Линки доступности

Миссия РФ в Сирии выполнена – не поспешен ли вывод Путина?


Президент России Владимир Путин выступает перед российскими военными на авиабазе Хмеймим в Сирии. 11 декабря 2017 г.

Российский лидер начал предвыборную кампанию с объявления успехов на Ближнем Востоке

Владимир Путин на прошлой неделе подтвердил, что намерен в четвертый раз баллотироваться в президенты в марте следующего года, а на этой неделе запустил свою предвыборную кампанию, но не в собственной стране, а на Ближнем Востоке.

В ходе визитов в Египет, Турцию и Сирию, где он объявил в понедельник, что Россия достигла своей цели – предотвратить свержение президента Башара Асада, жизнерадостно настроенный Путин, похоже, старался подкрепить национальную гордость и продемонстрировать, что ему удалось вернуть России роль серьезной державы.

Переизбрание Путина не вызывает сомнений: опросы предрекают уверенную победу человеку, который играл ведущую роль в российской политике на протяжении почти двух десятилетий, однако, как утверждают, президент и его союзники опасаются апатии избирателей и нацелены обеспечить высокую явку на мартовских выборах, которые смогут значительно укрепить легитимность власти.

Создание имиджа влиятельного игрока на мировой арене и демонстрация новых друзей, от берегов Триполи до Персидского залива, дает хорошие результаты на внутриполитическом фронте, считают аналитики.

Российские государственные СМИ круглосуточно освещали поездку Путина – и из самолета, в котором он летел в Сирию в сопровождении российских истребителей, и с российской военной базы в Сирии, где его поблагодарил Асад, и из Каира, где он подписал соглашение о строительстве ядерного реактора на средиземноморском побережье Египта. Широко освещался и визит в Анкару, где в ходе пресс-конференции по случаю их восьмой встречи президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган неоднократно называл Путина «дорогим другом».

В Сирии Путин объявил о завершении миссии по сохранению режима Асада и частичном выводе российских войск из страны.

Выступая на авиабазе Хмеймим в Сирии с похвалами в адрес российских военнослужащих, Путин говорил об их триумфе, заявив, что они ««проявили лучшие качества русского, российского солдата: мужество, героизм, слаженность и решительность, блестящую выучку и профессионализм». «Родина гордится вами», – добавил он.

При этом президент РФ не упомянул ни о гибели мирных жителей в результате беспорядочных российских авиаударов, ни о том, что его вмешательство помогло удержать на плаву кровавый диктаторский режим, значительно ослабив силы оппозиции, не принадлежащей к рядам джихадистов.

С сентября 2015 года, когда Путин начал военную кампанию в Сирии, позиции России на Ближнем Востоке укрепились, вопреки прогнозам Запада, что вмешательство в запутанный сирийский конфликт обернется катастрофой для Москвы.

Эштон Картер, занимавший в то время пост министра обороны, предрекал, что российская миссия «обречена на провал», и что Россия окажется втянута в затяжной кризис по образцу Вьетнама.

Однако этого не произошло. По крайней мере – пока.

Первоначально решение Путина вмешаться в сирийский конфликт было обусловлено его подозрениями, что события «арабской весны» были спровоцированы Западом, и опасениями, что эти народные волнения, увенчавшиеся падением ряда диктаторов, могут перекинуться и на Россию, считает аналитик Дмитрий Тренин, автор книги «Что Россия затевает на Ближнем Востоке?»

По мнению Тренина, для Путина ситуация выглядела как арабская версия цветных революций, прокатившихся по постсоветскому пространству от Грузии до Украины, и он опасался, что искры от арабских революций могут "подпалить" и Россию.

Аналитики полагают, что тактический успех превратил интервенцию в Сирии в краеугольный камень амбиций Путина по расширению российского влияния в мире, позволив ему укрепить позиции Москвы в регионе, где США готовы уменьшить свою роль, избегая вмешательства в запутанные ситуации.

Воспользовавшись чередой неудач и просчетов США, Кремль отчасти восстановил былой авторитет на Ближнем Востоке, позволив Путину, как и его советским предшественникам, продемонстрировать международное влияние и военную мощь, тем самым получая козыри в переговорах с Западом по другим вопросам.

Как отмечает Тренин, по результатам военного вмешательства в Сирии Москва обеспечила себе наибольшее количество связей в регионе, при этом ловко избежав вовлечения во внутренние ближневосточные конфликты между шиитами и суннитами, Саудовской Аравией и Ираном, Ираном и Израилем, Турцией и курдами.

Путин заигрывает с традиционными союзниками США в регионе, в том числе Саудовской Аравией и даже Израилем. Он принял в Москве больше ближневосточных лидеров, чем Барак Обама за два последних года президентства, продолжая регулярно проводить встречи с региональными лидерами и в первые месяцы после инаугурации Трампа.

Как долго России удастся избегать вовлечения в региональные проблемы – нам еще предстоит увидеть.

Как однажды заметил американский генерал в отставке Колин Пауэлл, «что сломал – за то отвечаешь». Путину теперь придется отвечать за Сирию, однако справиться с внутренними распрями может оказаться невозможно. Поддерживать баланс между курдами и Турцией будет сложно, а планы Ирана на Сирию, Ливан и Ирак могут подчас вступать в противоречие с российскими, включая стремление Кремля сблизиться с Саудовской Аравией.

«Война в Сирии не окончена. Раздробленность территории, внешнее военное вмешательство и противоречивые политические программы могут привести к новым конфронтациям», – считает французский эксперт Зиад Маджед, автор книги «Сирия: осиротевшая революция».

В Ливии Россия пытается сыграть более активную роль, рассчитывая получить еще одну военно-морскую базу в дополнение к той, что останется за ней в Сирии, считают аналитики. Российские дипломаты и генералы поддерживают тесные контакты с генералом Халифом Хафтаром, который не скрывает стремления стать во главе государства.

Россия пытается участвовать и в палестино-израильском мирном процессе. В прошлом году Путин предложил провести переговоры между израильтянами и палестинцами в Москве. На этой неделе российский лидер поспешил раскритиковать решение президента Трампа признать Иерусалим, третий по значимости город для ислама, столицей Израиля, отрекшись от давней позиции США и разойдясь во взглядах с международным сообществом.

Решение США «не помогает урегулированию ситуации на Ближнем Востоке, а дестабилизирует и без того сложную обстановку в регионе», заявил Путин на пресс-конференции в Анкаре с Эрдоганом, который оказался в числе наиболее активных критиков решения США перенести посольство из Тель-Авива в Иерусалим.

Как показывает многолетний опыт американских дипломатов, попытки разрешить конфликт между израильтянами и палестинцами – задача не из легких.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG