Линки доступности

Директор «Голоса Америки» Аманда Беннетт: «Власти могут налагать запреты, но людям нужна правда, и они найдут выход из положения»


Директор «Голоса Америки» Аманда Беннетт: «Власти могут налагать запреты, но людям нужна правда, и они найдут выход из положения»

О свободе прессы в США и в России – в эксклюзивном интервью с директором «Голоса Америки» Амандой Беннетт

«Голос Америки» – крупнейшая в США сеть иновещания. В канун Всемирного дня свободы печати корреспондент Русской службы «Голоса Америки» обсудила ситуацию с независимостью медиа в США, России и в мире с директором «Голоса Америки», известной журналисткой и писательницей, лауреатом Пулитцеровской премии Амандой Беннетт (Amanda Bennett)

Ануш Аветисян: Россия намерена изолировать свой сегмент Интернета. По вашему мнению, что это может означать для «Голоса Америки» и «Настоящего времени»? Может ли это сказаться на доступе к аудитории в социальных сетях? Если да, есть ли план действий, возможно, уже использовавшийся другими службами «Голоса Америки»?

Аманда Беннетт: Страны с запретами и контролирующими правительствами это уже практикуют. Но – что я заметила и что считаю совершенно поразительным – даже в странах, где слушать «Голос Америки» грозит смертной казнью, как например в Северной Корее, или противозаконно, как например в Иране, люди все-таки слушают нас. У нас все еще 16-17 процентов рыночной доли телевизионного вещания даже в странах, где много запретов. Люди находят способ слушать нас. Тот факт, что они ищут нас, позволяет сделать вывод: да, власти могут налагать запреты, но людям нужна правда, и они найдут выход из положения. Так, в Китае, где информационная блокировка, атмосфера становится все более и более репрессивной. Но, как мы видим, люди в Китае очень любознательные и интересуются происходящим в мире. Они находят способ обойти блокировку. И я думаю, что россияне будут делать то же самое.

А.А.: Минюст России включил «Голос Америки», телеканал «Настоящее время» и «Радио Свобода» в список «зарубежных СМИ, выполняющих функцию «иностранных агентов». У нас есть журналисты, работающие в России. Что этот статус означает для них? Насколько они свободны освещать события?

А.Б.: Они стараются быть настолько свободными, насколько возможно, сообщая о фактах. Мы не хотим ограничивать их – в том, о чем они могут писать, а о чем нет – только ради того, чтобы остаться в стране. Мы хотим оставаться в стране до тех пор, пока мы можем свободно и беспристрастно сообщать о происходящем. Мы думаем, что пока мы можем это делать. Конечно, мы обеспокоены безопасностью журналистов в подобных странах. Но на данный момент мы считаем, что можем освещать события достаточно свободно.

А.А.: Соединенные Штаты в ежегодном Индексе уровня свободы снова заняли 48-е место. Среди причин «снижение права журналистов на освещение событий» и то, что «президент объявил прессу врагом американского народа и подвергает журналистов словесным нападкам»? Как бы вы описали атмосферу, в которой журналисты работают сегодня, и как это может повлиять на работу журналистов «Голоса Америки»?

А.Б.: Я думаю, что ситуация со средствами массовой информации сейчас сравнительно более напряженная. Но я не согласна с тем, что мы на 48-м месте. Я не думаю, что это отражает действительность. Самое замечательное, что я смогла сделать как директор «Голоса Америки» – это посетить некоторые страны, где мы вещаем. И когда я возвращаюсь, я испытываю благодарность за существующие у нас законы и культуру, которые позволяют нам выполнять свою работу журналиста. Я посещала страны, где наших журналистов похищали, арестовывали, отнимали аппаратуру и уничтожали ее. Угрожали их близким. Много ужасного происходило. Да, нечто похожее может произойти и здесь, но масштабы происходящего в странах, где мы вещаем, просто несопоставимы. Поэтому я думаю, что этот рейтинг не очень точный. Мы по-прежнему имеем возможность свободно освещать события, что и является нашей обязанностью как журналистов.

А.А.: B эпоху, когда президент Соединенных Штатов говорит, что люди часто подвержены влиянию «фейковых» новостей, как «Голос Америки» может убедить своих зрителей, что нам можно доверять?

А.Б.: Мне не нравится термин «фейковые новости», потому что, если это «фейк», называть это новостями нельзя. Термин «фейковые новости» может означать совершенно придуманные вещи, которые распространяются автоматически или же вбрасываются преднамеренно, чтобы ввести людей в заблуждение. Иногда так называют все, что кому-то может не нравиться. Власти в разных странах мира называют «фейковыми» те новости, в которых их критикуют. Это не «фейковые», это объективные новости. Наилучший способ продемонстрировать, что мы являемся достоверным источником, – это информировать людей во всем мире о том, что на самом деле делают их правительства. Мы постоянно изучаем мнение нашей аудитории и для этого обращаемся к профессиональным исследователям. Во всем мире среди людей, которые смотрят и слушают нас, уровень доверия к нам в среднем 65 процентов. Я думаю, это замечательно. Я не знаю другой новостной организации, за исключением, может, Би-би-си, имеющей схожие показатели.

А.А.: В связи со Всемирным днем свободы печати у меня следующий вопрос: если официальный представитель исполнительной или другой ветви власти США попытается повлиять на содержание материалов «Голоса Америки», как вы отреагируете?

А.Б.: На самом деле здесь все очень просто, так как мы защищены законом от подобного вмешательства. Поэтому, если кто-то попытается повлиять на содержание наших материалов, я могу сказать: «Спасибо за вашу рекомендацию, но я не обязана следовать ей, так как существует вот этот закон. Если вы попытаетесь заставить меня сделать это, вы нарушите наше законодательство». Мы действуем под защитой принципа верховенства права, и этот принцип уважают во всех органах власти: и в Конгрессе, и в Белом доме, и в Государственном департаменте.

А.А.: В своей статье в газете Washington Post вы цитируете Уильяма Харлана Хейла (William Harlan Hale), который сказал: «Мы будем говорить об Америке и о войне, новости могут быть хорошими или плохими – мы будем сообщать вам правду». Почему вы выбрали эту цитату?

А.Б.: Это самые первые слова, прозвучавшие по радио, когда «Голос Америки» впервые вышел в эфир в годы Второй мировой войны. Тогда мы вещали для тех, кто, оказавшись на территориях, оккупированных нацистами, вообще не имели доступа к информации, кроме той, которую власти хотели донести до них. Для меня этот принцип исключительно важен, так как благодаря ему люди могут определить, стоит ли нам доверять. Мы не будем представлять все только в выгодном для нас свете, мы также расскажем о межрасовой напряженности в тех частях страны, где проблемой является избыточное применение силы полицией. Мы сообщаем о проблемах, связанных с ультраправыми, рассказываем о конфликте между Конгрессом и президентом. Это то, что мы можем делать и делаем. Очень важно, чтобы люди видели, что мы беспристрастны, мы не сообщаем о событиях односторонне, мы отражаем весь спектр мнений. Нет ни одной страны, где все было бы на сто процентов хорошо, наша задача – показать все так, как есть.

  • 16x9 Image

    Ануш Аветисян

    С 2012 - продюсер и корреспондент Русской службы "Голоса Америки" в Вашингтоне. Выпускница факультета журналистики Северо-Кавказского федерального университета. Основные направления деятельности - социальные вопросы, права женщин, политика и культура

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG