Линки доступности

Генерал Кевин Райан: США обеспечат безопасность своих войск и войск коалиции


Американский эксперт об отказе России от координации использования воздушного пространства Сирии с силами международной коалиции

В начале недели министерство обороны РФ заявило, что будет считать любые самолеты международной коалиции, действующие в воздушном пространстве Сирии к западу от реки Евфрат, «воздушными целями». Кроме этого, Москва объявила о «временном отказе» от использования канала связи с командованием сил коалиции, созданном для предотвращения инцидентов.

Резкие заявления прозвучали после того, как 18 апреля американский истребитель сбил самолет сирийских ВВС. О том, к каким последствиям могут привести решения Москвы, «Голосу Америки» объяснил бригадный генерал армии США в отставке, бывший военный атташе посольства США в Москве, эксперт Белферовского центра Гарвардского университета Кевин Райан (Kevin Ryan).

Теперь американские ВВС будут вынуждены пересмотреть свои операции просто потому, что не могут себе позволить «работать» в обстановке, когда их полеты отслеживаются российскими системами

- Многие комментаторы расценили заявление российских военных, как предупреждение о том, что любой самолет коалиционных сил, действующий в регионе, будет сбит...

- Это не совсем так. Российское министерство не говорит, что воздушные объекты или самолеты, находящиеся в определенном секторе, обязательно будут уничтожены. Но оно заявляет, что за любым объектом будут следить таким образом, чтобы в любой момент его можно было бы сбить.

- То есть, предупреждение МО РФ нельзя расценивать, как прямую угрозу?

- Это настолько прямая угроза, насколько это вообще возможно. Россия заявила, что будет сопровождать и отслеживать полет каждого самолета или воздушного объекта сил коалиции. Теперь американские ВВС будут вынуждены пересмотреть свои операции просто потому, что не могут себе позволить «работать» в обстановке, когда их полеты отслеживаются российскими системами.

- А в чем опасность того, что эти полеты будут отслеживать российские радары?

Если есть хотя бы небольшой шанс, что будут задействованы и начнут атаку наземные системы ПВО, то командование начнет сбор информации и изучение этого объекта для того, чтобы понять, как его уничтожить или нейтрализовать

- Это означает, что летчики ровно на шаг приблизятся к тому, чтобы быть сбитыми. Примерно так же, как если бы вы находились в одной комнате с человеком, у которого был бы пистолет, и он не просто держал оружие в руке, но и сопровождал стволом каждое ваше движение.

- Но радары и так отслеживают все воздушные цели в своей зоне?

- Да, но есть несколько типов радаров. Есть радарные станции обнаружения, которые просто говорят вам о том, какие объекты находятся в воздухе.

Есть РЛС целеуказания, которые используются «в связке» с наземными системами противоздушной обороны. Расчет такой радиолокационной станции выбирает конкретную воздушную цель.Вы посылаете сигнал с РЛС, который отражается от самолета или беспилотника, и возвращается назад, предоставляя точную информацию о местонахождении объекта. Именно эти данные вводятся в системы управления батареи ПВО, и любой летчик, услышав сигнал обнаружения, понимает, что попал в прицел ракетного рассчета.

- Вы не допускаете, что это может быть «пустая угроза», больше рассчитанная на политический эффект?

- Может быть, но американско военное командование не может проигнорировать такое заявление. Существуют определенные правила, по которым действуют американские ВВС и ВМФ, и эти инструкции, учитывающие любые «потенциальные угрозы», особенно если речь идет о регионах, где есть враждебные нам самолеты или, например, системы ПВО.

Вместо генералов теперь решение может принять капитан

Если, допустим, мы считаем, что у какой-либо группировки есть противовоздушные системы ближнего радиуса действия – такие, как переносные зенитные ракетные комплексы «Стрела» или «Стингер», то американские самолеты будут действовать на больших высотах.

Если есть хотя бы небольшой шанс, что будут задействованы и начнут атаку наземные системы ПВО, то командование начнет сбор информации и изучение этого объекта для того, чтобы понять, как его уничтожить или нейтрализовать. Мы можем подавить радиоэлектронные сигналы, подавить электронные системы слежения. Если это невозможно – мы должны этот объект уничтожить для того, чтобы продолжить проведение операции в «нормальном режиме», и предотвратить гибель американцев.

Именно так рассуждают в американских ВВС.

- То есть, возможность реального конфликта рассматривается сейчас вполне серьезно?

- Да, такую вероятность рассматривают. Дело в том, что заявления (с которым выступило российское министерство обороны) очень опасно расширяют полномочия нижних военных чинов.

В системе военной иерархии есть правило – чем ниже уровень принятия решений, тем выше опасность большой катастрофы

Если ранее решение могло приниматься на уровне Москвы, то теперь (выпустив предупреждение) руководители российского министерства дали такие же полномочия пилотам боевых самолетов, командирам батарей ПВО, старшим ракетных установок. Вместо генералов теперь решение может принять капитан.

В результате в разы увеличили число людей, которым позволено принимать решения. Кроме этого, существует еше масса сугубо человеческих факторов – кто-то может быть испуган, у кого-то дрогнет рука, кто-то неправильно истолкует полученную информацию.

Я могу поспорить на любую сумму, что люди, сбившие самолет «Малазийских авиалиний» (над Донбассом), не собирались сбивать именно этот лайнер, и не собирались убивать сотни человек, включая женщин и детей. Но они это сделали. Возможно потому, что сыграл роль «человеческий фактор», может быть потому, что у них было недостаточно информации.

В системе военной иерархии есть правило – чем ниже уровень принятия решений, тем выше опасность большой катастрофы.

- Насколько необычными можно назвать такие угрозы со стороны одной из ведущих ядерных держав?

- Это действительно очень серьезные заявления, но ситуацию, когда между США и Россией возможно реальное противостояние в воздухе, сложно назвать беспрецедентной. В годы «холодной войны», например, русские сбили 39 американских самолетов возле своих границ. Некоторые экипажи сумели спастись, но некоторые просто исчезли в океане. Так что для военных нет ничего нового в том, что еще один самолет может быть сбит.

- А каким может быть ответ США сегодня?

- Только одним – США будут обеспечивать безопасность своих войск и войск коалиции.

  • 16x9 Image

    Кирилл Белянинов

    Журналист-международник. Работал в «горячих точках» в Карабахе, Таджикистане, Грузии, Боснии, Чечне. Занимался журналистскими расследованиями.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG