Линки доступности

Профессор Майкл Кресуэлл – о Холодной войне и опасности горячей

«Россия - снова наш враг. Что мы должны делать?» Так интригующе озаглавлена статья профессора Майкла Кресуэлла, опубликованная на сайте History News Network. Этот сайт функционирует под эгидой Университета Джорджа Вашингтона и представляет собой постоянно обновляемую подборку новостей и злободневных комментариев, нередко с полярными мнениями. Как отмечают администраторы сайта, все статьи объединяет стремление рассмотреть текущие события в исторической перспективе.

Прежде чем в августе 1999 года начать преподавать в Университете штата Флорида, Майкл Кресуэлл изучал историю в Пенсильванском университете. Он также работал в Военно-морском колледже США в Ньюпорте. Выпускник университета Индианы и Чикагского университета, где он защитил докторскую диссертацию.

Профессор Кресуэлл – эксперт по международным отношениям, военной истории и эпохе холодной войны. Автор нескольких книг, в том числе исследования «Вопрос равновесия: как Франция и США создали Европу эпохи Холодной войны» (A Question of Balance: How France and the United States Created Cold War Europe). Как сообщает сайт Флоридского университета, его новая книга расскажет об истории создания французской армии после Второй мировой войны.

Профессор Майкл Кресуэлл ответил на вопросы корреспондента Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Некоторые эксперты полагают, что российская угроза Америке не более чем блеф, попытка амбициозного президента Путина вновь утвердиться в элитном клубе сверхдержав. Вы считаете эту угрозу реальной?

Майкл Кресуэлл: Да, я думаю, президент Путин очень хотел бы вернуться в этот клуб. Однако у него мало шансов это сделать в ближайшее время. России придется решать серьезные проблемы, включая демографические. А международные экономические санкции наносят удар по уровню производства и усложняют инвестиционный климат.

Несмотря на эти вызовы, Россия по-прежнему несет угрозу безопасности Запада и других стран. Она взяла на вооружение «асимметричные» методы. Вместо традиционной военной силы Россия полагается на такие стратегии, как шпионаж, пропаганда, кибератаки и попытки внести сумятицу в политическую и социальную атмосферу других стран. Эти стратегии относительно недороги и легки для воплощения, вряд ли способны развязать большую «горячую» войну, но, тем не менее, могут оказаться довольно эффективными.

О.С.: Означает ли это, что Россия отказалась или откажется в будущем от использования традиционной военной силы?

М.К.: Нет, конечно. Кремль готов прибегнуть к жесткой силе, когда, как он считает, затронуты его кровные интересы и когда он не опасается встретить серьезное сопротивление. Там было во время войны с Грузией в 2008 году. Путин приказал своим войскам вторгнуться (в Грузию) в августе 2008 года, опасаясь укрепления ее отношений с НАТО и возможного членства в этой организации. Россия препятствует тому, чтобы Грузия имела свой независимый голос в этом стратегически важном регионе.

Примерно по такому же сценарию развивались события в 2014 году, когда Москва отправила войска в Крым, преимущественно пророссийский регион, который в 1954 году, во времена бывшего Советского Союза, был передан Украине. Причиной конфликта стало желание Украины вступить в НАТО. Для России Украина стратегически важна как самое ближнее зарубежье, и Москва изо всех сил будет препятствовать усилению влияния Запада в этом регионе.

Следует заметить, что военная сила применялась Россией в отношении гораздо более слабых оппонентов, и в зонах, представляющих для нее гораздо больший стратегический интерес, чем для США.

О.С.: В своей статье вы апеллируете к эпохе Холодной войны, которая завершилась в 1991 году крахом Советского Союза. Вы полагаете, что новая версия ядерной гонки окажется для США столь же успешной, как и тогда?

М.К.: США и Россия, как и Китай, и Северная Корея концентрируют внимание на ядерных вооружениях. Согласно Обзору перспективной ядерной политики (Nuclear Posture Review, сокращенно NPR – стратегический документ США - ГА) 2010 года, несмотря на непрекращающиеся усилия Москвы модернизировать свои ядерные силы, Россия и США «уже не являются соперниками, и вероятность военной конфронтации резко снизилась».

В обзоре NRP 2010 года даже высказано предположение, что США вместе с Китаем и Россией «могут предпринять усилия по движению к миру без ядерного оружия».

Однако тон обзора NPR 2018 года совершенно иной: «Сегодня Россия модернизирует эти (ядерные) вооружения, так же, как и другие стратегические системы. Еще более тревожно то, что Россия взяла на вооружение стратегию, основанную на эскалации ядерной гонки. Эти тенденции, вкупе с захватом Россией Крыма и ядерными угрозами нашим союзникам, свидетельствуют о возвращении Москвы к политике соперничества сверхдержав».

Президент Путин недавно похвалялся потенциальными возможностями российских стратегических систем. В частности, он заявил, что у России теперь появились «непобедимые» вооружения, которые могут преодолеть любые противоракетные системы.

О.С.: Кто может выиграть в новой ядерной гонке?

М.К.: Я не думаю, что новая ядерная гонка в чьих-то национальных интересах. Во-первых, это соперничество крайне дорогостоящее дело. Это деньги, которые хорошо бы использовать на другие насущные цели. Гонка может подстегнуть другие ядерные державы к модернизации их арсеналов, а страны, у которых нет ядерного оружия, заполучить его в целях собственной безопасности.

О.С.: Вы пишете о малой вероятности новой Холодной войны в своей статье, используя образ Шалтая-Болтая, который «свалился со стены и его уже не собрать». Однако, некоторые аналитики видят явные признаки реинкарнации Холодной войны.

М.К.: Я не думаю, что нынешнее соперничество с Россией заслуживает называться Холодной войной. Да, можно заметить некоторую похожесть, но различия перевешивают. Холодная война происходила в биполярном мире, где США и Советский Союз обладали примерно равными возможностями. Сегодня мир однополярен. США значительно усилили свою экономическую и военную мощь в сравнении с Россией. Еще одно важное отличие новой ситуации – идеологическое противостояние между капитализмом и коммунизмом – кануло в Лету. Наконец, Холодная война была глобальной, а нынешнее соперничество носит фрагментарный характер.

О.С.: Вы утверждаете, что главное внимание США должны уделять не России, а Китаю. Почему?

М.К.: Я уже говорил о серьезных демографических проблемах России. Другой решающий фактор – слабость национальной экономики. Экономику США оценивают в 18,57 трлн долларов, а экономику России – в 1,6 трлн долларов. Экономика одной лишь Калифорнии составляет 2,7 трлн долларов, что делает ее сравнимой с экономиками таких стран, как Китай, Япония и Германия.

О.С.: Вы считаете, что США должны продолжать выполнять функции «мирового полицейского» или предпочтительней доверить эту миссию таким альянсам, как ООН или НАТО? Как вы относитесь к доктрине изоляционизма?

М.К.: Нельзя упрощать миссию «мирового полицейского», которую несли США, начиная с 1945 года. Но Америка не должна тушить каждый пожар, вспыхивающий на планете. Должно быть четкое осознание: вот это важно для нас стратегически, а вот то – нет. Нужно уходить от риска завязнуть в местных конфликтах, которые эффективней решать самим заинтересованным странам того или иного региона. Необходимо пресекать иждивенческие настроения тех стран, которые предпочитают решать свои проблемы за счет американской помощи.

Что касается концепции изоляционизма, она может иметь для США пагубные последствия.

Элементы политики изоляционизма могут быть использованы, но в целом внешняя политика должна основываться на интервенционизме. То есть следует вести активную политику во всех регионах мира и не игнорировать возникающие в них проблемы. При правильной политике и ООН, и НАТО будут полезны для США. Следует напомнить, что в годы холодной войны именно блок НАТО защитил Европу от советской экспансии.

О.С.: Каковы шансы прямого военного столкновения России с США?

М.К.: Скажем так – очень небольшие. Ни одна из сторон не хочет этого, потому что осознает: победителей не будет. От ядерного возмездия ни Россия, ни США не ускользнут.

О.С.: С помощью каких политических и военных инструментов администрация США может предотвратить роковую конфронтацию с Россией?

М.К.: Нужно задействовать дипломатические механизмы для поиска взаимных интересов, чтобы ослабить напряженность в двусторонних отношениях. Америке нужно также укреплять отношения с нынешними союзниками и искать новых. Если Москва будет продолжать попытки ущемлять интересы США, Вашингтону следует, согласно правилам древнего китайского военного стратега Сунь-цзы, атаковать российскую стратегию. Другими словами, пресекать любые попытки России повредить интересам США и их союзников. Полагаю, одобрение Сунь-цзы встретила бы тактика разрушения с помощью дипломатии создаваемых Россией альянсов.

Что касается военной силы, то США должны поддерживать стратегическое превосходство над Россией, а также заботиться, чтобы союзники Америки были способны сдерживать российские авантюры. Вместе с тем, Америке следует заботиться о том, чтобы не переусердствовать с военными расходами. Финансовое здоровье важно для будущего процветания экономики США.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG