Линки доступности

НАТО – Россия и риски «непреднамеренных инцидентов»


Североатлантический альянс и Москва уже 5 лет как практически не поддерживают отношений

Американский ракетный эсминец класса «Арли Берк» USS Ross (DDG 71) начал проход через пролив Дарданеллы на пути в Черное море для проведения операций по обеспечению безопасности на море, поддержанию стабильности с союзниками по НАТО и региональными партнерами в рамках операции «Атлантическая решимость».

Это четвертый корабль США, посетивший Черное море с начала 2019 года. До USS Ross в регионе побывал USS Donald Cook.

Тем временем заместитель министр иностранных дел РФ Александр Грушко накануне заявил, что сотрудничество России и НАТО по военной и гражданской линиям «полностью прекращено».

Вину за это он возложил на Североатлантический союз, который «отказался от позитивной повестки дня» во взаимодействии с Москвой.

По мнению дипломата, затянувшийся кризис сопоставим с холодной войной.

При этом замминистра не исключил риск «непреднамеренных инцидентов», к которым может привести отсутствие взаимопонимания между сторонами.

Независимый военный аналитик Александр Гольц в интервью «Голосу Америки» подчеркнул, что НАТО прекратил взаимодействие с Москвой не по собственной прихоти, а вынуждено – после аннексии Крыма и начала секретной войны на Донбассе: «Именно тогда Североатлантический альянс принял решение о прекращении всякого сотрудничества с Россией и сохранении контактов только через Совет Россия – НАТО на уровне послов в Брюсселе. Эта ситуация сохраняется и, насколько можно понять, останется таковой до тех пор, пока не будут устранены причины, вызвавшие кризис в отношениях».

Напомним, присоединение Крыма к России не признано практически никем в мире, включая бывшие республики Советского Союза.

Разумеется, ситуация во взаимоотношениях НАТО и России далеко не позитивная, констатировал аналитик. По его оценке, за прошедшие 5 лет конфронтация между Североатлантическим альянсом и Россией возросла: «Стороны оказались на линии непосредственного соприкосновения. Российские войска стоят против войск НАТО в Балтии. Понятно, что это чревато всевозможными инцидентами, любой из которых может иметь весьма печальные последствия».

Единственная позитивная составляющая состоит в том, что какие-то контакты у военных все-таки сохраняются, уточнил Александр Гольц. На его взгляд, это оставляет некоторую надежду, что стороны сохранят благоразумие в случае непредвиденных обстоятельств.

Как признался на днях командующий войсками НАТО в Европе американский генерал Кертис Скапаротти, он за последние годы лишь дважды общался с начальником Генштаба Вооруженных сил России Валерием Герасимовым.

В свою очередь, директор Центра восточноевропейских исследований Андрей Окара в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» сказал, что одним из мотивов аннексии Крыма для Москвы заключался в том, чтобы Украина не вступила в НАТО, и чтобы на полуострове не возникло военных баз Североатлантического альянса.

«В результате российских действий в 2014 году ситуации по отношению к НАТО в Украине радикально переломилась на прямо противоположную, – добавил он. – Если раньше идея вхождения в альянс воспринималась в стране как маргинальная, и ее не поддерживало даже относительное большинство населения, то теперь она стала доминирующей».

Помимо прочего, у России из-за этого в конечном итоге образовалось такое количество новых проблем, которые сложно было себе изначально представить, заметил политолог: «У Москвы исторически сложилась морально-политическое неприятие ситуации с вступлением в блок стран, расположенных вблизи (и даже относительной близи) с ее внешними рубежами. Хотя, насколько я понимаю, с учетом современных видов вооружения радикально это никак не меняет геостратегический расклад для России. Та же Северная Македония, например, со всех сторон окружена странами НАТО, а сколько копий было сломано Кремлем в связи с ее вступлением в альянс...»

Как представляется Андрею Окаре, противостояние России Западу становится уже навязчивой идей для Москвы.

«Сомневаюсь в том, что подобная реакция адекватна и объективно оправдана. В целом российская внешняя политика во многом спровоцировала НАТО на то, чтобы воспринимать Россию как врага, как страну с недружественной политикой», – резюмировал он.

Тот же генерал Кертис Скапаротти ранее заявил, что уровень взаимопонимания между Россией и Североатлантическим союзом сегодня едва ли не ниже, чем в годы холодной войны. «В то время мы понимали сигналы друг друга, мы разговаривали. Я обеспокоен тем, что мы сегодня не вполне хорошо понимаем эти сигналы», – признался он.

Александр Гольц с сожалением согласился, что навык «горячих линий», которые действовали в эпоху холодной войны, утерян: «Если понимать под временами холодной войны 70-80-е годы прошлого столетия, а не 50-е, то, конечно, сейчас ситуация хуже. Потому что в 70-80-е были понятны правила игры. Стороны хорошо видели «красные линии», осознавали, что можно делать, а что нельзя. Скажем, совершенным табу было развязывание войны в Европе. Действовали «горячие линии», по которым поддерживались контакты в кризисных ситуациях».

Сейчас правил игры практически не существует, поэтому мы находимся в очень опасном периоде времени, – заключил военный аналитик.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG