Линки доступности

«ДахаБраха»: первобытная энергия и гражданская позиция


«ДахаБраха»

Марко Галаневич: «Всё теряет смысл, когда тебя цензурируют»

Украинская этно-хаос группа «ДахаБраха» проводит уже четырнадцатый тур по Северной Америке. Их творчество продолжает органично вписываться западный культурный контекст: одна из их песен прозвучала в сериале Fargo и в рекламе нового бренда от Дэвида Бэкхема.

Критики часто называют «ДахуБраху» самой интересной украинской группой – и говорят о том, как сложно характеризовать их стиль. Этно-хаос давно стал узнаваемым жанром, но музыка «ДахиБрахи» и тут выделяется. Участники группы также не сторонятся политики и поддерживают украинских политзаключенных в России, включая – режиссера Олега Сенцова.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» Наталья Антонова побеседовала с участником «ДахиБрахи» Марко Галаневичем о Сенцове и недавнем прошлом, когда украинские музыканты с радостью приезжали выступать в России.

Наталья Антонова: Когда вы перестали ездить в Россию? После аннексии Крыма?

Марко Галаневич: Да, в 2014 году. Когда началась аннексия, уже тогда стало всё понятно.

Н.А.: А когда-то вы выступали в Москве…

М.Г.: Да, это было прекрасно. Там были прекрасные люди. Клубы были очень хорошими.

Н.А.: «ДахаБраха» активно поддерживает Олега Сенцова. Ты надеешься на то, что Сенцова освободят?

М.Г.: Они пока только согласны делать обмен всех на всех.

Н.А.: В России огромное количество людей верит в то, что Сенцов – террорист. При этом в Украине его арест изначально вызвал шок, и не только потому, что это было откровенно политическое дело. Многие просто знают его – знают, насколько далек он от самого понятия «терроризм».

М.Г.: Олег «виноват» в том, что у него открытая позиция. Открытая, мирная позиция. За это его и посадили. За честность и открытость.

Н.А.: Есть мнение, что украинцам нужно чаще бывать в России и налаживать культурный диалог. При этом, Россия стала опасной для украинцев с гражданской позицией.

М.Г.: Мы об этом не думали, когда перестали ездить в Россию. Мы скорее просто пытались таким образом показать именно свою позицию. У музыканта возникают вопросы: «Хочу ли я выступать для людей, среди которых, возможно, будут те, которые помогли оккупировать мою страну?», «Хочу ли я выступить для людей, среди которых, возможно, будут те, кто поддержал оккупацию?».

Dakh Daughters [украинский музыкальный проект, который, как и «ДахаБраха», сформировался на базе киевского театра «Дах»] пытались идти на диалог и ездили в Россию в 2014 году. Со сцены этот диалог у них даже получался. А потом организаторы говорят: «Не показывайте украинский флаг». И тогда ты понимаешь, что за твоими действиями пристально следят, и говорить свободно уже не получится. Всё теряет смысл, когда тебя цензурируют.

Н.А.: С Dakh Daughters тогда вели себя агрессивно какие-то люди, которые, судя по всему, были сотрудниками правоохранительных органов. То есть, запрет на флаг, возможно, исходил от них.

М.Г.: Возможно. Результат один и тот же.

Н.А.: Американцы критикуют вас за то, что вы не ездите в Россию, но при этом ездите в Америку?

М.Г.: Ну да, есть левые антиимпериалисты, которые видят некую угрозу. Но они не понимают всю проблематику того, что происходит в Украине. Когда я нахожусь тут, резко ощущаю, насколько плохо отсюда видно то, что происходит у нас. Просто потому, что это происходит очень далеко.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG