Линки доступности

Коронавирус: словацкое «чудо» и чешская модель 


Президент Словакии Зузана Чапутова, бывший премьер-министр Петер Пеллегрини и его преемник на посту Игорь Матович. Архивное фото

Эксперты из Братиславы и Праги рассказали об особенностях борьбы с пандемией в их странах 

Каждый день ведущие информационные агентства мира публикуют обновленную статистику пандемии коронавируса: у какого количества людей в той или иной стране обнаружена эта болезнь, сколько человек выздоровели, сколько жизней унес коронавирус.

В настоящее время наибольшие потери несут США, Китай, Иран и страны так называемой «старой Европы», прежде всего – Испания, Италия, Франция, Великобритания, Германия, Бельгия и Нидерланды. Здесь счет жертв Covid-19 идет на тысячи. Во многих других странах, причисляемых к геополитическому понятию «Запад», количество летальных исходов измеряется сотнями.

В странах, вошедших в ЕС и НАТО в девяностые и нулевые годы, счет идет на десятки, но в этой группе есть островки относительного благополучия, особенно в сравнении со своими ближайшими соседями. Так, если взять так называемую «Вышеградскую группу», то по данным на утро 8 апреля, в Венгрии зафиксировано 58 смертельных случаев от коронавируса, в Польше - 136, в Чехии - 91, а Словакии скончались два человека.

При этом население Словакии приближается к пяти с половиной миллионам человек, а в Чехии немногим превышает десять с половиной миллионов, то есть, разница примерно в два раза. Однако, и по количеству зараженных (5033 в Чехии и 581 в Словакии), и по летальным исходам положение дел в Чехии намного серьезнее.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» связалась с экспертами в обеих частях некогда единой страны, и постаралась выяснить причины такого существенного разрыва.

«Можно сказать, что жизнь в стране замедлилась»

Старший научный сотрудник Словацкой ассоциации внешней политики Александр Дулеба отметил, что для объяснения такой ситуации в его стране есть три аргумента – два позитивных и один негативный. «Начну с негативного. По сравнению с Чехией, у нас в четыре раза меньше сделано тестов. На один миллион населения – две с небольшим тысячи тестов, а в Чехии – восемь тысяч», – свидетельствует Александр Дулеба. И поясняет, что причина этого в том, что местные медики, с согласия министерства здравоохранения Словакии отказались делать так называемые «быстрые тесты» на основе анализа крови. В настоящее время в стране проводятся только более сложные, но и более достоверные генетические тесты, которые обнаруживают заболевание даже при отсутствии внешних признаков.

«Недавно появилась информация о том, что в Словацкой академии наук изобрели новые тесты на основе генетики, и теперь можно будет проводить гораздо большее количество проверок», – добавляет словацкий эксперт.

А позитивные аргументы, с точки зрения Александра Дулебы, заключаются, во-первых, в том, что с 6 марта, то есть с того дня, как в стране был подтвержден первый случай заражения Covid-19, граждане стали проявлять сознательность. В частности, крупнейший словацкий вуз – Университет Коменского (Univerzita Komenského) объявил о переходе на дистанционную систему обучения. «Сразу же было принято решение региональных властей о закрытии школ на две недели. Этому примеру последовали и другие университеты страны. А правительство ввело очень жесткие меры с 12 марта. Словакия первой из стран Европейского Союза закрыла границы, въезд был разрешен только для граждан Словакии, а из иностранцев исключение было сделано для водителей грузовиков, которые везли продукты или необходимые вещи для производства. А все словаки, возвращающиеся из-за границы, сразу попадают в двухнедельный карантин, где им делают тесты», – рассказывает старший научный сотрудник Словацкой ассоциации внешней политики.

С момента введения упомянутых Александром Дулебой жестких мер, в стране были закрыты все туристические агенства, все гостиницы, лыжные курорты, бассейны и все культурные объекты. Были прекращены спортивные состязания, включая чемпионат страны по хоккею, который традиционно очень популярен в Словакии. «Можно сказать, что жизнь в стране замедлилась. Но благодаря жестким мерам мы выиграли время и снизили динамику распространения этого вируса. И если в Италии такие меры начали применяться, когда в стране уже были тысячи подтвержденных случаев заражения, мы стали вводить их после первого инфицирования. А второй положительный фактор – это дисциплина граждан. Прежде всего – все стали носить маски, потому что, как сообщают медики, 95% заражения коронавирусом происходит воздушно-капельным путем. И, конечно, нужно отдать должное телеведущим всех телеканалов – и государственных, и частных.

Вы сейчас во время не увидите ни одного сотрудника телевидения, у которого не было бы маски на лице. И хотя в студии, в этом, может быть, нет такой необходимости, но этим медийные лица подают сигнал населению следовать их примеру. И все наши политики с этой же целью тоже носят маски», – подчеркивает Александр Дулеба.

«Правительство у нас сейчас более либертарианское»

Некоторые особенности ситуации в Словакии отметил в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» президент Института общественных проблем, политолог Григорий Месежников.

«У нас ограничили автомобильное движение на ближайшие дни в связи с приближающейся Пасхой. Так как большинство городского населения составляют бывшие деревенские жители, то они по традиции отправятся к своим родственникам. И есть опасения, что положительный тренд, сложившийся в Словакии, может быть сломлен. Поэтому правительство объявило об ограничении движения между областями», – пояснил он.

В своем комментарии Месежников также упомянул прошедшие в самом конце февраля парламентские выборы. «Были опасения, что из-за перехода власти дело может обрести невеселый поворот. Но все произошло с точностью до наоборот. Дело в том, что бывшая правящая партия потерпела сокрушительное поражение. Но до передачи власти у них было три недели, и они решили немного отыграться и создать своеобразный задел на будущее. Дескать, мы уходим в оппозицию, но вы сейчас увидите, как мы умеем справляться со сложной ситуацией. И уже бывший премьер Петер Пеллигрини активно взялся за дело. И это помогло. А новое правительство унаследовало этот стиль и продолжило активные меры по борьбе с коронавирусом.

Хотя, надо отметить, что у нас были люди, которые еще в середине февраля говорили, что нужно вводить жесткие меры. Но в разгар избирательной кампании их никто не слушал», – рассказывает политолог.

Рассказывая о поведении словаков в быту, Григорий Месежников подчеркивает: «Меня очень удивило, как люди себя ведут. Я, честно говоря, ожидал определенного «пофигизма», но люди проявили сознательность. Возможно, это – своеобразное наследие социалистического прошлого, когда требовалось послушание. А возможно, это – страх, причем не за себя, а за своих близких, что заболеют члены семьи, родители, которые, может быть, уже не слишком здоровы. То есть – забота о тех, кто относится к группам риска», – поделился своими впечатлениями собеседник «Голоса Америки».

«Все ходят в масках, причем, в большинстве случаев – это маски собственного изготовления. В магазины можно зайти либо в перчатках, а если их нет, вам опрыскают руки дезинфекторами. И, кстати, в магазины впускают по специальным карточкам. Это сделано для того, чтобы внутрь проходило не больше народу, чем позволено санитарными правилами. Бизнес, конечно, чувствует себя очень плохо. У нас закрыто все, кроме продовольственных магазинов, аптек и салонов мобильной связи. Часть бизнеса перешла на режим on-line. Сейчас правительство договаривается с Евросоюзом на получение 4 миллиардов евро, кроме того, происходит перераспределение фондов, которые изначально были предназначены на другие цели. Правительство у нас сейчас более либертарианское, и, как мне кажется, проводится поддержка частного бизнеса, и особенно – небольших компаний.

Но в целом ситуация, конечно, грустная. У нас были неплохие экономические показатели. В Словакии четыре автомобильных завода, и все они стоят, потому что спрос на их продукцию упал. У нас промышленность завязана на Германию, поэтому если немецкая экономика упадет, то, конечно, для нас это будет очень плохо», – заключает Григорий Месежников.

«В Москве меры построже, чем у нас»

Хотя ситуация в Словакии отличается в лучшую сторону от положения дел в Чехии, по свидетельству обозревателя издания Novinky.cz Александра Митрофанова, «словацкие дела как-то остаются в стороне, население Чехии интересуется, прежде всего, своими новостями о борьбе с коронавирусом».

Еще в конце января, то есть до начала острой фазы пандемии в Европе, парламентская оппозиция в Чехии поставила вопрос о готовности правительства страны к решительным мерам. «Но правительство в лице министра здравоохранения Адама Войтеха заявило, что ничто нам не угрожает, а если нам что и будет угрожать, то мы подготовлены к этому прекрасно и во всеоружии встретим напор этой заразы, и, конечно, мы ее победим. Кстати, силами правительства дискуссия в парламенте Чехии была предотвращена. А потом началась эпидемия», – рассказал Александр Митрофанов.

По словам пражского собеседника «Голоса Америки», в первые дни эпидемии чешское правительство вело себя довольно сумбурно, и когда в местной прессе появились сообщения о первых жертвах коронавируса в стране, настроение чехов было довольно безрадостным. «Тогда премьер-министр Андрей Бабиш, который поначалу делал довольно громкие заявления о том, что ситуация под контролем, отошел в тень, и за дело взялись те, кто мог решать вопросы профессионально. То естьэпидемиологи. Благодаря первому заместителю министра здравоохранения, были введены экстренные меры, которые у нас, конечно, не были названы “нерабочими днями”. Эти меры заключаются в том, что страна уже много дней находится в режиме, как было объявлено правительством, чрезвычайной ситуации.

Если сравнивать с российской столицей, то в Москве меры построже, чем у нас. Например, в Москве парки закрыты, а в Чехии постановлением правительства разрешается выходить на природу, гулять в парках, а собак выгуливать не на расстоянии ста метров от своего жилища, а где угодно. Но не разрешается уезжать в другой город», – подчеркивает обозреватель издания Novinky.cz.

В качестве наказание за нарушение режима предусмотрены штрафы. Самые крупные – в размере трех миллионов чешских крон (то есть девяти миллионов рублей или 120 тысяч долларов) пока ни к кому применены не были. По свидетельству Митрофанова, чешское правительство обсуждает возможность смягчения введенных правил, но пока не торопится осуществлением этой возможности.

«Что же касается простых людей, то они с самых первых дней проявили себя с лучшей стороны. Вся Чехия ходит в масках, причем, люди шьют их сами. Очень хорошо работает система местного самоуправления в маленьких городах, в деревнях. Пока же режим чрезвычайной ситуации продлен до 30 апреля», – отметил эксперт.

На вопрос, как чувствует себя чешский бизнес в условиях пандемии коронавируса, он, вслед за своими словацкими коллегами, ответил: «плохо». И развил мысль: «Сейчас ведь практически все сидят в интернете. И люди имеют возможность сравнивать ситуацию у нас и, скажем, в Германии или в США. Они видят, как в этих странах правительства реагируют на ситуацию, какая помощь оказывается малому и среднему бизнесу. А у нас поддержка составляет лишь малую долю того, что делается в странах, которые я упомянул», – констатирует Александр Митрофанов.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG