Линки доступности

МОСКВА — Обмен дипломатическими санкциями Вашингтона и Москвы не закончен: США до 1 сентября, по словам госсекретаря Рекса Тиллерсона, могут сделать ответный шаг в связи с требованием России о радикальном сокращении персонала диппредставительств Соединенных Штатов в этой стране.

Согласно различным публикациям и утечкам, речь может пойти о сокращении числа российских консульств в США, а также об ограничении зон свободного перемещения российских дипломатов на американской территории. Москва уже говорит, что любой из этих шагов не останется без ответа. Таким образом, в двухсторонних отношениях дипломатические санкции могут нарастать по траектории, которую очень трудно спрогнозировать.

Сторонники трансатлантического сотрудничества в Европе, впрочем, полагают, что эту траекторию можно прервать, если Москва почувствует, что столкнулась с коллективным ответом Запада, решившим не оставлять безнаказанными попытки российской власти и ее ставленников вмешиваться в избирательные кампании демократических стран. Этот коллективный ответ мог бы формально быть связан с пожеланием, выраженным в отношении США самой же Россией — чтобы численность дипмиссий была равной.

С этой инициативой выступил Якуб Янда — главный редактор издания «Kremlin Watch», выпускаемого независимым аналитическим центром «European Values» со штаб-квартирой в Праге. В интервью Русской службе «Голоса Америки» Якуб Янда подробно рассказал о своей идее.

Россия располагает примерно 140 дипломатами, техперсоналом и наемными сотрудниками в Чешской Республике, а персонал диппредставительства Чехии в России — это около 65 человек. Такая же диспропорция наблюдается и у многих других европейских стран.

Данила Гальперович: Расскажите, пожалуйста, как, по-вашему, могли бы в ситуации дипломатического раздора США и России поступить европейцы?

Якуб Янда: Существует проблема, с которой уже долгое время сталкиваются европейские страны. Она заключается в том, что российские дипломатические миссии в этих странах обычно вдвое превышают по численности миссии этих стран в России. Таким образом, в дипотношениях нет паритета. Большинство из этих посольств служит прикрытием для различных разведывательных «гнезд», там полно российских шпионов. Проблема осложняется тем, что эти страны не могут просто взять и выдворить всех этих шпионов, потому что Россия ответит на это сокращением дипперсонала решившихся на такой шаг государств. Но сейчас, я полагаю, возникла возможность это сделать на фоне спора между США и Россией, в ходе которого Москва требует сокращения американского персонала в России на несколько сотен человек. Сейчас европейские страны могли бы объединиться с США и сказать: «Если президент Путин требует паритета в дипломатических отношениях, то мы требуем того же самого». Возможно, не все страны Евросоюза на это пойдут — среди них есть и настроенные очень дружественно к России, но в Центральной и Восточной Европе многие столицы озабочены этой проблемой. И эти пять-семь-десять стран могли бы заявить, что стоят на стороне США, их союзника, и хотели бы начать разговор с российским МИДом о дипломатическом паритете. Например, Россия располагает примерно 140 дипломатами, техперсоналом и наемными сотрудниками в Чешской Республике, а персонал диппредставительства Чехии в России — это около 65 человек. Такая же диспропорция наблюдается и у многих других европейских стран.

Д.Г.: Но Россия не предъявляет подобных требований к европейским странам. Вы не опасаетесь, что такой шаг может положить начало новому серьезному конфликту между Москвой и Европой?

Я.Я.: Это определенно может внести напряженность, но в политике вы всегда взвешиваете варианты действий, пытаясь понять, на какой из них стоит идти. Если целью является, во-первых, ограничение разведывательного персонала в посольствах России в Европе и, во-вторых, оказание политической поддержки Соединенным Штатам, демонстрация того, что мы на их стороне, то я думаю, такой шаг будет стоить того, чтобы его предпринять. Я бы согласился с тем, что это сделает ситуацию более проблемной. Но если вы посмотрите на нынешнюю ситуацию, на то, что Россия делает не только в Украине, Грузии или Молдове, но и в европейских странах, на те подрывные технологии, которые она использует, то среди экспертов по безопасности есть высокий уровень общего понимания того, что мы практически находимся в состоянии новой «холодной войны», с вполне враждебным поведением России в ней.

Поддержка политике США может быть оказана в Европе прежде всего теми странами-членами НАТО, которые на себе чувствуют подрывное влияние России.

Д.Г.: Проговаривали ли вы эту идею с кем-то из ваших европейских коллег, и получили ли вы от них какой-то отклик на нее?

Я.Я.: Да, мы это обсуждали с некоторыми сотрудниками экспертных центров в Европе, а также с теми, кто работает в органах власти и управления некоторых европейских стран. Да, мы хотели понять, есть ли у них такое же ощущение разведывательного присутствия в российских посольствах и явно непропорционального числа сотрудников в российских посольствах по сравнению с посольствами этих стран в Москве. И все это нам подтвердили. Например, Финляндия — 30 дипломатов в ее посольстве в России, и примерно вдвое больше российских дипломатов в Финляндии. Но я не знаю, будет ли эта идея обсуждаться в политических кругах. Сейчас лето, активность снижена, я еще не говорил со многими из европейских дипломатов на эту тему. Конечно, политически эта идея очень чувствительна, и я не знаю, материализуется ли она. Но я действительно считаю, что это все должно было быть сказано вслух — это один из вариантов в политике европейских стран, и я объясняю, почему это было бы разумно.

Д.Г.: Насколько высока сейчас, по-вашему, поддержка европейцами внешнеполитических позиций США по разным вопросам? Мы знаем, что перед приходом Дональда Трампа в Белый дом и после его вступления в должность европейцы высказывались настороженно и иногда вполне негативно по поводу его инициатив и шагов. Как обстоит дело сейчас?

Я.Я: Я думаю, что поддержка политике США может быть оказана в Европе прежде всего теми странами-членами НАТО, которые на себе чувствуют подрывное влияние России на демократические процедуры в этих государствах. Это может быть Польша и страны Балтии, это могут быть и такие страны, как, например, Дания, которую при взгляде на карту Европы иногда упускают из виду, но у которой есть твердое мнение по поводу нынешней российской активности. Небольшие страны, которые не чувствуют себя защищенными ни от подрывной деятельности России, ни от возможности ее прямого физического воздействия, могли бы послать сигнал Вашингтону - что они благодарны США за военную и политическую поддержку, и что есть сфера, в которой они могут стать плечом к плечу с союзником, хотя бы даже и символически.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG