Линки доступности

Лондон начинает борьбу с «темными» капиталами из России


Британские власти обратились за советом к журналистам-расследователям и российским борцам с коррупцией

28 марта в Комитете по иностранным делам парламента Соединенного Королевства проходили слушания, на которых отнюдь не вся пресса присутствовала в привычной для себя роли наблюдателей. Трое журналистов — Оливер Буллоу (Oliver Bullough), Люк Хардинг (Luke Harding) и Джулиет Гарсайд (Juliette Garside), авторы многочисленных статей и нескольких книг о России, а также директор Центра исследований финансовых преступлений и проблем безопасности Королевского Объединенного института оборонных исследований Том Китинг (Tom Keating) отвечали на вопросы членов парламента в качестве экспертов.

Парламент Великобритании два дня назад объявил о начале расследования под названием «Российская коррупция и Соединенное Королевство», и специалисты по России в среду рассказывали парламентариям о том, как на протяжении долгого времени Британия буквально всасывала российские деньги — без особого внимания к тому, как они были получены, и на что потрачены.

Эти слушания проходили на фоне новостей, свидетельствующих о том, что Лондон после отравления Сергея и Юлии Скрипалей настроен действовать решительно и показать Москве свои возможности своего ответа на применение химического оружия в британской столице.

Ограничительные меры: пересмотреть визы, запретить покупку евробондов

Как заявила глава британского МВД Эмбер Радд на заседании парламентского комитета по внутренним делам, Великобритания проведет анализ выданных россиянам до 2015 года инвестиционных виз. Агентство Bloomberg сообщает, что британские чиновники намерены рассмотреть документы семисот россиян, которым было дано разрешение приехать в Великобританию по визе инвестора.

Также в британской печати появилась информация о том, что премьер-министр Великобритании Тереза Мэй согласилась рассмотреть предложение председателя комитета по иностранным делам британского парламента Тома Тугендхата о введении запрета для двух ведущих западных клиринговых палат на обслуживание российских евробондов.

Том Тугендхат, как пишет Guardian, предложил перекрыть доступ ключевым западным клиринговым компаниям, таким, как Euroclear и Clearstream, к российским бумагам. По замыслам главы комитета, это позволит помешать перепродаже российских евробондов на вторичном рынке, а также может заставить инвесторов из ЕС и США отказаться от их приобретения.

Организатором недавнего размещения российских евробондов в Лондоне выступала компания «ВТБ-Капитал», связанная с банком «ВТБ», находящимся под западными санкциями. Этот банк вместе с другими российскими компаниями упоминался и на парламентских слушаниях о российской коррупции, которые и вел Том Тугендхат.

«Квази-преступный синдикат»

Бывший корреспондент газеты «Guardian» в Москве, автор книги «Mafia State» Люк Хардинг описал причины того, как российские деньги оказываются на Западе, в частности — в Британии: «Наряду с шумными и известными публике затеями, такими, как вмешательство в чужие выборы и перекройка границ в Европе, основанными на ультра-националистической консервативной философии внутри страны, есть и другой проект, в который, как говорил Билл Браудер, вовлечена примерно сотня с лишним людей. И этот проект заключается в том, чтобы украсть как можно больше денег в России и вывести их в оффшоры. Потому что никто в России не имеет уверенности в будущем, режим Владимира Путина на самом деле гораздо менее надежен, чем кажется – и они опасаются потерять свое богатство».

При этом Хардинг уверен, что фактически эти активы все равно доступны Кремлю для его нужд: «Путин может сделать это своим инструментом, потому что быть российским олигархом – это совсем не то же самое, что быть британским бизнесменом: если Кремль просит тебя что-то сделать, ты должен это сделать – будь то строительство стадиона или проведение «активных мероприятий» по всей Европе. И эти люди выглядят как бизнесмены, но на самом деле функционируют в интересах своего государства. Мы знаем их имена, у них есть финансовые активы в нашей стране».

«Понимать устройство этой системы гораздо легче, если отойти от представления о том, что все это независимые юридические лица, и понять, что на самом деле — это квази-преступный синдикат, где Путин наверху, а вокруг него — олигархи и кремлевские чиновники.

«Понимать устройство этой системы гораздо легче, если отойти от представления о том, что все это независимые юридические лица, и понять, что на самом деле — это квази-преступный синдикат, где Путин наверху, а вокруг него — олигархи и кремлевские чиновники. При этом некоторые стали миллиардерами, отнюдь не будучи Стивом Джобсом, но просто походив в один с ним клуб дзюдо много лет назад. Они — члены одной команды. И хотя эти деньги формально не принадлежат Путину — мы говорим о 200-300 миллиардах — эти деньги в его распоряжении, он может использовать их для политических проектов, как внутри страны, так и за ее границами» - изложил свое видение связи власти и денег в России Люк Хардинг.

«Олигархи владеют собственностью постольку, поскольку это угодно Путину»

Оливер Буллоу, автор документальных книг об истории России и ее политике, также работавший в Москве корреспондентом агентства Reuters, разделяет взгляд коллеги на российскую систему: «Я согласен с Люком, и не считаю, что вопрос о том, имеет ли сам Путин деньги в Британии, существен: как в средние века аристократы владели чем то, поскольку это было угодно королю, так и олигархи владеют собственностью постольку, поскольку это угодно Путину: они это имеют и этим наслаждаются, но он может в любое время взять у них то, что захочет, и столько, сколько захочет».

Лейборист Йэн Остин задал экспертам вопрос: «Игорь Шувалов, российский вице-премьер, зарабатывает примерно 112 тысяч фунтов в год, однако есть сведения о том, что он купил здесь две квартиры стоимостью 11,4 миллиона фунтов.

Лейборист Йэн Остин задал экспертам вопрос: «Игорь Шувалов, российский вице-премьер, зарабатывает примерно 112 тысяч фунтов в год, однако есть сведения о том, что он купил здесь две квартиры стоимостью 11,4 миллиона фунтов. Какие действия в этом случае могли бы быть предприняты нашими официальными лицами»?

По мнению Джулиет Гарсайд, отвечавшей Остину, правоохранительные органы в Британии обладают всеми законными возможностями для действий в отношении «темных денег», но им не хватает должного финансирования и политической воли. «Кроме того, отказ от российских денег не в интересах Сити (британских финансовых кругов — Д.Г.), для них эти деньги — двигатель нашей экономики. Если не будет четкого правоприменения в отношении этих денег, то должна быть хотя бы прозрачность в смысле их источника, а сейчас у нас нет ни того, ни другого» – сказала финансовый корреспондент «Guardian».

Парламентарию также ответил и Люк Хардинг: «Шувалов такой не один — есть члены Совета Федерации, покупающие дворцы в Хэмпстеде или квартиры для детей в Найтсбридже, но это делается через бывших шоферов или школьных друзей».

Автор книги «Mafia State» считает, что если Британия составит список из примерно 5000 высших кремлевских чиновников и закроет им, а также их детям, въезд в страну, то это окажет очень сильное воздействие на российскую власть.

Угроза национальной безопасности

Директор Центра исследований финансовых преступлений и проблем безопасности Королевского Объединенного института оборонных исследований Том Китинг, также упомянув о недостаточности средств и мотивации у правоохранительных органов Британии для выявления «темных» денег, высказался за придание этой проблеме чрезвычайного статуса: «Если мы должны признать это (присутствие российских денег неясного происхождения в экономике Британии - Д.Г.) угрозой национальной безопасности для того, чтобы привлечь больше ресурсов для решения этой проблемы, то так мы и обязаны поступить».

Присутствие российских капиталов, «отмытых» в экономике Британии, Том Китинг считает потенциально опасным: «Это нездоровое явление, и оно отражается на других угрозах. Никто не знает, почему произошло то, что произошло в Солсбери – моем родном городе, но факт состоит в том, что в Соединенном Королевстве скапливаются деньги из России, а с ними сюда приходят такие люди и их действия, про которые я не уверен, что мы бы хотели их тут наблюдать».

Эксперты высказались за то, чтобы британский вариант «Закона Магнитского» был принят — по их мнению, такой закон является эффективной мерой для привлечения к ответственности тех, кто нарушает права человека, и может послужить легальным основанием для изъятия их активов.

Владимир Ашурков: перспектива принятия британского «Закона Магнитского» стала ближе

Во второй части слушаний на вопросы парламентариев отвечали исполнительный директор Фонда борьбы с коррупцией Владимир Ашурков — соратник Алексея Навального, укрывшийся от преследований российской власти в Британии, и бывший вице-президент «Росгосстраха» Роман Борисович. Они также выступили за прямые финансовые санкции против окружения Владимира Путина, покупающего недвижимость в Британии, но разошлись в общей оценке капиталов из России, приходящих в Соединенное Королевство.

Борисович считает, что ограничения могли бы быть тотальными, и тогда деньги, вернувшиеся из Британии в Россию, могли бы улучшить жизнь россиян, сделав тех, в свою очередь, более требовательными к своим властям. По мнению Ашуркова, принимать меры нужно точечно, так как основная масса российских средств в Соединенном Королевстве, достаточно чисты и заработаны легальным путем.

В интервью Русской службе «Голоса Америки» Владимир Ашурков сказал, что для эффективной борьбы с российской коррупцией нужно «во-первых, более активно применять существующее законодательство и наделять ресурсами ведомства, занимающиеся этой проблемой, а во-вторых, стоит принять новое законодательство, которое уже находится в парламенте, и которое поможет в борьбе с коррупцией — это «Закон Магнитского», это законодательство, которое заставит всех владельцев недвижимости раскрыть конечных бенефициаров, так как сейчас они часто прячутся за оффшорными компаниями».

можно определить достаточно короткий список людей и применить к ним санкции, подобные тем, которые применяются Минфином США — там, если человек входит в этот список, ни одна американская компания не может иметь с ним никаких дел.

«Также, помимо всего этого законодательства, можно определить достаточно короткий список людей и применить к ним санкции, подобные тем, которые применяются Минфином США — там, если человек входит в этот список, ни одна американская компания не может иметь с ним никаких дел. Мне кажется, Британия тоже могла бы такое сделать. И, наконец, все подобные усилия необходимо координировать на международном уровне, чтобы была проявлена солидарность западных стран» - уверен Владимир Ашурков.

Соратник Алексея Навального констатирует, что теперь «перспектива принятия «Закона Магнитского» стала бесконечно ближе, чем раньше, потому что раньше они тут вообще не очень хотели об этом говорить, а теперь обсуждают это в парламенте».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG