Линки доступности

Роман Доброхотов: У «Дельфина», ответственного за сбитый Boeing, появилось имя


Роман Доброхотов

Шеф-редактор российского The Insider — о доказательствах причастности высокопоставленного российского военного к падению рейса MH17

МОСКВА — 8 декабря расследовательское сообщество Bellingcat и издание The Insider опубликовали данные, за розыском которых к общественности обращалась международная Совместная следственная группа и полиция Нидерландов. Эти данные связаны с человеком, который может стоять за позывным «Дельфин», и который, предположительно, был напрямую причастен к перемещению на территорию сепаратистских районов Украины ракетного комплекса «Бук», сбившего 17 июля 2014 года малазийский «Boeing» над Донбассом.

Осенью 2016 года Совместная следственная группа заявила, что некий «Николай Федорович» с позывным «Дельфин» должен быть допрошен по делу о катастрофе MH17, и опубликовала несколько расшифровок аудиофайлов с телефонными переговорами, которые «Дельфин» вел летом 2014 года.

В совместной публикации Bellingcat и The Insider говорится, что «Дельфином» по результатам проведенных экспертиз оказался генерал-полковник Николай Федорович Ткачев, главный инспектор Центрального военного округа России. «То, что голос разыскиваемого следствием лица идентичен голосу генерала Ткачева, подтвердили две независимые экспертизы» – говорится в начале публикации о деанонимизации «Дельфина» на сайте The Insider.

Ракетный комплекс "Бук" (фото из материалов Bellingcat)
Ракетный комплекс "Бук" (фото из материалов Bellingcat)

Издание The Insider получило образец голоса самого Николая Ткачева, записав с ним интервью о курируемом им суворовском училище, и в своей публикации принесло генерал-полковнику извинения: «Редакция приносит свои извинения генералу Ткачеву в связи с тем, что ввела его в заблуждение относительно реальной цели звонка, и в свое оправдание может сослаться лишь на высокую общественную значимость исследуемой темы».

В анализе аудиоданных расследователям помогали Национальный центр медиа-криминалистики Университета Колорадо в Денвере (National Center for Media Forensics at the University of Colorado at Denver) и Литовский центр судебной экспертизы.

В интервью Русской службе «Голоса Америки» главный редактор русского издания The Insider Роман Доброхотов рассказал, какие именно доводы убедили его коллег в том, что Ткачев — ветеран советской и российской армии, побывавший, кроме всего прочего, в Сирии в разгар идущей там гражданской войны — причастен к трагедии сбитого самолета, унесшей жизни 298 человек.

Данила Гальперович: Какие исследования вы проводили, и почему их результат показался вам убедительным?

Роман Доброхотов: У этого всего есть два момента. Первый заключается в двух аудио-экспертизах, и та, которая была сделана американцами, – это анализ речи и голоса как звука, она вообще не включала в себя то, какие слова говорят, кто их произносит, и так далее. Вторая экспертиза, которая была сделана литовцами, уже включает в себя анализ особенностей речи, используемых слов, междометий, интонаций, и так далее. Это уже содержательный анализ, хотя литовцы сделали и звуковую экспертизу тоже.

Обе эти экспертизы показали с очень высокой степенью достоверности, что это один и тот же человек. Для сравнения мы просто дали им еще некоторых людей, которые говорили похожим хриплым голосом – у одного из наших коллег было другое предположение по поводу «Дельфина», он тоже прислал аудио на анализ. Этот другой голос дал коэффициент вероятности совпадения чуть больше 0,1, тогда как в нашем же случае этот коэффициент был 400 с лишним. Поэтому, конечно, назвать случайным такое совпадение невозможно.

Но что еще важнее, и это второй аспект: пусть даже сама звуковая экспертиза не дает 100% результата, но если вы сопоставите вероятность, которая получилась при сопоставлении аудио, с другими факторами, такими, как одно и то же имя, то, что оба человека явно являются высокопоставленными военными, и ряд менее значительных совпадений, то вы просто получите тот результат, который математически почти исключает вариант ошибки.

Д.Г.: Насколько, по вашим данным, генерал Ткачев был важен как военный организатор?

Р.Д.: Вообще, российских генералов на территории Украины с начала конфликта было довольно много в разные периоды, и генерал Ткачев был только одним из них. Но само по себе звание «генерал-полковник» достаточно высокое. Формально он был в отставке, но мы знаем, что эта отставка была более чем формальной, потому что уже после отставки он выполнял должность главного военного советника в Сирии.

Есть фотографии, где Ткачев фотографируется с министром обороны Сирии. Он был довольно значимой фигурой в тот период. Ну, и потом летом 2014 года, в самом начале конфликта, мы его обнаруживаем в эпицентре событий. Люди, с которыми мы разговаривали, в том числе Игорь Гиркин (Стрелков) и симпатизирующие сепаратистам эксперты, сходятся в своей оценке, что был штаб в Краснодоне, задачей которого была систематизация и попытка объединения всех сил на стороне сепаратистов, попытка объединить разрозненные группы в единую систему.

В этом штабе в Краснодоне, помимо генерала Ткачева, были другие высокопоставленные военные, тоже формально находящиеся в отставке. И с генералом Ткачевым, и с другими российскими военными разговаривали сепаратисты. Они об этом писали до нашего расследования. И этот действующий штаб, который должен был организовывать военные действия, судя по всему, отвечал и за поставку вооружений - по крайней мере, мы это слышим и по перехваченным аудиозаписям.

Д.Г.: В том числе и поставку «Бука»?

Р.Д.: Что касается конкретно «Бука», то здесь уже вопрос, в первую очередь, к Совместной следственной группе, которая заявила, что «Дельфин» - главный подозреваемый (тогда еще не знали, что это Ткачев). Очевидно, что у них есть какие-то аргументы, в том числе показания свидетелей. У них гораздо больше перехваченных «прослушек», чем то, что выложено в открытом доступе, очень много собранных документов, и раз уж они определили его как главного разыскиваемого по делу человека, то, наверное, у них какие-то основания есть.

Но из переговоров, которые перехвачены, следует, что, действительно, судя по всему, речь идет о поставке вооружений, в том числе, видимо, двух «Буков», один из которых так и остался на границе, а другой успешно пересек границу с Украиной, и им, тем, что пересек, как раз и был сбит MH17. Судя по всему, именно генерал Ткачев и был тем лицом, который отвечал за транспортировку.

Д.Г.: А мог ли генерал Ткачев сам принять решение о перевозке «Бука», без одобрения его начальников?

Р.Д.: Каждому, кто считает, что Ткачев действовал по собственному желанию, я предлагаю что-нибудь попробовать провести самостоятельно через границу – даже не «Бук», а хотя бы один патрон. Попробуйте пронести патрон через границу где-нибудь в Домодедово, и я посмотрю, что с вами случится. А здесь человек поставляет вооружение: есть у нас интервью со Стрелковым, который нам говорит о том, что им, сепаратистам, поставили партию пистолетов, и что «Дельфин» за это отвечал. Очевидно, что это не могло происходить без политической санкции и без согласования с военными, которые у нас отвечают за границу. В армии все абсолютно делается по приказу с самого верха. Важно, что человек является винтиком в системе, и это решение явно принималось на федеральном уровне.

Д.Г.: Что меняется в общественном представлении о расследовании катастрофы MH17 над Украиной после того, как «Дельфин» назван по имени?

Р.Д.: Здесь суть не в том, как меняется представление, а в том, что то представление, которое уже было официально сформулировано Совместной следственной группой и независимыми журналистами, нашло достаточно сильное подтверждение, которое будет очень сложно развенчать, и что у разыскиваемого «Дельфина» появилось имя. Раньше на слова следователей «у нас есть фотографии» военные отвечали «а они у вас все поддельные, и вы сами их делали».

Был какой-то безумный дискурс. Сейчас я подозреваю, что мы в скором времени сможем увидеть со стороны следственной группы официальный вызов генерала Ткачева на допрос. И просто так «отболтаться» уже не удастся. Придется говорить, что Россия передумала и больше не будет сотрудничать со следственной группой, и это будет автоматически воспринято, как признание вины, во-первых, а, во-вторых, это довольно конфликтная ситуация, особенно, накануне выборов, накануне принятия решения о санкциях.

Либо России надо будет придумать какой-то способ сотрудничества, но я, честно говоря, не представляю себе сценария, при котором Ткачева выдадут в Голландию, он там будет давать показания и, скорее всего, будет арестован. Это невозможно себе представить. Поэтому ситуация очень неприятная, и мне очень интересно, как будут развиваться события.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG