Линки доступности

Питер Лэнгман: потенциальных убийц лучше распознавать заранее


Питер Лэнгман, эксперт-психолог

Известный американский психолог – о том, как можно предотвратить массовые убийства в учебных заведениях

Трагедия в одном из колледжей Керчи, где, по данным на вечер среды, в результате массового убийства погибли 19 человек и еще 49 были ранены, принадлежит к разряду преступлений, хорошо знакомых Соединенным Штатам. Только по данным за первую половину 2018 года стрельба в американских школах имела место почти каждую неделю, в результате чего погибли десятки человек. В украинском Крыму, как и в России, которая его оккупировала в 2014 году, подобный расстрел учащихся их соучеником – первый.

Стрельба в керченском колледже
please wait

No media source currently available

0:00 0:02:09 0:00

Можно ли предотвращать подобные трагедии? За чем нужно следить, чтобы понять, что кто-то готовит бойню? Влияют ли на убийц внешние факторы? Обо всем этом в интервью Русской службе «Голоса Америки» рассказал доктор Питер Лэнгман – известный в США эксперт по проблеме массовых убийств в школах, консультировавший ФБР и Министерство внутренней безопасности США по этому вопросу, а также написавший две книги о проблеме стрельбы в школах Америки.

Данила Гальперович: Как можно распознать того, кто способен пойти на убийство сверстников, которые учатся с ним в одной школе?

Питер Лэнгман: Многие из тех, кто совершал массовые убийства в школах, говорили о своих планах задолго до того, как предприняли эти атаки – иногда с друзьями, иногда они писали и публиковали что-то об их интересе к массовым убийствам в соцсетях или на интернет-сайтах, форумах, в чатах. Так что иногда можно заметить некие предупреждающие знаки – временами очевидные, но иногда и более скрытого характера. Кто-то может слишком интересоваться оружием, кому-то может слишком нравится насилие или убийцы, но при этом открытого заявления о том, что он сам собирается это сделать, не будет.

Д.Г.: То, что Владислав Росляков, устроивший бойню и покончивший с собой, использовал и бомбы, и огнестрельное оружие – это не является странным? Многие обратили на это внимание, назвав произошедшее терактом.

П.Л.: В основном убийцы в школах не используют взрывчатку, но некоторые из них, как в США, так и в других странах, совмещали применение огнестрельного оружия и взрывных устройств. Нельзя сказать, что один тип таких людей предпочитает пистолеты, а другой бомбы, потому что мы видим, что бывали люди, которые использовали и то, и другое. В частности, именно так было в школе Колумбайна: там все изначально планировалось как подрыв бомбы, но, к счастью, главное взрывное устройство не взорвалось, поэтому нападавшим пришлось импровизировать и применять огнестрельное оружие больше, чем они планировали.

Д.Г.: Есть ли какая-то возможность предотвратить такое преступление? Эффективны ли меры прямой защиты, вроде тех, которые обсуждались в США – например, раздать оружие учителям?

П.Л.: Лучшее, что может быть сделано – это научить людей распознавать тревожные признаки, чтобы они знали, о чем нужно сообщать, и обучить школьный персонал тому, как расследовать эти признаки, когда о них кто-то сообщил. Чтобы ученики, которые услышали, что кто-то говорит о возможном акте насилия, знали, как и кому об этом нужно докладывать, а те, кому об этом доложили – знали, как отличить ложную тревогу или недопонимание от того, что на самом деле представляет серьезную угрозу. И все это должно распознаваться на ранней стадии. Средства физической защиты – металлодетекторы, охрана, замки в нужных местах – конечно, играют свою роль, но они не предотвращают атаку, а могут лишь минимизировать урон от нее. Важно помнить, что стрельба может произойти и около школы, и, даже если вы смогли не допустить стрелка в здание, ему достаточно подойти к школе утром или после занятий, когда ученики приходят или уходят, чтобы совершить нападение. Так что самое лучшее – распознать это заранее, и не полагаться только на физическую защиту.

Д.Г.: Может ли ученик пойти на такое преступление, если в той местности, где он живет, к насилию относятся как к чему-то достаточно приемлемому?

П.Л.: Очевидно, что лица, совершающие такие преступления, поддаются и внешним влияниям. В нашей стране, в США, многие из них брали для себя в качестве примера сторонников той идеологии, которая допускает насилие. Они могут, например, восхищаться нацистами или теми, кто совершал массовые убийства до них, и все это может повлиять на школьных убийц. Однако, при этом никто из тех, кто совершал массовые убийства в школах нашей страны, не имел каких-либо связей с какими-то оформившимися организациями, террористическими группами. Но, как я уже сказал, идеологии, которая либо поддерживает и продвигает, либо оправдывает насилие, эти люди придерживались.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG