Линки доступности

Свобода, сон и полезные трудности


Розанна Капанна-Ходж

Детский психолог Розанна Капанна-Ходж о том, как затяжная изоляция может отразиться на детях

Штат Нью-Йорк принял окончательное решение: дети не вернутся в школы до конца учебного года. Аналогичные меры предпринимаются в остальных штатах. Для детей изоляция превращается в полугодовые каникулы, если не брать в расчет обучение онлайн. Психологи утверждают, что родительский стресс в этой ситуации практически неизбежен, а вот потенциальный ущерб детской психике пока не очевиден. Детский психолог Доктор Розанна Капанна-Ходж (Dr. Roseann Capanna-Hodge) ответила на вопросы корреспондента Русской службы “Голоса Америки” Елены Мещеряковой.

Е.М.: Как дети чувствуют себя в этот период всеобщего дистанцирования и изоляции?

Р.К-Х.: Очевидно, по-разному, все зависит от благополучия семьи в физическом, психологическом и материальном плане. Но есть общие черты, и они вполне позитивные. Во-первых, это свобода. Сейчас много свободы. Дети всех возрастов, даже подростки, наслаждаются ею. Во-вторых, сон. Я думаю, всем нравится подольше поспать, мы в Америке лишены полноценного сна. Во многих семьях просто не высыпаются, потому что много работают. И в-третьих, еда! Люди стали готовить дома впервые за долгое время! Американцы наслаждаются здоровой домашней пищей, многие мои семейные друзья признаются, что никогда не готовили так много в своей жизни. Все это снижает общий уровень стресса, который дети получают в школе. В Америке средний возраст возникновения тревожного расстройства – шесть лет. Так что это безусловно плюсы сегодняшней ситуации.

Но, с другой стороны, я думаю, что людям во всем мире не хватает привычного распорядка жизни. И дети действительно скучают по школе, точнее по своим друзьям. Многие говорят, что они предпочли бы вернуться в класс, даже если не любят школу. Они хотят вернуться в повседневный график – просто сесть в автобус, пройти по школьному коридору, поболтать с друзьями – это норма, которой всех лишили. Добавьте к этому обычную скуку. Скука в изоляции действительно тяжелое испытание и для детей, и для родителей. Одиночество нам противопоказано, если вы, конечно, не явно выраженный интроверт.

Е.М.: Вы говорите о людях – и взрослых, и детях – они переживают примерно одни и те же эмоции? В чем тогда разница?

Р.К-Х.: Грань между детьми и взрослыми заключается в том, что взрослые несут ответственность за свою семью, и поэтому на них гораздо больше нагрузки. Многие работают, готовят, убирают и учат своих детей одновременно. И тут главное – ввести некие правила и рамки сосуществования. Детям очень нужен график, структура, чтобы не просто плыть по течению. Особенно это касается детей младшего возраста. Старшим, наоборот, надо предоставить независимость. Вне дома тинэйджеры чувствуют себя гораздо увереннее и свободнее, чем с родителями. Они, в отличие от младших школьников, испытывают разочарование и одиночество, сложнее переживают оторванность от друзей.

Е.М.: Может ли затяжная изоляция сказаться на социальном поведении детей в будущем?

Р.К-Х.: В социальном плане дети будут в порядке, если говорить о коротком периоде времени. Но мы пока не знаем, насколько долгосрочной будет эта изоляция для них. Ясно, что в этом году они в школу не пойдут, летние лагеря и спортивные площадки вряд ли откроются тоже. Мы не знаем даже, смогут ли он вернуться в школу без масок и когда в принципе это произойдет.

Есть несколько моментов, которые надо учесть. Это социальное поведение детей в виртуальных медиа. Они отлично адаптируются к новым обстоятельствам, в отличие от родителей, и могут поддерживать и развивать отношения онлайн. Можно оставаться на связи, не выходя из дома. Дети, которые легко осваивают групповые чаты в ZOOM, будут в порядке. Тем, кто не поддерживает такие связи, будет сложнее. Но в целом дети устойчивы и адаптивны, они умеют переключаться.

Задача ребенка – учиться, а значит постоянно выходить за пределы собственных возможностей и ставить себя в неудобные ситуации. В этом суть обучения. В этом году они занимаются алгеброй, в следующем – геометрией и так далее. Поэтому, когда придет время переключиться на школьный режим, у большинства все будет хорошо, если мы не рассматриваем клинические расстройства, проблемы с вниманием и так далее. Но сами дети будут другими, растет иное поколение. Их опыта у нас не было.

Е.М.: Как родители могут помочь своим детям сейчас?

Р.К-Х.: Прежде, чем пытаться помочь своему ребенку, родители должны взять в руки самого себя. Мы не в силах поддержать их, если сами испытываем стресс. Это как кислородная маска в самолете - сначала наденьте на себя, потом на ребенка.

Лучшее, что вы можете сделать, это наладить с ребенком нормальное общение и установить распорядок дня. Детям очень нужна предсказуемость, это снижает стресс. Так что, если вы решили, что каждый день в 9:00 утра – завтрак, а в 3:00 мы идем гулять с собакой, значит, ничто не может этому помешать. Структура обычного школьного дня работает точно так же. Это помогает чувствовать контроль над ситуацией.

Второе – коммуникация. Очень важно не просто переносить карантин, а жить в семье. Общение невероятно важно, но надо его правильно настроить: найти совместное время для разговоров, проговорить свои ожидания в отношении других членов семьи. Например, вы считаете, что ваш ребенок должен сидеть четыре часа за уроками, но, если вы этого не произнесли, трения неизбежны. Отличный способ помочь человеку, который так или иначе зависит от вас – артикулировать свои требования и пожелания.

И третье. Сделайте своим детям настоящий подарок – научите их дыхательным техникам, например. На счет пять-семь-восемь. Продумайте практические вещи – здоровое питание, движение, начните вести дневник с детьми и медитировать. Это общие советы по управлению стрессом. Но главное – слушайте, когда ваши дети говорят с вами! Отложите телефон и обратите внимание на их слова и чувства.

Е.М.: Изменит ли пандемия отношения родителей и детей?

Р.К-Х.: По-моему, очень многие в это период переоценят отношения в семье в принципе. Поймут, насколько важно иметь рядом близких. И это касается и детей, и взрослых. Правда, для детей выход из этой ситуации принесет больше пользы, чем вреда. Это те трудности, которые им необходимы для взросления.

У американских школьников – нулевая стрессоустойчивость. Они не знают, как справляться со стрессом, поэтому каждый шестой в США принимает психотропные лекарства. Как только кому-то становится не по себе, сразу идут к врачу и получают таблетки. Так устроена система в Америке. И это ужасно. Это очень вредно для здоровья.

Поэтому мне кажется, что сейчас дети, вместе со взрослыми попадая в нестандартную и зачастую неприятную ситуацию, учатся с нею справляться. Да, это неудобно, это болезненно, но нужно через это пройти. И я думаю, это трансформирует поколение, которому все доставалось настолько легко, что заканчивалось скукой и разочарованием.

Родители, проводя вместе с детьми так много времени, возможно, смогут заметить и осознать определенные проблемы, с которыми сталкиваются их дети не только в период карантина. Обратная биологическая связь очень важна. Мы уделяем время работе, учебе и карьере и не обращаем внимания на психологическое состояние детей. Я как психолог, ожидаю рост запросов на консультации после изоляции. Потому что психическое здоровье выйдет на первый план очень скоро. Вирусом переболеют не все, но все так или иначе переживут стресс.

  • 16x9 Image

    Елена Мещерякова

    Тележурналист. Дебютировала в программе «До и после полуночи» еще студенткой факультета журналистики МГУ.   Работала на ОРТ, ТВЦ, ТВС. 1998-2004 – ведущая информационной программы «24» на REN-ТВ. 2004-2008-й – корреспондент телеканала RTVI в Израиле. 2008-2017 – корреспондент RTVI В США. С октября 2017 – корреспондент «Голоса Америки» в Нью-Йорке

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG