспринимали цензуру как действия, направленные на подавление журналистов. А у нас цензура сейчас распространяется фактически на частную жизнь граждан. Потому что общение в сети, интернет – это все-таки не СМИ, а частная жизнь граждан».

Здесь речь идет уже о воссоздании в масштабах всей страны тоталитарной системы, резюмировал Игорь Яковенко.

По мнению представителей КЗЖ, еще недавно в России Интернет был совершенно свободен, но после протестов 2011-2012 годов власть начала понимать, что это может быть очень опасно, поэтому были приняты различные законы, призванные «фильтровать» контент во всемирной паутине.

Тележурналист, заведующий кафедрой журналистики Института Массмедиа РГГУ профессор Николай Сванидзе согласен с тем, что проблемы свободы прессы в России носят специфический характер. На его взгляд, они заметно отличаются от тех, что свойственны западному медийному сообществу, и значительно более серьезны.

«Потому что у нас практически все ведущие СМИ или государственные, или аффилированы с государством, или зависят от государства, – пояснил он в комментарии «Голосу Америки». – Поэтому не нужно предпринимать каких-то особых усилий для того, чтобы лишать их независимости и контролировать их политическую линию. Просто они всегда находятся на коротком или чуть более длинном, но все равно поводке у государственного руководства».

Если бы СМИ в России были независимы от государства, пусть бы они даже принадлежали разным медийным магнатам, картина все равно была бы совершенно иная, настаивает профессор.

«Ведь медийные магнаты, независимые от государства, конкурировали бы друг с другом со своими соответственно ресурсами, – рассуждает он. – При этом понятно, что каждая медиагруппа принадлежит кому-то и ориентируется на его интересы. Да, но таких групп существует много, и в целом создается полифония, можно выбирать из разных позиций и формировать свою точку зрения».

А у нас такое невозможно, и это наша самая главная проблема, заключил Николай Сванидзе.

Правозащитник, и журналист Валерий Борщев также солидарен с тем, что в России возникают «своеобразные» формы цензуры.

«Конституция напрямую запрещает цензуру, это как бы не законно, – добавил он. – Но существуют разные формы давления, начиная с публичных выступлений прокремлевских политических деятелей разных уровней, которые и определяют, в конечно итоге, линию поведения СМИ».

По сути, цензура возвращается в страну в прежних формах, предупреждает правозащитник.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG