Линки доступности

Уполномоченный по правам крымских татар при президенте Украины – о национальном факторе в репрессивных действиях российских властей в Крыму

СТРАСБУРГ – Россия продолжает преследования руководства Меджлиса крымскотатарского народа – общественного представительного органа крымских татар, который российские власти после аннексии Крыма объявили экстремистской организацией.

2 июля российские правоохранительные органы не дали заместителю главы Меджлиса Ахтему Чийгозу, которого содержат в СИЗО Симферополя, возможности присутствовать на похоронах матери, которая умерла накануне после тяжелой болезни.

Как сообщил в эфире украинского телеканала «112 Украина» адвокат Ахтема Чийгоза Николай Полозов, «жена Ахтема Чийгоза обратилась к начальнику СИЗО с заявлением (с просьбой отпустить ее мужа на похороны матери — Д.Г.), но дежурный сообщил, что сегодня не работает канцелярия, и нет начальника».

Председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров также подтвердил эту информацию. «В эти минуты в селе Топчикой (ныне – Долинное) Бахчисарайского района у дома семьи Чийгозов начинается дженазе–намаз (панихида) Алие абла Чийгоз. Собрались тысячи крымских татар со всех уголков Крыма. Российские оккупанты не дали разрешения Ахтему Чийгозу, который незаконно удерживается за решеткой 2,5 года, присутствовать на похоронах матери», – написал Рефат Чубаров на своей странице в Facebook.

Ранее соратники и представители Ахтема Чийгоза говорили о том, что попытаются оказать давление на оккупационные власти с требованием отпустить Ахтема Чийгоза на похороны матери через Европейский суд по правам человека.

Кроме того, продолжаются преследования крымских татар и по религиозному признаку — как сообщила «Новая газета», в эти выходные ФСБ России завершила следствие по делу очередной группы крымских татар, обвиняемых в участии в деятельности исламской партии «Хизб ут-Тахрир». Организация, признанная террористической в России, действует в Украине легально, и в украинском Крыму принадлежность к этой партии не являлась чем-то наказуемым.

В интервью корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» уполномоченный по правам крымских татар при президенте Украины, депутат Верховной Рады Мустафа Джемилев рассказал о ситуации с преследованием крымскотатарской общины российскими властями.

Данила Гальперович: Можно ли говорить о том, что Россия действует, исходя именно из национального фактора, что она репрессирует крымских татар как национальную общину?

Мустафа Джемилев: Наверное, не совсем так. Россия старается подавить все и всех, кто противостоит оккупации. Но крымские татары, вообще, крымский социум несколько выделяется, потому что практически весь народ, в первую очередь, представители органа крымско-татарского народа – Меджлиса, избранного самими крымскими татарами – четко заявили о том, что не признают оккупацию и будут продолжать рассматривать Крым как часть территории Украины. Поэтому подавляющее большинство репрессий, конечно, попадает на крымских татар. Кремль уже четко понял, что как, скажем, в Чечне или в других местах, собрать внушительное число коллаборантов, которые бы говорили, что они приветствуют действия Путина, у них не получается. Конечно, во время этих экстремальных событий всегда бывают коллаборанты, предатели, но, даже и к нашему удивлению, их число в Крыму среди крымских татар ничтожно. И оно продолжает уменьшаться, потому что они как бы в изоляции, как прокаженные среди наших соотечественников. Поэтому сейчас Кремль избрал тактику на выдавливание крымских татар из населения Крыма. Вот такая ситуация. Ну, а так, конечно, преследуются и украинцы, и этнические русские — все, кто не согласен с оккупацией.

Д.Г.: Как эти репрессии, по-вашему, можно остановить?

М.Д.: Кремль не считается ни с международным правом, ни с даже собственным законодательством. Единственный язык, который может понять Россия, – это сила. Я имею в виду не военную силу, потому что мы не видим военного пути решения вопроса, тем более, что, по имеющимся сведениям, там есть теперь даже ядерное оружие, – это будет катастрофа для человечества, а не только для Крыма, а он вообще перестанет быть обитаемым полуостровом. Единственный путь – это оказать такое ощутимое давление на Россию, чтобы заставить ее вести себя прилично, цивилизованно. Это могут быть только экономические санкции и повсеместная изоляция. Я думаю, что есть очень много рычагов, которые еще не использованы. К сожалению, Россия тратит огромные средства, чтобы купить везде каких-то политиков и журналистов для того, чтобы распространить свою ложь, тиражировать ее в огромных масштабах. Они будут умирать с голоду, но средства на пропаганду, на вооружение у них всегда найдутся. Вот это надо учитывать мировому сообществу, учитывать и действовать. Если даже глава великой демократической страны вдруг заявляет, что, по имеющимся у него сведениям, жители Крыма якобы сами хотели быть оккупированными, то что говорить о миллионах и миллионах других людей, которые далеки от политики. И я думаю, что здесь, на Западе, нужно усилить информационную деятельность по освещению того, что творится в Крыму.

Д.Г.: Если говорить о самих преследованиях, которые происходят в Крыму, то как Россия действует сейчас? Каковы основные способы ее давления на крымских татар?

М.Д.: Во-первых, непрекращающиеся массовые обыски. Они стали настолько обыденным явлением, что люди смотрят на часы: «Уже восемь часов, значит, сегодня в районе не придут с обыском, потому что они приходят рань утром». Причем обыскивают людей, которые совершенно не ведут никакой деятельности. Обыски направлены на запугивание. Те, кто их проводит, залетают в дом, окружают, всех кладут на пол, причем открыто говорят: «Убирайтесь отсюда». Или, скажем, похищение людей – ФСБ, конечно, отрицает свою причастность, но у нас стопроцентные доказательства, что именно они это организуют. Косвенным доказательством является и то, что во время допросов людям, не стесняясь, говорят: «Если ты так себя будешь вести, ты не боишься, что исчезнешь? Не боишься, что твои дети могут исчезнуть?» Скажем, Эдем Асанов, которого нашли повешенным со всеми признаками насилия, явно был повешен уже после убийства. Родителей так запугали, что они боятся давать какие-либо интервью. А когда им говорят: «Ну, как же так, ваш же сын. Почему молчите?», отец отвечает: «У меня еще дочь есть. Они мне четко сказали, что, если я что-то не так буду говорить, с дочерью тоже такое произойдет». В нынешнем Крыму происходят такие вещи, которые могут быть сравнимы со сталинскими 30-ми, 40-ми годами, а иногда и похуже. Скажем, отличие есть такое – в советское время, когда приходили с обысками, по крайней мере, был ордер. А сейчас никаких постановлений, ордеров, просто заявляют: «У нас есть подозрение, что у вас хранится оружие. У нас подозрение, что у вас есть незаконная литература». Никаких протоколов - ничего, полное отсутствие права. Все это, насколько мы понимаем, направлено на то, чтобы вынудить людей покинуть Крым.

Д.Г.: А есть ли внутри крымскотатарской общины в Крыму какое-то сопротивление этим действиям?

М.Д.: Сопротивление проявляется, когда оккупанты проводят какие-то мероприятия с целью привлечения крымских татар, чтобы показать телевизионную картинку. Скажем, национальный праздник Хыдырлез недавно был, так они загоняли на него всех бюджетников, артистам говорили, что если они не выступят, то они их уволят с работы. И тем не менее, им не удалось – мы собирали по 30-40 тысяч человек на свои праздники, а сейчас там было 2-3 тысячи человек, в основном бюджетники, остальные просто игнорируют. Или, скажем, российские выборы все крымские татары игнорируют – не ходят ни на выборы, ни на какие-то подобные их мероприятия. Но, скажем, для крымских татар очень ощутимы денежные штрафы. Они и так сейчас в тяжелом экономическом положении, а за то, что «незаконно собрался» – с точки зрения России – сразу 10-15 тысяч рублей штрафа. Это месячная зарплата, и для людей это удар. Поэтому в определенной мере им удается, так скажем, нейтрализовать сопротивление крымских татар. Но в целом мы проводили исследования, и где-то 95% крымско-татарского населения четко не будут признавать оккупацию. Правда, есть слой людей, которые слышат разговоры некоторых политиков и приходят к пессимистическому убеждению, что, может быть, русские здесь будут еще долгое время – 10-15 лет, поэтому они как-то стараются пристроиться. Но даже эти коллаборанты прекрасно понимают, что оккупация рано или поздно кончится. Более дальновидные коллаборанты уже ищут себе квартиры в Краснодарском крае и в других местах за пределами Крыма, потому что понимают, что со своими соотечественниками после оккупации они жить не смогут.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG