Линки доступности

«День чекиста» в Санкт-Петербурге: «Работа по десталинизации еще не начиналась»


Участник митинга на Троицкой площади в День чекиста

Члены семей бывших «врагов» народа говорили о том, почему сталинизм в России не изжит

На Троицкой площади Санкт-Петербурга возле Соловецкого камня, являющегося памятником жертвам политических репрессий, состоялся траурный митинг.

Поводом для этой акции памяти стала 99-я годовщина создания Всероссийской чрезвычайной комиссии (сокращенно ВЧК). В советские времена 20 декабря, когда отмечался «День чекиста», по телевизору транслировались праздничные концерты с песнями о людях, у которых «чистые руки, горячее сердце, холодная голова». А также – биографические фильмы о Феликсе Дзержинском – первом председателе «Всероссийской чрезвычайки».

Ныне, как отметил член общества «Мемориал», бывший политзаключенный Вячеслав Долинин, к памятнику «железному Феликсу» в Санкт-Петербурге не было возложено ни одного венка, ни одного букета. «И это говорит о том, что моральное поражение ВЧК-КГБ потерпел. Они боятся открыто прийти и возложить цветы к монументу основателю своей преступной организации.

Они, кстати, понимают, что их организация – преступная, но трусость не позволит им этого признать. Кстати, несколько лет назад я в этот день сам приносил к памятнику Дзержинскому венки. Из колючей проволоки», – уточнил Долинин, выступая у Соловецкого камня.

Соловецкий камень
Соловецкий камень

Кстати, у памятника жертвам политических репрессий тоже не было венков. Были поминальные свечи, и разложенные по периметру постамента фотографии узников Гулага. Такие же фотографии были и на плакатах, что принесли с собой те, кто откликнулся на призыв альянса «Демократический Петербург»: «Мы ждем в наших рядах тех, кому дорога историческая память, кто против забвения преступлений советской власти, кто не желает возрождения сталинизма и государственного террора».

«Люди до сих пор соблюдают обет молчания»

Почти каждый из выступающих начинал свою речь словами: «Я – внук (племянник, сын, дальний родственник) “врага народа”. Мне о нем рассказали моя бабушка (тетя, мама). Но много лет в нашей семье хранили молчание о том, что у нас в родне были репрессированные».

О причине, по которой многие из переживших времена «Большого террора» до сих пор испытывают страх перед возможным возвращением массовых репрессий, в разговоре с корреспондентом «Голоса Америки» рассказал член Правозащитного Совета Санкт-Петербурга Юрий Нестеров.

Юрий Нестеров
Юрий Нестеров

«Эти люди очень много претерпели в своей жизни. Из-за того, что в семье были репрессированные, многие не могли поступить в вузы. Кроме того, люди знали, что такое ссылка, невозможность жить в своем родном городе. Они боялись не только властей, но и соседей, которым нельзя было доверять», – делился мыслями Юрий Нестеров. По его словам, он сам лишь шесть лет назад узнал, что его тетя и двоюродная сестра были в ссылке, а отец двоюродной сестры был расстрелян в сталинские годы.

И сегодня многие люди, родственники которых были убиты в застенках КНВД или провели многие годы в лагерях Гулага, хранят «обет молчания».

«Они очень о многом не рассказывают, или тщательно дозируют то, что можно рассказать, и о чем рассказывать нельзя. И это связано не только с “Большим террором” 1937года, но и с “Ленинградским делом”, и с процессами в так называемую “после- оттепельную эпоху”, с изгнанием Солженицына», – считает правозащитник.

«Работа по десталинизации еще не начиналась»

Кстати, пришедшие в «День чекиста» к Соловецкому камню говорили о том, что через тридцать лет после начала перестройки и гласности в книжных магазинах очень трудно найти книги того же Александра Солженицына, Варлама Шаламова, Евгении Гинзбург и других писателей, рассказавших правду о Гулаге. И совершенно невозможно найти работы Роберта Конквеста или сборник «Черная книга коммунизма». Зато в изобилии представлены книги, восхваляющие Сталина и его «железных наркомов».

Депутат Городского Законодательного собрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» назвал 20 декабря «траурным днем».

«Фактически, это – дата начала массовых политических репрессий в нашей стране, – полагает он. – И десятки миллионов жертв, которые страна заплатила за создание этого чудовищного механизма, на мой взгляд, должны были дать очень хорошую прививку от сталинщины. Но не дали», - констатирует Вишневский.

Борис Вишневский
Борис Вишневский

Причину возрождения «культа личности Сталина» депутат видит в том, что «красный террор» и последующие репрессии так и не получили должного осуждения со стороны властей страны. «Да, был XX съезд КПСС с секретным докладом Хрущева, но потом началась ползучая реабилитация сталинизма. А в последние годы просталинские лозунги просто полезли из всех щелей», – отмечает Борис Вишневский.

При этом, политик считает, что одного запрета на издание книг, восхваляющих «эффективного менеджера» или на возведение памятников Сталину, мало – хотя без этого невозможно преодолеть наследие сталинской эпохи. «Тот, кто не помнит прошлого, обречен на его повторение. Мне кажется, что мы, к сожалению, помним недостаточно. А для того, чтобы, выражаясь словами великой сказки Евгения Шварца, “убить дракона в себе”, нужно начиная со школы рассказывать детям правду о сталинских преступлениях. Так, как это, к примеру, делают в школах Германии. Там никому не придет в голову ставить памятники Гитлеру, или выпускать прославляющие его книги», – подчеркивает собеседник «Голоса Америки».

И подытоживает: «Вопрос ведь не просто в запрете на установку памятников, или на издание чудовищно позорной просталинской литературы людей, по недоразумению именующих себя писателями. Работа предстоит очень большая, и проблема в том, что она до сих пор даже не начиналась».

«Богатейшая страна мира отстала от десятков других стран»

В свою очередь, Вячеслав Долинин отметил, что он, выйдя из заключения в середине 80-х, никогда не считал, что политические репрессии остались позади, и что стране удастся легко расстаться со сталинизмом.

«У меня не было иллюзии в отношении прочности советского режима. То есть, я понимал, что он обречен, и он рухнет при моей жизни – в этом я был уверен. Но его наследие легко преодолеть не удастся, поэтому еще придется защищать людей, которые пострадают от наследников советского тоталитаризма», – сказал Долинин в разговоре с корреспондентом «Голоса Америки».

Вячеслав Долинин
Вячеслав Долинин

Кстати, участники митинга на Троицкой площади вспоминали и «узников Болотной», и Ильдара Дадина, и председателя карельского общества «Мемориал» Юрия Дмитриева, арестованного по сфабрикованному обвинению на два месяца. Вспоминали о том, какой отпор со стороны части российского общества получила инициатива «Мемориала» по обнародованию списков тех, кто был причастен к сталинским репрессиям.

«У нас впереди – год столетних юбилеев многих трагических событий, – отметил Вячеслав Долинин. – И самым страшным в этом ряду, конечно, является большевистский переворот, который повлек за собой создание преступной организации ВЧК. Россия – богатейшая страна мира, а в результате отстала сейчас от нескольких десятков стран, которые куда беднее по своим природным ресурсам. Но граждане там живут куда благополучнее и свободнее, чем жители нашей многострадальной России, пережившей светскую власть и диктат коммунистической партии», – заключил член общества «Мемориал» Вячеслав Долинин.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG