Линки доступности

Сценарии для Донбасса на 2020 год


Митинг в Киеве в защиту территориальной целостности Украины. 8 декабря 2019 г.

Ситуация на востоке Украины пока не позволяет надеться на реальные сдвиги в имплементации договорённостей саммита “Нормандской четверки”

Донбасс вошел в новый год с обострением, погибшими на линии соприкосновения и демонстративными действиями самопровозглашенных республик по срыву любых договорённостей, достигнутых на саммите “Нормандской четверки” в Париже.

На фоне «продленного» июльского перемирия в регионе обострилось вооруженное противостояние. 5 января в районе населенного пункта хутор Вольный на противотанковой мине подорвался грузовик – один военнослужащий ВСУ погиб, другой получил тяжелые ранения. Всего за эти сутки погибло два украинских солдата. Это второй инцидент в новом году – 3 января в зоне Операции объединенных сил на мине подорвались еще два украинских солдата, оба с тяжелыми ранениями были доставлены в госпиталь.

Хутор Вольный – мало используемое название поселка Золотое-4 в Луганской области, одна наиболее сложно давшихся зон разведения сторон, именно сюда приезжал президент Украины Владимир Зеленский спорить с националистами из ветеранов войны и общаться с местным населением при подготовке отвода армейских подразделений. Разведение сил и средств в Золотом, Станице Луганской и Петровском были предварительным условием России для проведения саммита «Нормандской четверки» в Париже. Украинские власти в своем стремлении мира пошли на разведение на любых условиях – дошло до того, что, начиная с июля пресс-центр Операции объединенных сил украинские журналисты начали ловить на занижении цифр количества обстрелов по сравнению с отчетами миссии ОБСЕ.

Патрули мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине у пророссийских боевиков имеют устоявшийся позывной «Слепые», это одна из немногих тем, где существует консенсус по обе стороны линии фронта – протокол безопасности миссии очень строг: патрули работают только в светлое время суток, из-за минной опасности не передвигаются по проселочным дорогам(используется только дорожное полотно с асфальтовым покрытием, что делает невозможным посещение большинства участков линии фронта) и по первому ясному требованию или угрозе любого вооруженного человека покидают любое место в зоне конфликта. Именно поэтому они по определению не в состоянии лично фиксировать абсолютно все происходящее, но тем не менее на шестом году конфликта Миссия обзавелась богатым техническим арсеналом камер слежения на всем протяжении фронта и флотом беспилотных летательных аппаратов.

В после новогодних отчетах миссии все привычно – патрули ОБСЕ не пускали на неподконтрольной части Луганской области к местам хранения тяжелого вооружения, к единственному тут пункту пропуска под Станицей Луганской. Сразу после Нового года над неподконтрольной частью Луганской области был обстрелян беспилотный летательный аппарат ОБСЕ. В отчете от 4 января сообщается, что «свобода передвижения патрулей Миссии оставалась ограниченной на блокпостах вооруженных формирований вблизи Верхнешироковского и Староласпы, а также в пункте пропуска на границе вблизи неподконтрольной правительству Вознесеновки».

Как известно, главным и практически единственным достижением саммита лидеров стран «Нормандской четверки» в Париже стала договоренность о достижении до Нового года всеобъемлющего режима прекращения огня на Донбассе, за исполнением которого должна была наблюдать мониторинговая миссия ОБСЕ – ее патрули должны были получить возможность круглосуточного наблюдения за обстановкой.

На заседании Трехсторонней группы в Минске 18 декабря все договоренности Владимира Путина и Владимира Зеленского при посредничестве Ангелы Меркель и Эммануэля Макрона были сорваны представителями Отдельных районов Луганской и Донецкой области(ОРДЛО). В качестве компромисса стороны в итоге договорились продлить очень условно выполнявшееся летнее «июльское» перемирие и провести обмен пленными не как договаривались президенты по формуле «всех на всех», а по новому варианту – «установленные на установленных». В рамках этой формулы произошел обмен удерживаемыми лицами 29 декабря, после которого в подвалах, тюрьмах и донецком концлагере на закрытом заводе «Изоляция» осталось 100 граждан Украины с установленным местонахождением, и, по оценке украинского переговорщика в Трехсторонней группе Валерии Лутковской, еще около 200 человек в официально не объявленных властями «ЛДНР» местах заключения,о которых тем не менее хорошо знают родственники, спецслужбы и власти в Киеве.

В Украине сейчас происходит два параллельных не пересекающихся процесса – пока в Киеве обсуждают особенности переходного правосудия для зоны конфликта в грядущем мирном процессе, на неподконтрольной части Донбасса ограничивают передвижения патрулей ОБСЕ даже в дневное время суток – об обещанном в Париже круглосуточном графике пока и речи не идет. Равно как и о всеобъемлющем режиме прекращения огня – потери неофициально фиксируются и на пророссийской стороне – в 11-м полку 1-го мотострелкового корпуса (бывшие подразделения бригады «Восток» «ДНР»), например.

Что ждет Донбасс в 2020 году? Корреспондент Русской службы “Голоса Америки” собрал на местах доводы в пользу трех наиболее вероятных сценариев.

Вариант первый: замораживание конфликта

Наиболее вероятный и щадящий для Украины сценарий – все останется как есть, с некоторой долей заморозки. Несмотря ни на что, некоторое потепление вокруг конфликта наблюдается – после двухлетнего перерыва возобновились хоть какие-то обмены пленными, в частях, созданных российскими офицерами двух мотострелковых корпусов на территории Луганской и Донецкой области, как сообщают источники, созданы группы наблюдения за соблюдением перемирия.

Но война при этом идет, и процессы «государственного строительства» на неподконтрольных территориях только набирают обороты. За время существования так называемой «ДНР», например, ее «народный совет» принял 361 закон, из которых избранный прошлой осенью «второй созыв» проголосовал уже 89. Особенно показательно, демонстративно и с особым цинизмом местные власти работали в недели до и после саммита «Нормандской четверки» в Париже. В Донецке после пяти лет войны вдруг утвердили гражданский кодекс для судов, особый закон для выдачи удостоверений и закрепления статуса «ветеранов войны». «ДНР» и «ЛНР» несинхронно, до и после саммита в Париже, определили специальными «законами» свои границы по административным границам украинских Донецкой и Луганской областей (сейчас под «республиками» примерно 30% их территорий). И отсюда второй сценарий для Донбасса.

Вариант второй: прекращение войны по российскому сценарию

По мнению источников, знакомых с позицией министерства обороны РФ, там перспективы урегулирования видятся так: « Россия готова пойти на полное прекращение огня и развод войск – в обмен на начало прямых переговоров Киева с руководством республик. Статус Донбасса при этом останется неизменным – это предмет трудных переговоров между нашими странами в течении пяти, а может и десяти следующих лет ».

Невозможность прямых переговоров с марионеточными властями самопровозглашенных республик – одна из тех «красных линий», о которых публично заявил президент Украины Владимир Зеленский на итоговой пресс-конференции в Париже, и нарушение которых не простят внутри собственной страны.

Вся же риторика властей самопровозглашенной республики строится на требовании прямых контактов с Киевом. Источники Русской службы “Голоса Америки» в «идеологическом блоке» «ДНР» говорят, что, начиная с декабря, всем «официальным» блогерам и спикерам в Донецке запрещено как бы то ни было критиковать и оскорблять нового советника главы РНБО Украины, донецкого шоумена Сергея Сивохо. Бывший комик из местной команды КВН, а ныне политик, выдвинутый администрацией Зеленского, стал своеобразным привлекательным для жителей оккупированных территорий местным лицом мирного процесса, и даже якобы выразил желание когда-либо посетить Донецк. И в «ДНР», несмотря на показную враждебность к Киеву как таковому, любой контакт с местной непризнанной властью пусть хоть какого-то «официального» украинского лица в принципе приветствуется.

В этом скорее российском сценарии начало мирного процесса с любых переговоров Киева с властями самопровозглашенных республик потенциально сделает конфликт «внутриукраинским» и усилит позиции России, которая упорно шестой год утверждает на международной арене, что она не является стороной конфликта – соответственно и санкции «за Донбасс» в рамках этой логики нуждаются как минимум в смягчении.

Никаких выборов по украинским законам и передаче Украине границы в этом сценарии не предусмотрено. Скорее тут спрятаны требования включения в бесконечный «мирный процесс» всех подконтрольных Украине территорий Донецкой и Луганской областей, с постоянной угрозой в случае срыва их уже вооруженного захвата.

Вариант третий: выборы по украинскому законодательству – под контролем ОБСЕ или международной администрации

По мнению местных экспертов,на данный момент – это самый маловероятный сценарий, который требует больших компромиссов от РФ. Министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко недавно утверждал, что его страна снова поднимет в ООН идею о миротворческой международной миссии на Донбассе в случае срыва нынешнего мирного процесса. Проблема у этого плана одна – на любой подобный сценарий должна добровольно или под давлением международного сообщества пойти Москва.

Публично декларируемые позиции Владимира Путина и Владимира Зеленского по поводу очередности выборов, вопросов безопасности и передачи границы под контроль Украины несовместимы.

И пока никаких предпосылок к такому сценарию нет – в Донецке не просматривается никакой подготовки к вероятным выборам, никакого финансирования потенциальных выборных штабов, отстройки местных провластных кандидатов, потенциальной готовности главной тут «партии власти» – общественного движения «Донецкая республика» (ОДДР) – к какой бы то ни было хотя бы минимально состязательной избирательной кампании.

Хотя риторика Владимира Зеленского какой-то отклик имеет. «У нас тут фронда определилась из людей, которые верят, что какие-то выборы по украинскому или любому сценарию возможна – говорит Русской службе “Голоса Америки” источник в местной де-факто администрации. – Главы городов начали понемногу работать над своим политическим весом, узнаваемостью, прикармливать журналистов, блогеров, вести собственные телеграмм-каналы. Несомненный лидер этой «фронды» – глава Горловки Иван Приходько, который, видимо, считает, что, если выборов и не случится, узнаваемость пригодится при возможной смене Дениса Пушилина как главы республики. Но вслед за ним идут главы Донецка, Макеевки, отчасти, хоть и меньше, еще и Дебальцево. «Бывшие» почему-то думают, что Украина в каком-то виде может и вернуться».

Главы городов в самопровозглашенных республиках назначаются, а не выбираются. В руководстве городов много «бывших», выходцев из довоенного руководства районов – Макеевку до мая 2018 года, например, возглавлял бывший заместитель городского головы Донецка Валерий Ляховец. Выходцы из украинской администрации Донецка долгое время возглавляли Дебальцево. Иван Приходько до 2014 года был замом руководителя Куйбышевского района Донецка, руководил наиболее пострадавшими от войны Куйбышевским и Киевским районами Донецка после 2014 года до назначения в администрацию Горловки. У этих людей действительно есть устойчивые связи с довоенными политическими лидерами региона.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG