Линки доступности

Дэвид Крамер: мы не должны снимать никаких санкций с повестки дня


Дэвид Крамер. Архивное фото.

Насколько эффективна санкционная политика Вашингтона в отношении Москвы? – интервью авторитетного американского эксперта

Администрация президента США должна решить во вторник, 6 ноября, налагать ли на Россию второй раунд санкций из-за отравления в Великобритании в марте этого года бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. Принимая соответствующее решение, американские власти руководствуются законом от 1991 года «О ликвидации химических веществ и биологического оружия» (Chemical and Biological Weapons Control and Warfare Elimination Act of 1991), согласно которому санкции со стороны США могут быть наложены в отношении государств, использующих химическое или биологическое оружие в нарушение международных норм.

Администрация президента США, согласно закону, обязана либо ввести санкции автоматически, либо заверить Конгресс, что Россия выполнила условия, позволяющие воздержаться от этого: Москва должна продемонстрировать, что больше не использует химическое или биологическое оружие в нарушение международных норм, предоставить гарантии, что этого не произойдет в будущем, а также допустить инспекторов ООН на свои химические объекты.

По закону, администрации президента Трампа придется выбрать три из шести категорий санкций: ограничение импорта в США российских товаров, «которые могут включать нефть или любой нефтепродукт»; запрет экспорта США в Россию всех товаров и технологий, кроме продуктов питания и сельскохозяйственной продукции; запрет на кредиты или техническую помощь России международными финансовыми институтами; запрет банкам США выдачи кредитов российскому правительству; снижение дипломатических отношений между США и Россией; ограничение авиаперелетов в США российским Аэрофлотом.

Первый раунд санций, которых был наложен 27 августа этого года, включал в себя запрет на экспорт оружия, товаров и технологий двойного назначения.

В преддверии введения новых санкций старший научный сотрудник Международного Университета штата Флорида, бывший помощник госсекретаря США, Дэвид Крамер (David J. Kramer) дал Русской службе «Голоса Америки» комментарий по поводу санкционной и внешней политики США.

Валерия Егисман: На сегодняшний день в отношении России уже действует широкий спектр американских санкций. По оценке некоторых экспертов, было реализовано 58 отдельных комплектов санкций – связанных с Украиной, нарушениями прав человека, вмешательством России в президентские выборы США в 2016 году и т.д. Считаете ли вы, что санкции действуют, и чего достигли США с помощью своей санкционной политики?

Дэвид Крамер: Я думаю, что санкции эффективны – но не так эффективны, как могли бы быть, потому что их нужно время от времени усиливать. Если они остаются неизменными, то Кремль может приспособиться к ним. Ключом санкций является их усиление, если Кремль не меняет свое поведение, и усиление таким образом, чтобы потери от действий Кремля – агрессии против Украины и оккупации ее территории – в конечном итоге превысили бы выгоду от этих действий.

Критики санкций, на мой взгляд, обязаны сказать, что они сделали бы в качестве альтернативы санкциям, но у них никогда нет ответа. Взаимодействие с Кремлем по этим вопросам бессмысленно, потому что Москва даже не признает наличия российских войск в Украине. Да, санкции не совершенны – они должны быть частью более широкой политики. Эта политика должна включать в себя ряд вещей, которые администрация делает, в том числе поставку летального оружия Украине и Грузии, усиление военного присутствия в регионе, экспорт СПГ [сжиженный природный газ] – все это. Украина является ключом к работе с Кремлем. Санкции также являются частью этой работы.

В.Е.: В Конгрессе США есть несколько законопроектов о потенциальных предстоящих санциях, таких как DAASKA [Defending American Security from Kremlin Agression Act – “Закон о защите американской безопасности от агрессии Кремля”], также ожидается, что 6 ноября вступит в силу второй ряд санкций, предусмотренных законом 1991 года. Т.е., существует еще целый ряд различных санкционных мер, которые могут быть реализованы. Какие меры следует выбирать, какие из них будут работать лучше всего? Должно ли быть больше санкций? Меньше санкций?

Д.К.: В отношении санкций, связанных с нарушениями России по применению химического оружия в деле Скрипаля, мало пространства для маневра. Если Россия не сделает того, что необходимо для избежания санкций, тогда нам нужно эти санкции наложить, и там не такой большой выбор мер. Целевые санкции, как правило, лучше, чем широкомасштабные, но мы не должны снимать никаких санкций с повестки дня. Все должно рассматриваться как вариант, в том числе SWIFT [международная межбанковская система совершения платежей], если понадобится – если Путин продемонстрирует готовность к дальнейшим вызывающим шагам.

В.Е.: По мнению некоторых наблюдателей, внешняя политика США по отношению к России выглядит непоследовательной. Что вы думаете о внешней политике США в отношении России после промежуточных выборов? Видите ли вы российскую внешнюю политику более последовательной, чем политика США?

Д.К.: Я думаю, все зависит от того, смогут ли демократы получить большинство в Палате представителей или в Сенате. Я думаю, что они будут настаивать на более агрессивной реализации тех мер, что уже были приняты, а затем попытаются принять новые законы, которые бы дорого обошлись Путину. Я думаю, что это обоснованно. Что касается политики, то действия администрации – такие как санкции и военная помощь – достаточно эффективны, но это не является полноценной политикой, потому что риторика президента идет вразрез с действиями администрации. Таким образом, это приводит людей в замешательство в отношении того, что администрация президента делает в действительности. Я надеюсь, что после промежуточных выборов произойдет сближение того, что президент говорит, с действиями его администрации, чтобы мы увидели более согласованную политику.

А в случае России есть только один человек, который принимает решения, и это Путин. Ни Дума, ни Совет Федерации не являются какими-либо механизмами сдержек и противовесов.

В.Е.: Видите ли вы его действия как последовательные или как ad-hoc?

Д.К.: Они последовательны, но он преследуют свои интересы, и не обязательно национальные интересы России. И это создает для нас дилемму о том, как с этим бороться.

В.Е.: Что касается санкций, сказываются ли они негативно на экономике США? Могут ли потенциальные предстоящие санкции отрицательно повлиять на нее?

Д.К.: Негативное влияние на экономику США очень небольшое. Объем нашей торговли с Россией незначителен. Санкции оказывают влияние на европейские страны, особенно на страны Балтии, которые заплатили довольно высокую цену, но продолжают поддерживать то, что делается.

В.Е.: Влияют ли санкции на российскую экономику? Имеет ли место адаптация экономики? Стагнация?

Д.К.: Да, влияют, санкции затрагивают около 1,5-2% ВВП. И тот факт, что Кремль стремится снять эти санкции, является свидетельством того, что они оказывают влияние.

  • 16x9 Image

    Валерия Егисман

    Журналист «Голоса Америки». До этого работала в международных неправительственных организациях в Вашингтоне и Лондоне, в русскоязычной версии эстонской ежедневной газеты “Postimees” и в качестве пресс-секретаря МВД Эстонии. Интересы - международные отношения, политика, экономика

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG