Линки доступности

Александра Крыленкова: «То, что ты кричишь: «Путин – мой президент!», ни от чего не спасает»


На митинге в День памяти жертв геноцида крымскотатарского народа. Киев, 18 мая 2019 г.

В Крыму власти обвиняют в экстремизме не только крымскотатарских правозащитников, но и активистов «Русской весны»

В Крыму не только усиливаются репрессии против крымскотатарских активистов, но и начались гонения против ярых сторонников «Русской весны», которые выступали за присоединение полуострова к России. Об этом в ходе презентации своей книги «В поисках войны. Пять лет в Крыму» рассказала российская правозащитница Александра Крыленкова, отвечая на вопрос Русской службы «Голоса Америки».

Презентация прошла накануне в Сахаровском центре и совпала с вынесение жестокого приговора, вынесенного в Ростове-на-Дону Северо-Кавказским окружным военным судом в отношении так называемой «симферопольской группы» по делу «Хизб ут-Тахрир». Пятерым крымским мусульманам дали от 12 до 17 лет лишения свободы.

Александра Крыленкова работает в Крыму вот уже 5 лет, начиная с самых первых дней российской оккупации. Она собирает информацию о нарушениях прав человека и о том, как живут люди на полуострове, общаясь с ними повсюду, где только можно – в автобусах и магазинах, на улицах и в судах.

«Я старалась говорить со всеми: и с теми, чьи взгляды на жизнь ближе к моим, и с теми, чьи немного отличаются, и с теми, чьи полностью противоположны», – признается автор во введении.

«В поисках войны. Пять лет в Крыму» – это рассказ очевидицы о том, как живёт Крым после 2014 года. Это изображение Крыма – объёмного, разнообразного, солидарного и не похожего на предмет, который делят политики. "В поисках войны. Пять лет в Крыму" – это истории о людях, которые остаются в Крыму, несмотря на постоянные нарушения прав человека и аресты», – говорится в аннотации к изданию.

Александра Крыленкова призналась, что последние год-полтора стало полегче в смысле слежки со стороны спецслужб и контроля на границах. Раньше, по ее словам, каждая поездка в Крым была настоящим испытанием с мало предсказуемым финалом.

«Надо понимать, что с точки зрения международного права я могу посещать Крым только с Украины, где должна получить соответствующее разрешение, – пояснила она. – Чтобы добраться до полуострова, мне нужно вначале пройти контроль в аэропорту в Москве, потом в Минске (прямого авиасообщения между Россией и Украиной сейчас нет – В.В.), в Киеве, затем сесть на поезд на Херсон, потом машиной до новой границы (с полуостровом), где нужно пройти соответствующие процедуры».

На каждой границе в сторону Крыма меня проверяли очень долго, рассказывает правозащитница: «Были случаи, когда я не успевала из-за этого на самолет. Постоянная слежка (в Крыму) продолжалась первые три года. Однако я вскоре поняла, что ничего страшного в этом нет. Я человек довольно публичный и довольно быстро решила, что мой метод – это писать обо все открыто и не прятаться. Поэтому у меня в Крыму практически постоянно одна и та же квартира. Наверное, когда меня нет, туда наведываются «гости», но я не знаю. Особенно мне не досаждали».

Многие на полуострове воспринимали правозащитницу как «агента госдепа США,» поэтому контакт с ними было установить сложно, свидетельствует Александра Крыленкова: «Больше всего мне хотелось поговорить с активистами «Русской весны», участниками самообороны, местного самоополчения. Все пять лет мечтала об этом. Но почему-то они со мной встречаться не захотели».

Однако примерно года два назад ситуация на полуострове кардинально поменялась и началось давление уже и на этих людей, подчеркнула автор книги. По ее выражению, власти «начали «есть» тех, кто выступал за присоединение к России»: «Там есть российская власть, которая подавляет все, что ей не нравится. Она это делает на любой территории, на которой может. Это абсолютно то, что она делает в Москве, Петербурге и Рязани. На самом деле, то, что у тебя в руках российский флаг и ты кричишь: «Путин – мой президент!», тебя ни от чего не спасает».

В этом контексте Крым ничем не отличается от остальной России, отмечает Александра Крыленкова: «Там точно так же возбуждаются уголовные дела по «экстремистской» статье 282-й, как это происходит с наиболее ярыми активистами «Русской весны», есть дела, связанные с разборками по собственности, возникшие в результате антикоррупционных расследований, и так далее».

Как представляется автору книги, на часть крымских граждан «Русская весна» подействовала примерно так же, как Майдан «на активных украинцев».

«Они решили, что раз они в России, то теперь будут делать все, как надо. Стали объединяться, создали антикоррупционное бюро, помогают сиротам и так далее. Произошел рост гражданской активности. За это их и преследуют», – резюмировала Александра Крыленкова.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG