Линки доступности

Нападения на правозащитников на Северном Кавказе вызвали возмущение в мире


Сожженный в Ингушетии офис «Мемориала» - очередное звено в цепи насилия против гражданских активистов

МОСКВА - В ночь с 16 на 17 января в Ингушетии неизвестными был сожжено помещение Ингушского отделения правозащитного центра «Мемориал» - офис, в котором за почти два десятилетия его существования побывали практически все, кто когда-либо занимался правозащитной деятельностью на Северном Кавказе. Сотрудники «Мемориала» не пострадали, но помещению был нанесен серьезный ущерб.

Преступление, произошедшее лишь через неделю после того, как в Чечне местными полицейскими был арестован глава грозненского отделения «Мемориала» Оюб Титиев, было расценено российскими гражданскими активистами и многими международными организациями как продолжение давления на «Мемориал» со стороны тех, кому не нравится деятельность этой организации.

В том, что офис «Мемориала» был подожжен, убедились и ингушские полицейские — в республике возбуждено уголовное дело по статье «Умышленное уничтожение или повреждение имущества, совершенное путем поджога».

Международная реакция

Генеральный секретарь Совета Европы Турбьорн Ягланд в своем заявлении по поводу произошедшего сказал: «Поджог минувшей ночью в Ингушетии офиса «Мемориала» ведущей правозащитной российской организации вызывает крайнюю тревогу. Я призываю федеральные и региональные власти тщательно и полностью транспарентно расследовать этот инцидент. Недавние события на Северном Кавказе, включая задержание главы офиса «Мемориала» в Грозном Оюба Титиева и ситуация вокруг него в целом вызывают глубокую озабоченность. Мы ожидаем, что будут приняты необходимые шаги с целью гарантировать полное соблюдение обязательств, взятых на себя Россией в рамках Европейской конвенции по правам человека».

Комиссар Совета Европы по правам человека Нилс Муйжниекс в своей реакции на поджог офиса «Мемориала» также счел это происшествие и арест Оюба Титиева звеньями одной цепи: «Я решительно осуждаю эту череду инцидентов, которые иллюстрируют атмосферу запугивания, в которой правозащитники работают на Северном Кавказе, а также неспособность властей выполнить свои обязательства по обеспечению безопасных и благоприятных условий для защитников прав человека».

В заявлении Amnesty International старший директор по исследованиям этой международной правозащитной организации Анна Нейстат подчеркнула: «В нынешней обстановке постоянных преследований, запугивания и нападения на правозащитников на Северном Кавказе, если этим и предыдущим нападениям будет позволено остаться безнаказанными, это лишь будет сигналом о том, что активисты и другие люди могут быть атакованы без последствий». Правозащитница считает, что «российские власти долгое время пытались заставить «Мемориал» замолчать».

Марк Берендт, директор программ организации Freedom House по Европе и Евразии, также возлагает ответственность на российские власти: «Россия ведет кампанию с целью заставить замолчать «Мемориал» на Северном Кавказе и использует запугивание, чтобы положить конец работе правозащитников, - по сути, ведя войну с фундаментальными свободами».

При этом Кремль отреагировал на поджог офиса «Мемориала» с подчеркнутым спокойствием. В ответ на международное возмущение произошедшим пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сказал журналистам, что не считает происходящее на Северном Кавказе кампанией по запугиванию правозащитников: «Я не думаю, что можно делать подобные выводы на основе известного случая с задержанием с наркотиками известного руководителя «Мемориала» в Чечне. Идет следствие и, собственно, только следствие правомочно определить, насколько обоснованы эти обвинения».

Александр Черкасов: произнесенные ранее угрозы были приведены в исполнение

Председатель совета правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов рассказал Русской службе «Голоса Америки», что имеются доказательства поджога: «Примерно в 3:35 ночи со вторника на среду неподалеку от офиса «Мемориала» в Назрани остановился автомобиль. Из него вышли двое с переносной лестницей и флягой горючего вещества. По лестнице они забрались к окнам второго этажа, влезли в офис, разлили там горючее вещество и подожгли. Они пытались сбить камеру наблюдения, но она их все-таки засняла. При взрыве на улицу вылетели фрагменты горящих окон. Очевидно, было какое-то летучее вещество - произошел объемный взрыв».

Александр Черкасов уверен, что следы тех, кто поджег офис его коллег в Ингушетии, следует искать не в этой республике: «Дело было в Ингушетии, но такое ощущение, что не в Ингушетии корни этой проблемы. Олег Орлов, руководитель программы «Горячие точки» правозащитного центра «Мемориал», вместе с адвокатом Петром Заикиным последние дни ездили в Чечню, в Шали к арестованному по сфабрикованному уголовному делу о наркотиках Оюбу Титиеву, чтобы обеспечить его правовую защиту и условия содержания. За их машинами эти дни следили, их останавливали. Чеченским силовикам было хорошо известно, кто в этих машинах находится. На ночь они возвращались в гостиницу в Ингушетию».

Правозащитник напоминает, что многие происшествия с правозащитниками и гражданскими активистами, описывавшими нарушения прав человека в Чечне, происходили на территории Ингушетии: «В 2016 году разгромили офис «Комитета против пыток» в Ингушетии. Неподалеку от чечено-ингушской административной границы в тот же день остановили автобус с журналистами, которых правозащитники привезли в Чечню. Журналистов избили, многие из них были госпитализированы, а автобус сожгли. До этого Сводную мобильную группу долго и упорно выживали из Грозного - их офис там подвергся сначала поджогу, а потом погрому. После этого, собственно, Сводная мобильная группа перебралась в Ингушетию. А создана была эта группа после убийства в 2009 году сотрудницы правозащитного центра «Мемориал» Натальи Эстемировой, тело которой также нашли на территории Ингушетии».

Председатель совета «Мемориала» также обращает внимание на то, что от руководства Чечни в адрес организации звучали прямые угрозы: «Мемориал» вместе с другими организациями - стандартная мишень для шельмования на митингах, на которые собирают бедных чеченских бюджетников. Последний раз угрозы прозвучали в конце декабря, когда «правая рука» Рамзана Кадырова, спикер чеченского парламента Магомед Даудов по прозвищу «Лорд», прошелся по «правозащитникам, которые работают во всяких «комитетах» и «центрах» и якобы «получают за свою подрывную антироссийскую деятельность «тридцать сребреников» в самом Вашингтоне».

«Так что, в самом конце прошлого года были произнесены угрозы, а в самом начале этого года угрозы были приведены в исполнение – было сфабриковано дело против Оюба Титиева. А когда выяснилось, что Оюба не бросили и приехали ему помогать - подожжен офис «Мемориала» в Ингушетии». Если считать, что важными для раскрытия преступлений являются такие обстоятельства как возможность, улики и мотив, то и мотив, и возможность в нашем случае присутствуют. Вопрос в уликах - но это уже работа правоохранительных органов» - заявил в интервью «Голосу Америки» Александр Черкасов.

Татьяна Локшина: офис «Мемориала» в Назрани был домом для правозащитников

Директор исследований по России международной правозащитной организации Human Rights Watch Татьяна Локшина, много раз бывавшая в ингушском офисе «Мемориала», вспоминает: «Вообще, этот офис – совершенно особенное место, потому что для очень многих журналистов, активистов, исследователей, которые занимались ситуацией в Чечне во время войны и в послевоенные годы, он был своеобразным домом. Там сидели часами, там назначали встречи и интервью, туда приезжали свидетели страшных преступлений, которые там себя чувствовали в большей безопасности, чем в Чечне».

«Сначала это происходило, естественно, в военные годы, а в последнее время с учетом того, насколько жестоко Рамзан Кадыров в Чечне давил любые проявления инакомыслия и наказывал людей за любую, даже самую мягкую, критику, такая практика разговаривать о Чечне вне Чечни снова восстановилась. Когда я узнала о том, что произошло за несколько часов до рассвета с офисом «Мемориала» в Ингушетии, для меня лично это - как будто разрушили и мой дом» - говорит Татьяна Локшина.

Правозащитница считает, что международному сообществу нужно усилить давление на российские власти с тем, чтобы преследования правозащитников на Кавказе закончились: «Хочется верить, что в данном случае международные партнеры России как-то смогут повлиять на российское руководство, чтобы это безобразие, наконец, остановили. Потому что здесь, конечно, необходимо именно вмешательство Москвы, иначе конца подобным инцидентам просто не предвидится. Я говорю в данном случае как о деле Титиева, так и о поджоге офиса «Мемориала». «Мемориал» – самая уважаемая правозащитная организация в стране, известнейшая организация с огромной историей, и она пользуется большой публичной поддержкой».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG