Линки доступности

На экраны США вышел фильм-портрет духовного лидера тибетских буддистов

Деятельность и личность Далай-ламы на протяжении нескольких десятилетий притягивают внимание миллионов людей во всем мире, причем не обязательно последователей тибетского буддизма. Американский документалист Микки Лемли (Mickey Lemle) снял первый фильм о нем еще в 1992 году, «Сострадание в изгнании: жизнь Далай-ламы 14-го» (Compassion in Exile: The Story of The 14th Dalai Lama). И вот спустя четверть века он вновь нацелил свою камеру на Далай-ламу. Результатом стал полнометражный документальный фильм «Последний Далай-лама?» (The Last Dalai Lama?), который в минувший уикенд прокатная компания Matson Films выпустила на экраны Нью-Йорка. 11 августа он выйдет в Лос-Анджелесе, а затем в других городах Америки.

Этот фильм рассказывает о сегодняшней жизни Далай-ламы, которому два года назад исполнилось 80 лет, о его борьбе за права тибетского народа, о встречах с педагогами и школьниками, учеными и церковниками, о том, какое огромное влияние его личность оказывает на самых разных людей, от президента Джорджа Буша-младшего до композитора Филипа Гласса. И, конечно, режиссер уделяет много внимания вопросу, вынесенному в название ленты. Будет ли 15-й Далай-лама, что насчет преемника думает он, нынешний духовный лидер буддистов?

Продюсер и режиссер Микки Лемли снимает кино с 1971 года – документальное, игровое, телесериалы. В 1982 году основал компанию Lemle Pictures, Inc. Закончил университет Брандайз. Служил в Американском Корпусе мира в Непале. С 1996 года является председателем правления благотворительной организации «Фонд Тибет», занимающейся гуманитарной и образовательной деятельностью.

Режиссер Микки Лемли по телефону ответил на вопросы корреспондента Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Как прошла премьера?

Микки Лемли: Чудесно! Всегда интересно увидеть, кто из твоей прошлой жизни придет. На эту премьеру пришла моя первая герлфренд времен девятого класса школы. Удивительно!

О.С.: Есть за что благодарить Далай-ламу (общий смех). Вы сняли первый фильм о нем очень давно...

М.Л.: Да, в 91-м, годом позже он вышел на киноэкраны, а еще через год на общественное ТВ. В 92-м я его показал в Москве. На конференции, где его Святейшество (официальный титул и обращение к Далай-ламе. – О.С.) впервые встретился с Горбачевым.

О.С.: Вы возвращаетесь к знакомой теме. Почему сейчас?

М.Л.: За 25 лет многое изменилось в мире, в жизни его Святейшества. Тогда были надежды, что будет найден выход из конфликта и прекращено угнетение жителей Тибета. Но фактически стало еще хуже. Далее. Я представитель поколения бэби-бумеров, мне только что исполнилось 70. И я, и мои сверстники все чаще задумываемся о старости и смерти. Я решил: почему бы не спросить об этом самого знающего и мудрого человека? Мне показалось, что самое время донести до мира его мессидж.

О.С.: Вы кинематографист и одновременно глава фонда. Две эти миссии не мешают одна другой?

М.Л.: Я не журналист, и я не снимаю фильмы о проблемах, не вдаюсь в дискуссии. Я снимаю кино о личностях, которые смогли себя изменить. У меня нет проблем с этикой, я не продвигаю чью-либо повестку. Все мои фильмы о человеческой трансформации, а вовсе не о проблемах, в том числе политических.

О.С.: А разве есть что-то дурное в поддержке выдающейся личности?

М.Л.: Нет, конечно! В сегодняшнем мире столько моральной двусмысленности. Но есть вещи бесспорные. Скажем, оккупация Тибета Китаем – это однозначно плохо, как и разрушение тибетской культуры и религии. Это самая крупная колонизация после Второй мировой войны. Это большая трагедия. Это и личная трагедия для Далай-ламы, который с 1959 года, когда он был совсем молод, живет в изгнании в Индии.

О.С.: Очевидно, у вас был большой выбор визуального, событийного материала. По каким критериям вы его отбирали?

М.Л.: В игровом кино все держится на сценарии. В документальном нужно создать структуру, которая позволила бы рассказать интересную историю и держала бы внимание зрителя. Я не проповедую, от проповедей люди отворачиваются. Но если в каком-то зрителе есть потенциал к изменениям, то фильм может стимулировать его духовную трансформацию. В фильме есть эпизод, когда бывший президент и художник-любитель Джордж Буш демонстрирует написанный им портрет Далай-ламы. Он говорит о том огромном впечатлении, которое на него произвел Далай-лама. Любопытно, что публика, даже не очень расположенная к Бушу, оказывается под впечатлением и портрета, и прочувствованных слов экс-президента. На показе в Калифорнии, где появление Буша на экране обычно встречают неодобрительным гулом и шиканием, я после фильма спросил аудиторию, изменил ли этот эпизод их представление о Буше. Поднялся лес рук. Так фильм становится каналом и орудием личностной трансформации.

О.С.: Мне также запомнился эпизод с Филипом Глассом. И особенно его восхищение фразой Далай-ламы, который заявил, что нужно любить людей, животных и насекомых. «Да, насекомых! Вот так!» – сказал явно потрясенный Гласс.

М.Л.: Гласс давно увлечен буддизмом, с 80-х годов. Говоря о влиянии Далай-Ламы, я тоже, признаюсь, стал более внимательно относиться к насекомым. Скажем, увидев на днях в ванной паучка, я помог ему выбраться на волю (смеется).

О.С.: В других эпизодах Далай-лама обсуждает с учителями и школьниками, как управлять своими эмоциями, а с учеными-психологами рассматривает разработанный ими «атлас эмоций». В чем причина его интереса к этой сфере?

М.Л.: Тибетцы еще тысячу лет назад научились управлять эмоциями, подавлять негативные мысли и образы. Далай-лама убежден, что с помощью медитации человек может изменить восприятие мира, повысить свой уровень сострадания и сочувствия. Будда говорит, что он пришел в этот мир, чтобы помочь людям уменьшить, облегчить их страдания. Тибетский буддизм это и религия, и наука о мышлении. Далай-лама не просит людей принимать буддизм. Он считает, пусть они следуют вере своих предков, но позаимствуют у буддизма умение управлять собой, своим мышлением и эмоциями.

О.С.: Фильм называется «Последний Далай-лама?». Насколько вероятно, что у нынешнего тибетского лидера не будет преемника?

М.Л.: Все это похоже на шахматный матч. Никто не знает, каким будет следующий ход. Не так давно Китай принял закон, согласно которому власти КНР участвуют в поиске и воспитании мальчика, которого признают новым воплощением (реинкарнацией) Далай-ламы. Его Святейшество меняет с годами свое мнение по поводу преемника. В интервью, приведенном в фильме, он говорит, что нового Далай-ламу могут и не найти. Последние 40-50 лет он занимается медитацией 7 раз в день, размышляя о смерти. Насколько я понимаю, он добивается такой чистоты и «отдельности» сознания от тела, чтобы в момент ухода из жизни увидеть и спроецировать свою новую реинкарнацию.

О.С.: Далай-лама признается, что у него один недостаток – вспыльчивость. Но он отходчив. Вы его знаете много лет. Что-то вы можете добавить?

М.Л.: Он это мне тоже говорил. Самое лучшее определение ему дал британский дипломат и тибетолог Хью Ричардсон. Самый святой из людей, самый человечный из святых. Лучше не скажешь.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG