Линки доступности

«Сопротивление бесполезно»


«Сопротивление бесполезно»
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:47 0:00

«Сопротивление бесполезно»

Интервью с Крэгом Аткинсоном, автором документального фильма о милитаризации полиции

По каналам Общественного телевидения США был показан документальный фильм Do Not Resist, что можно перевести как «Сопротивление бесполезно». В 2016 году этот фильм был признан лучшей документальной лентой фестиваля «Трайбека». Картина поднимает вопрос растущей милитаризации американской полиции. Режиссер фильма Крэг Аткинсон, живущий в Детройте, побеседовал с Русской службой «Голоса Америки» по скайпу.

Кинодокументалист Крэг Аткинсон был на улицах Фергюсона, штат Миссури, в августе 2014 года, когда после убийства чернокожего подростка белым полицейским там произошли массовые беспорядки. Демонстрантов на улицах встретили полицейские в камуфляжнoй форме, черных касках и противогазах. В руках у них были армейские винтовки М-16. Полицию поддерживали бронетранспортеры и вертолеты.

Откуда в полиции небольшого американского города столько оружия армейского образца? Еще начиная с 80-х годов прошлого столетия Пентагон стал передавать полицейским управлениям устаревшее оружие. Процесс ускорился после терактов 11 сентября 2001 года, когда во главу угла была поставлена борьба с терроризмом.

«С 2001 года Министерство внутренней безопасности выдало полицейским управлениям гранты на закупку вооружения на 34 миллиарда долларов, – рассказывает Крэг Аткинсон. – Нас всех беспокоят участившиеся случаи стрельбы в школах и так далее. Однако шансы среднего американца погибнуть от рук террориста составляют один к двадцати миллионам. В отсутствие террористических инцидентов бронемашины используются в рутинной полицейской работе».

Тут, похоже, срабатывает правило, согласно которому, если у тебя есть молоток, любая проблема покажется тебе гвоздем. Иными словами, бронемашины BearCat все чаще можно увидеть на тихих улочках малых американских городов: они используются для проведения обысков и арестов не террористов, а самых обыкновенных подозреваемых преступников.

И это больше всего поразило Крэга Аткинсона в процессе работы над фильмом.

«Меня больше всего удивило то, что применение полицейского спецназа стало рутинным, – отметил режиссер. – Вы знаете, мой отец работал в полицейском спецназе в течение тринадцати лет. И за это время он участвовал в 29 обысках. В 1980-90-х годах всего по стране осуществлялось примерно три с половиной тысячи обысков с применением спецназа в год. Сейчас эта цифра составляет примерно от пятидесяти до восьмидесяти тысяч в год. Я говорю примерно, потому что статистики применения полицейского спецназа никто не ведет».

Об этом Аткинсон узнал, побывав на слушаниях в Сенате, где представители Министерства обороны и Министерства внутренней безопасности отвечали на вопросы законодателей. Когда сенатор Клэр Маккаскилл поинтересовалась, требуют ли Министерства обороны и Министерства внутренней безопасности отчетность по применению полицией техники военного образца, представители обоих ведомств ответили короткими «нет».

По словам Аткинсона, проблема усугубляется практикой конфискации гражданского имущества, дающей местной полиции финансовые стимулы для осуществления рейдов с применением тяжелой техники. Сама по себе эта практика, в большинстве случаев применяемая против торговцев наркотиками, противоречива, так как позволяет конфисковывать имущество до предъявления обвинений. И если в прошлом выручка от конфискованного имущества передавалась в бюджет города или населенного пункта, где проживал подозреваемый, то в последние годы эти суммы все чаще поступают в распоряжение полицейских управлений, осуществляющих военизированные рейды.

«Федеральные власти говорят местным полицейским управлениям: “Если вы включаете одного нашего агента в свою оперативную группу, считается, что это будет наша операция, но вы получите 80% вырученного имущества”, – рассказывает Крэг Аткинсон. – А федералы получают 20%».

Еще один тревожный аспект – подготовка полицейских в воинском духе. В фильме звучит цитата из выступления бывшего директора ФБР Джеймса Коми: «Мы следим за дебатами о так называемом воинском духе и милитаризации полиции. Я думаю, очень важно напомнить нашим гражданам, что нам необходим целый спектр оружия и оборудования, который способен обеспечить нашу способность реагировать на любые вызовы и защищать граждан и нас самих».

Дебаты, которые упомянул Коми, разворачиваются не только в гражданском обществе, где некоторых активистов тревожит трансформация сил правопорядка в военизированные формирования, но и среди самих сотрудников полиции. После терактов 11 сентября в этой среде приобрел широкую известность подполковник американской армии в отставке Дэйв Гроссман. Он часто выступает с лекциями в военных и полицейских училищах.

В фильме приведен отрывок одного из таких выступлений перед сотрудниками правоохранительных органов. «Вы ведете борьбу с насилием, – обращается к ним Гроссман. – Как вы это делаете? Используя высшую форму насилия. Праведное насилие. Насилие – это ваш инструмент. Насилие – ваш враг. Насилие – это сфера, в которой мы работаем. Вы – мужчины и женщины насилия. Вы должны овладеть им».

Насаждение подобных идей тревожит Крэга Аткинсона. «Этим полицейским не придется завтра воевать с Аль-Каидой, – говорит он. – Им придется выписывать штрафы за нарушение правил дорожного движения. Каждый год полицейские в США 63 миллиона раз взаимодействуют с гражданами. Если к каждому из нарушителей правил дорожного движения полицейский подходит как к потенциальному террористу, очевидно, что такая подготовка не соответствует угрозам, с которыми полицейские сталкиваются каждодневно. С другой стороны, мы ожидаем, что время от времени полицейские проявят героизм. В определенных ситуациях им действительно необходимы бесстрашие и воинский дух. Но нельзя с этим воинским духом подходить к рутинной работе и относиться к гражданам, как к вражеским боевикам».

Аткинсон подчеркивает необходимость сбалансированного подхода к подготовке полицейских и добавляет: «Мы (съемочная группа – М. Г.) в течение трех лет ездили с полицейскими на вызовы. И в большинстве случаев ситуация требовала деэскалации. Почти всегда это были случаи домашнего насилия, множество людей с нарушением психики. И часто мы видели, что полицейские не готовы к деэскалации. Но в тех редких случаях, когда применение насилия было необходимо, они были готовы всегда».

К счастью, по словам Крэга Аткинсона, идеи отставного офицера Дэйва Гроссмана в последнее время теряют популярность. Однако, как отмечает кинематографист, применение полицией оборудования военного образца по-прежнему никто не отслеживает. Слушания в Сенате, показанные в фильме, снимались три года назад. Тогда сенатор Рэнд Пол настаивал на том, что «оборудование и оружие военного образца не должны применяться для подавления беспорядков». Однако с тех пор ничего не изменилось.

«Это было во время предвыборной кампании, – вспоминает Крэг Аткинсон. – Сенаторы Клэр Маккаскилл и Рэнд Пол светились перед камерами и задавали правильные вопросы. Это звучало здорово! И каковы результаты? Никаких. Это досадно»!

До 12 марта документальный фильм Do Not Resist можно посмотреть здесь: http://www.pbs.org/pov/donotresist/

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG