Линки доступности

«Черный список» Минфина США в действии


Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков и глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин

Российские предприниматели ощущают на себе последствия от принятия документа

МОСКВА – Обнародованный в конце января Минфином США так называемый «кремлевский список» уже непосредственно сказывается на деятельности российских компаний, сообщают в пятницу, 9 февраля СМИ со ссылкой на бывшего министра финансов РФ, а ныне главу Центра стратегических разработок Алексея Кудрина, передает «Интерфакс».

«Это не просто санкции, которые потом наступят, к сожалению, это уже сейчас влияет», — цитирует его «Интерфакс» он. По свидетельству экс-министра, те компании, владельцы или главы которых вошли в «черный список», на практике столкнулись с дополнительными трудностями, в частности с мерами повышенного контроля со стороны западных партнеров и банков.

Схожую точку зрения, как передает РБК, высказал также один из фигурантов «кремлевского списка», глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов. По его словам, само существование списка уже несет в себе негатив и отрицательно влияет на бизнес.

В свою очередь, по сведениям председателя оппозиционной партии ПАРНАС Михаила Касьянова, как минимум трех бизнесменов из списка попросили закрыть счета в зарубежных банках, а еще одному рекомендовали забрать сына из частной школы в Швейцарии.

Напомним, в опубликованном Минфином США списке оказалось 210 человек, включая чиновников российского правительства во главе с Дмитрием Медведевым, руководителей крупных российских государственных компаний, а также членов российского списка Forbes с состоянием больше $1 млрд.

Документ был инициирован и принят из-за вмешательства Москвы в состоявшиеся в 2016 году президентские выборы США, однако сам по себе не означает автоматического ввода санкций в отношении перечисленных в нем лиц.

Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков после публикации «кремлевского списка» пообещал не оставить его без ответа.
«Санкционные действия всегда вызывают, как правило, какие-то контрдействия. В данном случае принцип взаимности остается краеугольным камнем, но в какой степени — зеркальный ответ, не зеркальный — скажем так, будет предпринято то, что будет наибольшим, наилучшим образом соответствовать нашим интересам», — подчеркнул Песков.

При этом он выразил уверенность, что окончательное решение по этому поводу примет Владимир Путин.

Директор Института стратегического анализа, профессор Высшей школы экономики Игорь Николаев в интервью Русской службе «Голоса Америки» назвал список странным и не слишком понятным, имея ввиду его открытую для общего пользования часть. Профессор признался, что относится к критикам, и сожалеет о появлении такого списка.

«Там есть примечание, которое о многом говорит, – добавил он. – Не претендую на дословность, но его общий смысл сводится к тому, что нахождение в этом списке еще не означает наличия компрометирующих данных на ту или иную персону. Получается: человек ни в чем компрометирующем не замечен, но, тем не менее, он в списке. Поэтому туда попали такие люди, как уполномоченный по правам человека и тому подобное».

Вместе с тем Игорь Николаев считает, что список оказывает негативное воздействие на бизнес, и с этим не поспоришь.

«Естественно, его негативное влияние будет только расти. Потому что как бы к нему кто ни относился, когда в него вписана фамилия того или иного бизнесмена, то, разумеется, к сделкам с его компаниями будут относиться (на Западе) с большой настороженностью. А что содержится в закрытой части доклада, можно только догадываться, чем я заниматься не хочу», – резюмировал он.

В то же время старший научный сотрудник Института Гайдара Сергей Жаворонков в комментарии Русской службе «Голоса Америки» заметил, что в связи с публикацией списка российская юрисдикция, в целом, становится в мире еще «токсичней».

«Дела с российскими бизнесменами за границей сейчас ведут с большой настороженностью, – утверждает он. – Мало того, это сказывается уже и частных лицах. Так, на днях у сына моего знакомого, далеко не олигарха, в Канаде возникла проблема с обменом банковской карты. Клерк в банке попросту решил, что санкции введены против России, а не против отдельных физических лиц. Это было бы смешно, если бы на выяснение истины не ушло много времени, не говоря о нервах».

По оценке экономиста, главная опасность с точки зрения бизнеса для контрагентов российских предпринимателей и чиновников – самим попасть в «черный список» Минфина США в качестве субъектов, нарушающих запрет на торговлю с «неправильными» людьми.

«Тут может действовать, например, такая логика: «Силовые машины», принадлежащие Алексею Мордашову, и сам олигарх, попали в санкционный список Минфина США. Но Мордашову также принадлежит «Северсталь», у которой есть дочернее предприятие в США. И их вроде как нет в списках минфина. Тем не менее, любой среднестатистический банк поостережется выдавать им кредиты – просто на всякий случай, от греха подальше», – заключил Сергей Жаворонков.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG