Линки доступности

Беларусь – Россия: штрихи к истории так называемого «Союзного государства» 


На акции протеста белорусской оппозиции против интеграции с Россией. Минск, 7 декабря 2019 г.

После десятилетий ритуальных фраз об углублении интеграции, угроза поглощения Беларуси Россией все еще остается реальной 

История «союзного государства», «углубенной интеграции братских народов» Беларуси и России насчитывает более двух десятков лет. Политическая составляющая этого процесса все эти годы напоминает американские горки – на смену декларациям о предстоящем «новом этапе сближения» неминуемо приходил спад интереса, а то и открытые пререкания сторон о сути подписанных в конце 90-ых двусторонних соглашений о «Союзном государстве».

В последнее время «интеграционная» тема в двусторонних отношениях между Москвой и Минском вновь зазвучала с особой силой – сначала в контексте «обнуления» президентских сроков Владимира Путина и внесения поправок в Конституцию России, а затем – как цена, которую Александру Лукашенко придется заплатить Кремлю за поддержку на фоне беспрецедентных протестов населения против объявленных итогов состоявшихся 9 августа в Беларуси президентских выборов. В международных и региональных медиа вновь стали появляться статьи и аналитические материалы, обсуждающие «за» и «против» дальнейшего сближения .

Об истории вопроса

Александр Лукашенко практически сразу после прихода к власти в 1994 заявил о необходимости активизации интеграционных процессов. Первым актом длящейся уже почти четверть века «союзной эпопеи» стал подписанный в апреле 1996-го им и тогдашним президентом РФ Борисом Ельциным пока что все еще международный, да к тому же и весьма аморфный «Договор о сообществе Беларуси и России». Стороны решили образовать «глубоко интегрированное политически и экономически Сообщество в целях объединения материального и интеллектуального потенциалов своих государств для подъема экономики, создания равных условий повышения уровня жизни народов и духовного развития личности".

На ступеньках Грановитой палаты Кремля Александр Лукашенко тогда осушил рюмку водки и картинно разбил ее, произнеся тост «за русского человека... и белоруса». Конкретным результатом этого первого этапа можно назвать лишь списание Минску долга за поставки российского природного газа на миллиард долларов, а также то, что в ноябре этого же года российские переговорщики из числа высших чиновников страны помогли Александру Лукашенко выйти победителем из конституционного кризиса, и по сути создать в Беларуси вертикальную систему власти без каких-либо сдержек и противовесов.

Года спустя, 2 апреля 1997, опять же в Москве, был подписан «Договор о Союзе Беларуси и России», который, несмотря на претенциозное название, все же особо подчеркивал, что государства-участники сохраняют «государственный суверенитет, независимость и территориальную целостность, конституцию, государственный флаг, герб и другие атрибуты государственности» .

И, наконец, 8 декабря 1999-го в Москве Борис Ельцин и Лукашенко подписали очередной договор – на этот раз о создании «Союзного государства Беларуси и России», который вступил в силу 26 января 2000 года, после его ратификации парламентами. Этот договор предусматривал, что в сферу полномочий «Союзного государства» со временем будут переданы: внешняя политика; оборона и безопасность; бюджетная, денежно‑кредитная и налоговая системы;таможенные вопросы; системы энергетики, транспорта и связи. Трудно сказать, что осталось бы в результате реализации этих планов от реального суверенитета и независимости Беларуси, кроме разве что герба и флага.

Так называемой белорусско-российской «интеграции», «сближению братских народов уже почти четверть века. За это время выявились две явные тенденции. Одна, видимая, – подписание и ратификация различных договоров, соглашений, «дорожных карт», которые, как правило, не соблюдались, но имели большой политический резонанс. Другая, невидимая, – нигде не зафиксированные результаты встреч "за закрытыми дверями" политиков различных уровней, консультантов, экспертов, в результате которых принимались какие-то конкретные действия.

Объективный анализ реального положения дел в политико-экономической сфере взаимоотношений России и Беларуси сегодня позволяет усомниться в том, что «принципы суверенного равенства государств...», декларируемые в «Уставе Союза России и Беларуси», действительно могут соблюдаться. Любые рассуждения о «Союзном государстве» в данный момент не имеют под собой никаких оснований, если под этим подразумевается некое образование с декларируемым принципом «суверенного равенства государств-участников».

Анализируя мотивы сторон, большинство комментаторов сегодня отмечают, что судя по тому, как разыгрывается интеграционная карта в России, для Кремля экстенсивный, имперский путь развития остается приемлемым и желанным.

Если же говорить о мотивах Александра Лукашенко, то чаще всего упоминают две версии – дальнейшее обеспечение его режиму различных субсидий и преференций от Москвы в виде дешевого газа и нефти, свободного доступа на российский рынок и поддержки на международной арене.

Вторая версия, утратившая актуальность с приходом в Кремль Владимира Путина, гласила, что в конце 90-х Александр Лукашенко реально рассчитывал на «шапку Мономаха», или, по меньшей мере, адекватный его амбициям пост во главе «Союзного государства».

Однако после того, как буквально через три недели после подписания «Союзного договора» 1999-го года Борис Ельцин ушел в отставку и передал власть Владимиру Путину, Лукашенко осознал: благодаря прямым и косвенным дотациям от России (по разным оценкам, составлявшим от 7 до 10 миллиардов долларов в год), можно вполне комфортно и дальше пребывать на посту главы немалого по меркам континента государства в центре Европы – по населению Беларусь сопоставима с Венгрией, Австрией, Швейцарией и Сербией, а по площади – с территорией Великобритании и Румынии.

Поэтому уже с начала 2000 года правительство Беларуси избрало в интеграционных вопросах тактику проволочек. Тема единой валюты еще какое-то время муссировалась, но, столкнувшись с сопротивлением Минска, отошла на дальний план. На протяжении последних примерно десяти лет упоминание «Союзного государства» вообще носило скорее ритуальный характер, и только в 2018 г., с прибытием в Минск нового российского посла Михаила Бабича, вновь зазвучала тема намерения России «наполнить союзное государство реальным содержанием».

Примерно в то же время, находясь в Бресте, с речью выступил председатель правительства России Дмитрий Медведев, призвавший вернуться к духу и букве договора 1999 года – «продвинутому варианту сотрудничества», что для Беларуси означало бы фактическую инкорпорацию.

Объяснение последнему повороту в затянувшейся «интеграционной саге» многие эксперты в России и за рубежом видят как в нежелании Кремля дальнейшего субсидирования белорусской экономики без каких-либо ощутимых геополитических выгод, так и в стремлении обеспечить пребывание Владимира Путина у власти после 2024 год, когда у него заканчивается очередной президентский срок. С учетом принятых недавно поправок к российской Конституции, актуальность последнего фактора снизилась, однако, как говорят источники со ссылкой на инсайдеров в Кремле, создание нового образования – «Союзного государства» с Беларусью, главой которого может стать нынешний российский президент, все еще остается одной из стратегических целей России.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG