Линки доступности

Слушания в сенатском Комитете по разведке с участием главы минюста

Сегодня на авансцене глава минюста США Джефф Сешнс.

Спустя менее чем неделю после громкого выступления экс-директора ФБР Джеймса Коми в сенатском комитете по разведке, в ходе которого он рассказал о череде «неловких» и «неподобающих» разговоров с президентом Трампом, Сешнс выступает перед тем же комитетом, чтобы изложить свою версию событий и оспорить ряд утверждений Коми.

Центральная тема выступления – расследование вмешательства России в прошлогодние выборы.

Как сообщил глава комитета Ричард Берр, в ходе «российского расследования» комитет побеседовал с бывшим министром внутренней безопасности Джеем Джонсоном.

В начале своего выступления Джефф Сешнс подчеркнул, что США не потерпят российского вмешательства в американские выборы.

Он заявил сенатскому Комитету по разведке, что у него не было никаких встреч с россиянами в отеле «Мэйфлауэр».

По словам Сешнса, он ничего не знает о сговоре между предвыборным штабом Трампа и российскими официальными лицами. Он заявил также, что утверждения, будто он не дал правдивого ответа сенатору Франкену в ходе слушаний по утверждению его (Сешнса) кандидатуры, являются ложными.

Глава минюста сказал, что в ходе двух его встреч с российским послом не произошло ничего неподобающего.

Как отметил Сешнс, между 10 февраля и 2 марта, когда он устранился от расследования, его информировали о ходе следствия.

По его словам, он устранился от расследования потому, что этого потребовали правила минюста, поскольку ранее он был советником в предвыборном штабе (Трампа).

Сешнс сообщил, что Джеймс Коми выражал ему беспокойство по поводу правил и норм контактов с Белым домом.

По словам Сешнса, он ответил тогдашнему директору ФБР, что в данном случае следует руководствоваться правилами минюста.

Как отметил Сешнс, насколько ему известно, Коми следовал этим правилам.

Вместе с тем глава минюста заявил, что не устранялся от защиты от лживых обвинений.

Он подчеркнул, что не имел никаких контактов со спецпрокурором Робертом Мюллером.

Он также заявил, что нет ничего плохого в том, что президент беседует с директором ФБР, однако при этом не может обсуждаться проводимое в настоящее время расследование.

Сешнс отметил, что готов дать показания и на слушаниях в других комитетах, если это будет сочтено необходимым.

Глава минюста подчеркнул, что, по его мнению, спецпрокурор Мюллер заслуживает доверия.

Он также отметил, что, устранившись от хода расследования, не может предпринять никаких действий по увольнению Мюллера.

Сешнс отказался от комментариев по поводу своих разговоров с президентом Трампом.

Он заявил, что до увольнения Коми никогда не обсуждал с ним то, как тот выполняет свои обязанности.

Как констатировал Сешнс, он обсуждал с Трампом позицию Коми, и они согласились друг с другом в том, что ФБР необходимо обновление.

Говоря о встрече Коми с Трампом в Овальном офисе, Сешнс сказал, что он и другие официальные лица покинули помещение, тогда как Коми остался, беседуя с президентом.

Сешнс отказался ответить на вопрос о том, обсуждал ли он с президентом Трампом то, как Коми ведет расследование российского вмешательства в выборы.

По словам Сешнса, он не может комментировать разговоры с глазу на глаз с президентом по какому бы то ни было вопросу.

Вместе с тем он отметил, что он и его заместитель чувствовали, что проблемы с выполнением обязанностей (Коми) имели место, и что необходимо обновление руководства ФБР.

По словам Сешнса, заявление Коми по поводу дела об электронных письмах Хиллари Клинтон представляло собой узурпацию прокурорских полномочий.

Сешнс заявил, что ему неизвестно, записывал ли президент Трамп разговоры с Коми.

Глава минюста подчеркнул, что самоустранение от расследования российского вмешательства не мешает ему принимать решения по поводу руководства ведомством.

Сешнс сказал, что, как он полагает, на нем, как на главе минюста, лежит ответственность за участие в принятии решения об увольнении Коми с поста директора ФБР.

Генеральный прокурор заявил, что если у Коми возникло беспокойство относительно внимания президента к расследованию в отношении бывшего советника по национальной безлпасности, то ему следовало обратиться к и.о. заместителя генерального прокурора.

По словам Сешнса, его никогда не информировали по вопросу об активных действиях российской стороны по вмешательству в президентские выборы в США.

Показания Сешнса призваны прояснить, какую роль сыграл генпрокурор, пользующийся доверием Трампа и на раннем этапе поддержавший его выдвижение в президенты, в событиях, которые привели к увольнению Коми, возглавлявшего расследование ФБР по российскому делу.

Сешнс направился на слушания с весьма лаконичной программой – «затронуть вопросы, поднятые» Коми во время его показаний в Сенате в минувший четверг.

Сенатор-республиканец Джеймс Лэнкфорд в эфире канала CBS заявил: «Главное – услышать его версию по поводу некоторых разговоров Джима Коми с президентом».

Однако демократы рассчитывают на более масштабное разбирательство, которое охватит встречи Сешнса с российским послом в Вашингтоне во время предвыборной кампании 2016 года, а также роль генпрокурора в неожиданном увольнении Коми.

«Генеральный прокурор США должен рассказать американскому народу, почему он дает показания о своих контактах с Россией, а также рассказать обо всех своих тайных беседах с представителями России, и объяснить, почему он не защитил ФБР и принял участие в увольнении директора ФБР, когжа уже отстранился от расследования из-за этих контактов с Россией», – заявил сенатор-демократ Ричард Блюменталь.

Показания Сешнса, первые с тех пор, как он отстранился от расследования российского дела в начале марта, прозвучат всего через несколько дней после того, как Коми заявил, что Трамп пытался заставить его закрыть расследование в отношении бывшего советника по национальной безопасности Майкла Флинна, а генпрокурор не обратил должного внимания на его беспокойство по поводу частных бесед с Трампом. Коми позже заявил на закрытом слушании, что в руководстве ФБР считали, что Сешнсу следует отстраниться от расследования российского дела из-за подозрений о его тайной встрече с послом РФ.

На прошлой неделе представитель министерства юстиции опроверг сообщения о третьей встрече Сешнса с послом Сергеем Кисляком. Другой представитель ведомства заявил, что Сешнс не «отмалчивался» в ответ на жалобы Коми.

«Это уже было проблемой, и эта проблема становится только серьезнее, если на самом деле был третий контакт, о котором он не сообщал», - отмечает профессор юридического факультета Университета Фордэм в Нью-Йорке Джед Шугерман.

Профессор юриспруденции Нью-Йоркского университета Стивен Гиллерс считает, что доказать факт лжесвидетельства будет непросто.

«Лжесвидетельство подразумевает намерение, – поясняет он. – Чтобы действия Сешнса можно было счесть лжесвидетельством, должно быть установлено, что он помнил контекст и, несмотря на то, что его разглашение стало бы ответом на заданный вопрос, сознательно и намеренно решил этого не делать». Ещё один ключевой вопрос для сенаторов – роль Сешнса в увольнении Коми. Белый дом изначально заявил, что Трамп уволил Коми по рекомендации Сешнса и замгенпрокурора Рода Розенстайна, который раскритиковал экс-главу ФБР за его действия в рамках расследования об электронной переписке Клинтон. Однако позже Трамп сказал в интервью NBC, что увольнение Коми связано с российским делом.

По словам Гиллерса, Сешнс не ответил, почему он сыграл роль в увольнении Коми, хотя уже отстранился от расследования российского дела.

«Если он отстранился, как утверждает, он не должен был бы принимать участие в увольнении Коми», – сказал Гиллерс.

Решение Сешнса отстраниться от расследования возмутило Трампа, сообщил на прошлой неделе портал Politico. На фоне обострения их отношений Сешнс предложил уйти в отставку, однако Трамп ее не принял, пишет издание.

В то время, как демократы планируют задавать Сешнсу вопросы о том, нарушал ли он условия отстранения от российского расследования, это самое отстранение может ограничить его показания.

«Что он может сказать сенатскому комитету, если он действительно сделал то, что собирался, то есть отстранился от любых разведывательных процессов, связанных с расследованием», – считает эксперт.

В дальнейшем будет активно обсуждаться как то, что Сешнс сказал в ходе слушаний, так и то, чего он говорить не стал.

Отвечая на вопрос о том, считают ли в Белом доме необходимым задействовать привилегию исполнительной власти при ответе на вопросы о разговорах с Трампом, пресс-секретарь Шон Спайсер сказал: «Это зависит от того, чего будут касаться вопросы».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG