Линки доступности

Телефонный разговор Трампа и Путина: реакция в Москве


Президент России Владимир Путин

Эксперты считают, что ясности в будущее отношений Вашингтона и Москвы беседа не внесла, но сам факт общения позитивен

МОСКВА – Первый телефонный разговор президентов США и России Дональда Трампа и Владимира Путина, состоявшийся 28 января и продолжавшийся около 45 минут, вселил во многих российских политиков большие надежды. Во всяком случае, именно это следует из опубликованных в воскресенье комментариев членов парламента России.

В частности, председатель комитета Государственной думы по международным делам Леонид Слуцкий заявил журналистам, что теперь Вашингтон и Москва, скорее всего, наладят совместную борьбу с террористической группировкой «Исламское государство». «Дальнейшим шагом, уверен, должны стать переговоры по созданию широкой антитеррористической коалиции в Сирии, к формированию которой призывал еще в 2015 году президент России с трибуны Генассамблеи ООН», – сказал Слуцкий, добавив, что этого, «без лишней патетики, ждет от российско-американского взаимодействия весь здравомыслящий мир».

Леонид Слуцкий
Леонид Слуцкий

Леонид Слуцкий также полагает, что упоминание экономических тем в разговоре Трампа и Путина – это «позитивный сигнал для инвесторов и, в общем, перспектив налаживания отношения между нашими странами».

Константин Косачев, председатель аналогичного комитета в Совете Федерации, тоже воспринял беседу Трампа и Путина с оптимизмом. «Нынешний разговор должен был вернуть в российско-американский диалог содержание и смысл. Судя по всему, это и произошло», – написал политик на своей странице в Фейсбуке.

Косачев увидел в довольно скупой информации о содержании разговора, опубликованной Белым домом и Кремлем, большое содержание: «Набор обсужденных тем – широчайший, затронута практически вся актуальная повестка дня двусторонних отношений».

Константин Косачев
Константин Косачев

Российские парламентарии также готовы поверить в то, что отсутствие среди тем разговора двух лидеров проблемы санкций в отношении России, введенных предыдущей администрацией США – это лишь тактическая уловка на нынешнем этапе. По крайней мере, так думает заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» в Госдуме Михаил Емельянов, заявивший «Интерфаксу»: «Из тактических соображений в первом разговоре поднимать вопрос о снятии санкций преждевременно. Я думаю, что по мере улучшения российско-американских отношений, по мере решения взаимоинтересующих международных проблем, вопрос о санкциях решится сам собой».

Позитивные комментарии к событию, которого в России ждали как одного из главных даже по внутрироссийским меркам, неудивительны: положительный тон, заданный уже достаточно давно Владимиром Путиным в отношении Дональда Трампа, стал всеобщим для представителей российской власти и близких к ней медиа. Однако московские эксперты, занимающиеся международными отношениями, считают, что делать благоприятные прогнозы в контактах Москвы и Вашингтона еще рано.

Виктор Кременюк: у Трампа пока нет программы расширения контактов с Россией

Заместитель директора Института США и Канады в Москве Виктор Кременюк в интервью Русской службе «Голоса Америки» не вполне согласился с позицией Константина Косачева о присутствии в разговоре «всей актуальной повестки»: «Было ли затронуто главное? Я не уверен. Мне кажется, что ни Путин, ни Трамп не знают, в чем сейчас состоит главный момент наших отношений с Америкой. То, что мы поневоле сотрудничаем в борьбе с ИГИЛ, хорошо помогает нам найти какой-то общий язык. Но, по-моему, дальше этого дело не идет ни у американцев, ни у нас».​

«Трамп хочет, наверное, как-то расширить сотрудничество с Россией. Но я не уверен, что у него есть программа такого расширения, и я не уверен, что то, что он может предложить, будет по вкусу Путину. Мы сталкиваемся с ситуацией, когда очень много неизвестных, а существует только один общий ответ – «давайте дружить», – говорит эксперт.

По мнению Виктора Кременюка, Дональд Трамп не сможет полностью уйти от обсуждения конфликтных моментов в отношениях с Россией – аннексии Крыма и войны на востоке Украины – но будет придавать им меньше значения: «Эта повестка присутствует и никуда деваться не будет. Будет ли она продолжать окрашивать наши отношения? В этом я сомневаюсь. Все шансы, что значение этой повестки будет снижаться, есть. Ну, а как быстро это произойдет, уже будет зависеть от сопутствующих обстоятельств. Чувствуется, что он не придает большого значения тем проблемам, которые звучали при Обаме, что, в общем, он готов каким-то образом найти договоренность».

«Конечно, да», – ответил Виктор Кременюк на вопрос «Голоса Америки» о возможности смягчения позиции Вашингтона по Крыму при Дональде Трампе.

Андрей Колесников: симптоматично, что Трамп начал международную деятельность не с России

Эксперт Московского центра Карнеги Андрей Колесников отмечает, что отсутствие темы санкций в разговоре двух лидеров вряд ли является случайным: «Беседа происходила на фоне слухов о том, что у Трампа уже готов проект документа об отмене санкций, и все обоснованно взволновались, потому что он показал, что свою повестку, которую он запланировал, он совершенно неукоснительно выполняет, начиная от стены с Мексикой и заканчивая антимигрантским законодательством. Но, судя по всему, именно в этом вопросе – в вопросе отмены санкций в отношении России – нужно что-то согласовать с партнерами из ЕС и Великобритании, вообще, с партнерами по Западному миру. Судя по всему, Тереза Мэй не в восторге от этой идеи, и Евросоюз явно резко против. Наверное, Трамп в этом вопросе решил чуть-чуть сдать назад, хотя в пресс-релизе Кремля есть фраза, очень туманная, про важность установления взаимовыгодных торгово-экономических связей».

«Мне кажется, симптоматично, что Трамп начал международную деятельность с Великобритании, продолжил пристальным вниманием к Израилю, к Индии и Китаю, к Европе, и только потом пришла очередь России. Это говорит о том, что он сначала должен сформировать понимание ситуации в его личных отношениях с Западом, с очень серьезными поднимающимися игроками Китаем и Индией. И вот дальше он будет думать, что делать с этой самой Россией», – говорит политолог.

Андрей Колесников при этом считает первый контакт Путина и Трампа после инаугурации 20 января закончившимся на позитивной ноте: «Ничего экстраординарного в этом разговоре, судя по всему, не было. Хотя есть, конечно, проблема с Сирией, и вот здесь были тоже туманные намеки в официальных пресс-релизах на то, что возможен какой-то очень серьезный прогресс. Правда, при этом даже даты нет, и место не определено для проведения личной встречи. Ну, вот, что называется, «потрогали воду». Вода теплая, можно двигаться дальше».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG