Линки доступности

Веб-сериал «Березовский – это кто?» выходит в широкий онлайн-доступ


Борис Березовский

Анатолий Голубовский: «Путин отказался сниматься в нашем фильме»

Еще в феврале прошлого года прошла презентация и показ первой серии веб-сериала «Березовский – это кто?». Долгое время сериал был доступен лишь подписчикам телеканала «Дождь». В сентябре, как сообщил «Голосу Америки» продюсер проекта Евгений Гиндилис, возможность онлайн-просмотра всех десяти серий, включая интерактивную бонусную информацию, получат все желающие.

Этот проект – детище известного предпринимателя Петра Авена, который почти одновременно с фильмом выпустил книгу «Время Березовского». И книга, и фильм основаны на трех десятках видеоинтервью, которые на протяжении нескольких лет брал сам Петр Авен. Его собеседники – видные российские политики, бизнесмены, люди, близко знавшие Бориса Березовского. Руководителем проекта стал Анатолий Голубовский, продюсером – Евгений Гиндилис, а режиссером – Андрей Лошак.

Петр Авен
Петр Авен

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» по Скайпу связался с Анатолием Голубовским и Евгением Гиндилисом и задал несколько вопросов.

Олег Сулькин: Как шла работа над фильмом?

Евгений Гиндилис: Этот фильм – производное от того проекта, который инициировал Петр Авен. Вскоре после смерти Бориса Березовского (он умер в 2013 г.) Авен решил, что должен написать о нем книгу. Собственно, книга началась, как серия интервью с людьми, близко знавшими Березовского в различные периоды его жизни. Причем с теми людьми, с которыми столь откровенно мог поговорить, наверное, только Петр Авен. У истоков этого проекта стоял также Анатолий Голубовский, мой партнер и друг. До этого они вместе с Авеном сделали документальный фильм об истории знаменитой московской математической школы № 2, созданной в начале 1960-х годов. В ней учились и Петр Авен, и Анатолий Голубовский.

Анатолий Голубовский: Проект состоял из книги и фильма. Работа шла долго, примерно четыре года. Мы снимали интервью, которые Петр Авен вел со своими приглашенными в студию гостями. Количество людей, с которыми хотелось записать интервью, росло и достигло трех десятков. Всего мы записали примерно 60 часов бесед.

О.С.: Где записывались интервью?

Е.Г.: С теми, кто по разным соображением не мог приехать в Россию, интервью записывались в Лондоне, в специально для этого построенной студии. Остальные - в Москве.

О.С.: А каковы задачи были у Андрея Лошака? Я читал, что ему вручили 60 часов видеозаписей, из которых он должен был сделать фильм.

А.Г.: Будучи режиссером, Лошак все это собирал, монтировал и концептуализировал.

О.С.: Можете сравнить книгу и сериал? Есть ли между ними кардинальные отличия?

А.Г.: Да, я считаю, что есть. Возможности видео, монтажа, веб-документа создали несколько иное видение и несколько иной ракурс. Когда мы видим человека в кадре, это очень серьезно меняет содержание и помогает понять, правду говорит человек или что-то утаивает.

Е.Г.: Создавая фильм, мы использовали гораздо больший инструментарий, чем в книге. Интонация речи, мимика, жестикуляция, паузы – все это придает совсем иное звучание беседам, которые Авен ведет с гостями. Конечно, мы не чурались полемики, столкновения мнений, напротив, всячески это пытались сохранить.

О.С.: Перед зрителями предстает целая вереница очень известных личностей. Кого бы вы выделили из гостей Авена?

А.Г.: В первую очередь, Юлия Дубова (Юлий Дубов - предприниматель, писатель, в 1990-е годы вместе с Березовским руководил компанией «ЛогоВАЗ». Живет в Лондоне. – О.С.). Он, безусловно, является одним из главных наших партнеров, и без него никакого фильма вообще не было бы. Книжки, думаю, тоже. Он знал Березовского в самом начале его карьеры, когда они оба занимались наукой. У нас есть кадры, когда накануне 70-летия Березовского Дубов приходит на его могилу и могилу его матери, возлагает цветы и поминает умершего друга стопкой. Совершенно пронзительная сцена, очень эмоциональная.

Е.Г.: Дубов - очень артикулированный, интересный, яркий собеседник. Он говорит о Березовском как о близком друге, говорит с нежностью и любовью.

О.С.: Петр Авен как ведущий щеголяет перед камерой в разных пиджаках и свитерах, а это означает большое количество съемочных дней. Задумаемся: миллиардер, крупный предприниматель и коллекционер, потратил уйму времени из своего напряженного графика на этот, надо понимать, гуманитарный, некоммерческий проект. Зачем ему все это?

А.Г.: Своей карьерой Авен в значительной степени обязан Березовскому, он этого не скрывает и совершенно искренне и честно пытается разобраться в том, что происходило в 1990-е годы и раньше. Очень интересно, и мне, в том числе, как из недр советской академической среды, в частности, из Института проблем управления, где работал Березовский, выходили лидеры новой России, как бывшие младшие научные сотрудники становились членами правительства. Генезис политической и экономической свободы чрезвычайно важен и интересен. Некоторые комментаторы утверждают, что это «кремлевский проект», что Авену дали задание дискредитировать Березовского. Я не первый год работаю с Петром Олеговичем (Авеном) и уверенно заявляю, что это никакой не кремлевский проект.

О.С.: В числе гостей Авена мы видим очень разных людей – политиков, предпринимателей, журналистов. Некоторые из них известны своими оппозиционными взглядами, например, Александр Гольдфарб и Юрий Фельштинский. Понятное дело, они оба, живущие в США, говорили абсолютно свободно. А вот некоторые из тех гостей Авена, кто живут в России и зависят от нынешней власти, говорили, выбирая выражения. После смерти Березовского прошло шесть лет, а все равно возникло ощущение, что эти люди осторожно идут по тонкому льду. Ведь все, что они говорили, резонирует в сегодняшних реалиях. По одной причине – у власти в России стоит Путин, а его отношение к Березовскому известно.

Е.Г.: Те из них, кто живут в России и связаны с ней, действительно должны были тщательно взвешивать каждое свое слово. Но было бы странно, если бы они вели себя иначе.

О.С.: В ходе одного из обсуждений вашего фильма прозвучало утверждение, что российские организаторы кинотелепоказов после некоторых колебаний отказывались демонстрировать фильм из соображений «метафизического страха». Скажите, что метафизического в страхе за свое кресло, за свою кормушку и за возможность не попасть в черный список?

А.Г.: Объясню. Во время одной из встреч с Владимиром Путиным Авен сказал ему, что собирается делать книжку и снимать фильм про Березовского. И спросил, не возражает ли тот, и не хочет ли сам в нем сняться. На что Путин сказал, что он, конечно, сниматься не будет, но совершенно не возражает против фильма.

Да, это метафизический страх – только не перед Путиным, а перед Березовским, перед чарами его оппозиционности. Позиция у этих людей: как бы чего не вышло. Хотя совершенно понятно, что участие в этом проекте неопасно. Что касается книжки, то у нас за книжку ничего не бывает. Помню, захожу в книжный магазин «Молодая гвардия» в центре Москвы. На центральной стойке стоит книга Ходорковского с надписью «лидер продаж». А Ходорковский в то время сидел в тюрьме.

О.С.: Вы говорите, боятся не Путина, а Березовского. Чего его бояться, поверженного, мертвого льва?

А.Г.: Имя Березовского время от времени снова на слуху. Когда возникла история отравления Скрипалей, тут же вновь замаячила фигура Березовского. Чуть что происходит неприятное и ужасное – тут же вспоминают Березовского. Он фигура метафизическая, инфернальная, токсичная. Только прикоснешься, и случается какая-нибудь ерунда.

Е.Г.: У нас был запланирован большой релиз на Amediateka, партнере HBO, – крупнейшей онлайн-платформе России. В самый последний момент они испугались и отказались.

О.С.: Что-то из 60 часов видео не вошло в финальную сборку по цензурным соображениям?

А.Г.: Нет, мы руководствовались только не цензурными соображениями – извините за каламбур. Практически все, что мы хотели, вошло в книжку.

О.С.: А в фильм?

А.Г.: Все самое яркое и важное вошло. То что не поместилось в фильм, мы включили в бонусный раздел. Как, например, диалог Авена с Анатолием Чубайсом о свободе и государстве, очень, замечу, важный и острый диалог, и в нем вообще не упоминается Березовский. Ведь нашей задачей было создать образ того времени, 1990-х, показать тех людей, которые серьезно влияли на жизнь страны.

О.С.: В последней главке о смерти Березовского чувствуется скороговорка. Не озвучена версия о насильственной смерти, оспаривающая официальное заключение о самоубийстве. Его похороны представлены в уничижительном, карикатурном репортаже телеканала «Россия», и, кажется, ничего ему не противопоставлено.

А.Г.: Мы не делали фильм-расследование. У нас кино про другое. Тогда надо было делать, скажем, 25 серий, привлекать других людей. Мы записали в Лондоне интервью с Мариной Литвиненко, зная, какой версии смерти Березовского она придерживается. Потом мы решили его не включать в фильм – у нас, повторяю, кино про другое. Я лично считаю, что Борис Абрамович покончил с собой. Мы включили кадры с Юлием Дубовым, который рефлексирует по этому поводу. У нас не было другого видеоряда, кроме съемки телеканала «Россия», больше там, на кладбище, никто не снимал. А то, что репортаж о похоронах Березовского телеканала «Россия» негодяйский, говорит Дубов в нашем фильме. Мы считаем, что история Березовского это шекспировского масштаба трагедия. В определенном смысле, конечно, его убили, а как это произошло, кто-то подтолкнул его руку или надел петлю, с моей точки зрения, не вполне принципиально.

О.С.: Как вы объясните отсутствие среди собеседников Авена таких ключевых для истории восхождения и падения Березовского лиц, как Владимир Гусинский, Михаил Ходорковский, Роман Абрамович и Константин Эрнст?

Е.Г.: Решения Эрнста по поводу нашего предложения поучаствовать в фильме и показать его на «Первом канале» мы ждали несколько месяцев. Сначала он согласился, долго думал, а потом отказался. Гусинский наотрез отказался. По поводу Ходорковского Авен сказал, что он никогда его не знал достаточно близко.

О.С.: А почему нет Романа Абрамовича?

А.Г.: С Абрамовичем сложная история. Он сначала согласился, потом сказал, что не любит паблисити и даст только аудиоинтервью. Окей, сказали мы, сработаем с аудио. Но на назначенную запись он так и не приехал. Зато согласился Валентин Юмашев (бывший глава администрации президента Ельцина, муж его дочери Татьяны Дьяченко. – О.С.). Сначала Юмашев появился в фильме о Немцове «Слишком свободный человек», который продюсировал Женя Гиндилис. Наш новый фильм – это попытка понять, что связывало этих таких разных людей. Понять, как они повлияли на исторические судьбы России. Все они, включая Авена, - своего рода коллективный Березовский.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG