Линки доступности

Крым: отказ в медицинской помощи под арестом как месть за убеждения


Протест против закрытия крымско-татарского телеканала в здании телецентра в Симферополе. 31 марта 2015 г.

Европейский Союз призвал Россию немедленно освободить политзаключенных с ухудшающимся состоянием здоровья

Суды и спецслужбы России, аннексировавшей украинский Крым в 2014 году, наращивают репрессии против крымскотатарских активистов на полуострове, прибегая к очевидно негуманной практике – длительному отказу арестованным в медицинской помощи даже в тех случаях, когда она критически необходима. Об этом заявляют руководители Меджлиса крымскотатарского народа, украинские политики и российские правозащитники.

Случаи явно жестокого обращения с политическими заключенными в Крыму были особо отмечены Европейским Союзом в специальном заявлении, которое 10 января выпустила пресс-служба ЕС: «Крымско-татарский активист Эдем Бекиров был задержан 12 декабря 2018 года при въезде на Крымский полуостров, неправомерно аннексированный Россией. По состоянию здоровья господину Бекирову требуется ежедневная врачебная помощь. Мы ожидаем, что он будет отпущен без промедления и срочно получит надлежащее лечение».

Также в заявлении Евросоюза содержится требование немедленного освобождения других незаконно задержанных граждан Украины, в том числе 24 украинских моряков, попавших в российский плен в прошлом году в Керченском проливе, и Павла Гриба – украинского активиста с инвалидностью, задержанного в августе 2017 года в Беларуси и выданного России.

За последнее время уже четверо крымскотатарских активистов, испытывающих критические проблемы со здоровьем, долго содержались в заключении без медицинской помощи. Одному из них – Эдему Бекирову – врачебная помощь не оказывается до сих пор.

О Бекирове в интервью Русской службе «Голоса Америки» рассказывает председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров: «С Эдемом Бекировым – абсолютно вопиющий случай, я просто не знаю даже, как это охарактеризовать. Он сильно болел, у него ампутирована нога. Это человек, которому требуется в день несколько раз перевязок. И у него забрали протез! Он не может сам себя элементарно обслуживать, даже сходить в туалет».

«Мы никогда не позволяли себе по мелочам сразу бить тревогу и по каждому случаю взывать к мнению общественности» – продолжает Рефат Чубаров – «но то, что сейчас происходит с тремя нашими политзаключенными, уже за пределами всего. Только недавно Асану Чапуху, который перенес инсульт и сидел в заключении, фактически не восстановившись, после длительного пребывания в СИЗО была изменена мера пресечения, и уже из дома он был увезен в больницу с внутренним кровотечением. Сейчас его жизнь под прямой угрозой несмотря на то, что он находится в больнице. Еще один наш товарищ, Казим Аметов, страдает очень сильной одышкой. То, что его состояние с каждым днем ухудшается, было заметно как для адвокатов, так и для работников СИЗО, но все апелляции, чтобы изменить меру пресечения, были отклонены оккупационными судами».

Председатель Меджлиса уверен, что неоказанием медицинской помощи российская администрация аннексированного Крыма старается запугать крымских татар: «Это такая форма убийства наших людей. Я даже не согласен с теми, кто говорит, что таким образом они совершают пытки, чтобы заставить признаться людей в том, что они не совершали. Я думаю, что этот этап для ФСБ уже в прошлом. Они просто дают очень четкие сигналы крымскотатарскому народу: «Смотрите, если мы не жалеем таких, как Эдем Бекиров, у которого протез, сахарный диабет и четыре шунта, если мы не жалеем Казима Аметова, которому идет седьмой десяток, и он каждый день задыхается в СИЗО, если мы довели до инсульта Асана Чапуха, то что будет с вами, физически здоровыми людьми, если вы не прекратите сопротивление, если вы не смиритесь с присутствием России в Крыму?»

Заместитель главы делегации Украины в Парламентской ассамблее Совета Европы Георгий Логвинский в интервью Русской службе «Голоса Америки» говорит, что возможности Киева повлиять на положение украинских граждан, захваченных Россией, ограничены:

«Мы регулярно требуем от Европейского суда по правам человека применения «правила 39» (ЕСПЧ может потребовать от страны, на которую распространяется юрисдикция этого суда, принятия срочных мер во избежание нанесения непоправимого вреда, это может быть связано с подверганием человека явному риску, в том числе в связи с состоянием его здоровья – Д.Г.). Но вообще методов влияния на ситуацию на оккупированной Россией территории Крыма немного. Украиной заводятся уголовные дела, объявляются в розыск люди, которые участвуют в нарушениях прав человека в Крыму. Также мы пытаемся донести информацию об этом до международного сообщества. Есть и дипломатические методы – через наших турецких и европейских партнеров, в процессе переговоров. Россия торгует заложниками, это факт, и мы действуем, исходя из этого».

По словам Георгия Логвинского, Украина надеется на усиление санкций Запада в отношении России за то, что происходит в Крыму: «Способы влияния на Россию прежние: недавняя резолюция Генеральной Ассамблеи ООН, резолюции ПАСЕ – все это достаточно существенно, а санкции бьют по карману России и персонально Путина. Это, правда, не очень действует, но какие-то результаты есть. Санкции – и это зависит от наших европейских и американских партнеров – должны быть сильно жестче: уже озвучивавшееся отключение от SWIFT, замораживание активов, и так далее».

«Крымскотатарский народ рассматривается оккупационными властями как угроза по той причине, что он очень хорошо помнит депортацию советских времен, а сегодня в Крым вернулся, по сути, советский дух. Смириться с такой формой подавления их свободы крымские татары не могут, и цель оккупантов – вызвать страх с помощью давления и репрессий, заставить молчать или даже полюбить оккупационный режим. Но эти методы не работают. Поэтому случаев репрессий именно против крымских татар статистически больше, чем в отношении другого населения Крыма» – отмечает зампред украинской делегации в ПАСЕ.

Георгий Логвинский уверен, что крымскотатарская община воспринимается пророссийским руководством Крыма как в принципе враждебная: «У крымских татар, живущих на полуострове, есть возможность выехать и в Турцию, и на континентальную территорию Украины, но они остаются в Крыму, потому что в своей основе это идейные люди. Им понятно, что они рискуют, они знают, что к ним могут ворваться в дом, арестовать, и так далее. Смотрите – Меджлис, несмотря на все резолюции ПАСЕ и ОБСЕ, остается в России «экстремистской организацией». А поскольку курултай Меджлиса избирается всем крымскотатарским народом, то получается, что для Москвы считает всех крымских татар соучастниками преступления».

Российские правозащитники также стараются вести наблюдение за нарушениями прав человека в Крыму, хотя делать это становится все труднее. Координатор «Полевого правозащитного центра в Крыму» Александра Крыленкова в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» обращает внимание на особенность отношения крымских судов и полиции к арестованным по политическим мотивам:

«В России человеческая жизнь в заключении стоит очень мало, и то, что людям медицинская помощь не оказывается – это обычная практика, к сожалению. Но в России к людям, которые находятся под пристальным вниманием общественности, стараются относиться более внимательно, потому что это дорого, так как может закончиться обращением в ЕСПЧ, ну, и по другим прагматическим причинам. А в Крыму получается, что это не работает совсем – для крымских властей неоказание известному заключенному медицинской помощи не является неприличным».

При этом для обычных, не известных общественности людей, напоминает Александра Крыленкова, и в самой России все плохо: «Если (в регионе – Д.Г.) нет сильной Общественной наблюдательной комиссии (ОНК), если это не Москва, где есть Анна Каретникова (бывший член московской ОНК, сейчас – советник руководителя УФСИН России по Москве – Д.Г.), то люди часто сидят без какой-либо медпомощи вообще».

Спецслужбы, рассказывает правозащитница, с особым рвением заводят дела по «тяжелым статьям», связанным с государственной безопасностью: «Крым стал полигоном для возбуждения уголовных дел, связанных с диверсиями и терроризмом. Если обществу говорят, что обнаружили шпиона и диверсанта в Москве, то общество удивляется, а если в Крыму – то это считается нормальным, потому что предполагается, что «недобрая Украина хочет свой Крым обратно, и поэтому засылает к нам бесконечное количество шпионов и диверсантов». В делах, которые заведены по этим основаниям, те, кто их в Крыму заводит, считают, что им можно все».

Александра Крыленкова также констатирует, что крымскотатарские активисты находились в заключении с плохим состоянием здоровья: «Двое арестованных по так называемому «делу вымогателей» (в ноябре ФСБ России арестовала нескольких крымскотатарских активистов, якобы обнаружив у них автоматы Калашникова и наркотики – Д.Г.) Бегир Дегерменджи и Асан Чапух – в очень плохом состоянии. У Дегерменджи бывали приступы астмы в суде, ему было совсем плохо, и его под давлением общественности все же поместили в больницу. Чапух перенес инсульт, у него не работала рука, и его в итоге отпустили под домашний арест, он находится в больнице в тяжелом состоянии. И последний случай – с Эдемом Бекировым».

Крыленкова рассказывает, что не только активисты, но и просто люди, привыкшие к свободе самовыражения, находятся в Крыму под угрозой репрессий: «Основа происходящего – это приход российских репрессивных практик на территорию, на которой этих репрессивных практик раньше не было. В Крыму никогда не сажали за то, за что их там сажают сейчас. Люди могли молиться, верить так, как они хотят, читать литературу, которую хотят. И вдруг их начали сажать просто за то, как они живут. Кроме того, есть особое рвение местных силовиков и тех, кто туда отправлен из России, желающих показать «хорошую работу».

Российская активистка соглашается с тем, что крымские татары находятся в зоне риска из-за своей гражданской позиции, но считает, что репрессии в Крыму направлены против любого оппозиционного активизма вообще: «Поскольку особые репрессии направлены против общественных активистов, то большую часть тех, кто признан политическими заключенными, и в отношении которых возбуждены дела с политическими мотивами, составляют крымские татары. Потому что крымскотатарский народ – очень консолидированный, активный и видимый. При этом преследуют и украинских политических активистов, и даже тех, кто был за «русскую весну», а теперь критикует власти».

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG