Линки доступности

Amnesty International: действия властей Мьянмы – это апартеид рохинджа


Правозащитники говорят, что в отношении мусульманской народности совершается преступление против человечности

Международная правозащитная организация Amnesty International впервые за долгие годы использовала термин «апартеид» - именно это определение она дала тому, что происходит в Мьянме с народностью рохинджа. Согласно докладу правозащитников на эту тему, вышедшему 21 ноября под названием «Тюрьма под открытым небом», власти этой страны «целенаправленно ограничивают практически все аспекты жизни рохинджа в штате Ракхайн, сводя существование этого мусульманского меньшинства к существованию в гетто».

Эксперты Amnesty International рассмотрели в своем документе недавнюю волну насилия в Мьянме, приведшую к бегству из страны более 600 тысяч человек, в широком контексте отношения властей Мьянмы к рохинджа в течение многих лет. Они пришли к выводу, что это отношение имеет многие признаки преступления против человечности.

Подробнее о выводах Amnesty International Русской службе «Голоса Америки» рассказала старший директор по исследованиям этой организации Анна Нейстат.

Сергей Николаев: Amnesty International использовала достаточно серьезные определения в описании того кризиса с рохинджа, который происходит в Мьянме. Почему эти слова были выбраны? Свидетелем чего Amnesty International стала?

Анна Нейстат: С одной стороны, разумеется, в последние месяцы, как и весь мир, мы очень внимательно следили и проводили расследования тех этнических чисток, которые происходили в Мьянме в отношении народности рохинджа, и которые сопровождались убийствами, пытками, изнасилованиями, сжиганием деревень, в результате которых сотни тысяч рохинджа вынуждены были покинуть страну. Но с другой стороны, мы говорим о более общем контексте того, что происходило в Мьянме последние десятилетия, в особенности, в последние пять лет. Это результат очень длительного расследования, который мы проводили в течение двух лет, включая расследование в самом штате Ракхайн, где проживает большинство рохинджа. Мы говорили с сотнями людей, проанализировали огромное количество законодательных и подзаконных актов. И именно на основании этого расследования мы пришли к выводу о том, что тот режим, который установили власти Мьянмы в отношении рохинджа, может быть охарактеризован не иначе, как политика апартеида. Мы прекрасно отдаем себе отчет в том, что этот термин очень серьезный, более того, термин, который достаточно мало использовался в последние годы. Но проанализировав то, что там происходит, ни к какому другому выводу мы прийти не могли.

С.Н.: В чем заключается эта политика апартеида? Каковы ее признаки?

А.Н.: По сути, все права народности рохинджа в штате Ракхайн ограничены до предела. Прежде всего, наверное, я должна сказать о том, что они фактически лишены гражданства. По закону 1982 года и последующим подзаконным актам, по сути, они лишены не только гражданства, но и прочих форм идентификации. Они не могут свободно передвигаться, для этого необходимы специальные разрешения. В некоторых районах штата Ракхайн они не могут вообще пользоваться дорогами. В тех районах, где они пользуются дорогами, установлены блокпосты, на которых они подвергаются постоянному насилию и вымогательствам. Их доступ к здравоохранению ограничен настолько, что есть целый ряд больниц, в которые они попасть просто не могут. В тех же больницах, куда они могут попасть в случае крайней необходимости, установлены совершенно откровенные, сегрегированные мусульманские отделения, которые охраняются полицией, в которые, например, не могут прийти родственники для того, чтобы их посетить, из которых они не могут выйти для того, чтобы купить самое необходимое, и так далее.

Точно также обстоит ситуация с образованием. Хотя раньше были смешанные школы, теперь дети рохинджа не имеют к ним доступа. В то же время, профессиональные учителя отказываются работать в мусульманских районах - в результате доступа к нормальному образованию даже среднему дети не получают. О высшем образовании практически можно забыть. Помимо всего прочего, эти ограничения на доступ к образованию и ограничения, относящиеся к передвижению, приводят к тому, что люди просто не могут зарабатывать на жизнь. Они не могут получить доступа к рынкам, доступа к тем районам, в которых они занимаются рыболовством, доступа к своим полям. В результате в ситуации крайней бедности, которая существует во всем штате Ракхайна, и об этом нужно говорить прямо, ситуация рохинджа крайне плачевная.

Когда мы говорим о том, что все эти факты соответствуют правовым требованиям, которые необходимы для того, чтобы определить этот режим как апартеид, мы анализируем их во всей совокупности. Это действительно совокупность законов, подзаконных актов, политики и практики как властей на государственном уровне, так и властей на местном уровне.

С.Н.: При том, что такое положение вещей существует уже длительное время, в последнее время этот кризис явно обострился, и там уже стоит вопрос о базовом праве – праве на жизнь. Что произошло нового, что изменило ситуацию, сделало ее отличной от предыдущей?

А.Н.: То, что происходит сейчас, это ситуация тоже не новая. Такие волны насилия, в том числе насилия этнического, религиозного между буддистскими и мусульманскими группами в Ракхайне, да и в других частях Мьянмы, происходят достаточно регулярно, в особенности, последний год. Последняя волна была связана с тем, что военизированная группа этнических рохинджа атаковала несколько полицейских участков несколько месяцев назад в штате Ракхайн. Вместо того, чтобы отреагировать на это так, как государство должно и имеет полное право реагировать, а именно – провести расследование, арестовать виновных и привлечь их к ответственности, власти Мьянмы развернули широкомасштабную политику преследования рохинджа целиком как народности. По сути, можно говорить о коллективном наказании, которое абсолютно непропорционально тем преступлениям, которые были совершены. И это привело к совершенно чудовищным преступлениям – преступлениям против человечности, о которых мы также говорим по результатам наших расследований в Бангладеш – там мы работали с беженцами, которым удалось перейти границу.

Речь идет о сожженных дотла деревнях, о массовых убийствах, изнасилованиях. Конечно, это и привлекло внимание к тому, что в принципе происходит в Мьянме с народностью рохинджа как таковой. Но нам показалось очень важным поставить эту ситуацию в контекст. Мы говорим об апартеиде, который происходит в Мьянме уже на протяжении многих лет, как о преступлении против человечности. Действительно, события последних месяцев были, пожалуй, более заметными. Но мы говорим именно о том, что само существование рохинджа поставлено под угрозу не только в результате этих этнических чисток, а в результате той политики, которую проводят власти Мьянмы на протяжении многих лет.

С.Н.: Что может сделать мировое сообщество? Можно ли повлиять сейчас на власти Мьянмы с тем, чтобы эта политика была каким-то образом прекращена, свернута, приостановлена?

А.Н.: Наше первое обращение, как всегда, было к самим властям Мьянмы, с которыми мы пытались взаимодействовать, и в какой-то степени взаимодействовали. Мы, безусловно, представили им результаты наших расследований. Мы попытались получить от них какие-то ответы. И, конечно, в первую очередь мы призываем их изменить и законодательство, и практику, которая установила политику апартеида, а также привлечь к ответственности виновных не только в последней волне насилия, но и во всех тех нарушениях, о которых я вам рассказала.

С другой стороны, если этого сделано не будет, то у международного сообщества есть достаточное количество механизмов, чтобы повлиять на эту ситуацию. В частности, если речь идет о привлечении виновных к ответственности, то существуют международные суды, а также механизмы универсальной юрисдикции, благодаря которым можно привлечь к ответственности тех, кто виновен в совершении преступлений против человечности. Собственно, они называются «преступлениями против человечности» именно потому, что они выходят за рамки юрисдикции конкретного государства.

Кроме того, речь идет о всевозможной поддержке и помощи, о которой просит правительство Мьянмы, и которую щедро оказывает международное сообщество, хотя доступ в сам штат Ракхайн, где все это происходит, достаточно ограничен. Мы говорим о том, что, разумеется, любое предоставление помощи должно быть непосредственно связано с обязательствами по прекращению этой дискриминации, прекращению политики апартеида. Потому что, если этого сделано не будет, то любая помощь, которую Мьянма будет получать, будет лишь способствовать утверждению этой уже существующей системы. И наконец, в настоящий момент мы призываем международное сообщество к тому, чтобы было установлено полное эмбарго в отношении поставок оружия Мьянме, а также санкции в отношении ответственных лиц этого государства, которые повинны по всем происходящем.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG