Линки доступности

Как в Кремле относятся к событиям в Беларуси


Эксперты – о факторах, определяющих политику Москвы по отношению к Минску

В мире растет возмущение подавлением гражданского протеста в Беларуси и, в особенности, жестокостью, с которой силовые структуры страны действуют по отношению к тем, кто отвергает объявление Александра Лукашенко победителем на президентских выборах, состоявшихся 10 августа. Волнения в Минске и других городах Беларуси продолжаются четвертые сутки и сопровождаются массовыми задержаниями с применением различных спецсредств.

В результате среди протестующих есть тяжелораненые и, по меньшей мере, один убитый.

Под прицелом силовиков находятся также журналисты – как белорусские, так и иностранные. Их избивают, сажают за решетку и выдворяют из страны.

Лукашенко утверждает, что «беспорядки» организуются «кукловодами» из-за границы.

Накануне госсекретарь США Майк Помпео, находящийся с визитом в Европе, заявил, что Вашингтон совместно с партнерами в ЕС, намерен разработать меры давления на Минск с тем, чтобы предотвратить распространение насилия со стороны властей и обеспечить защиту демократических свобод в стране.

На этом фоне явным диссонансом выглядит позиция Москвы – при том, что с российскими журналистов власти Беларуси обращаются так же, как с остальными.

Напомним, что президент РФ Владимир Путин одним из первых поздравил Лукашенко с «победой».

Алексей Рощин: «В Кремле опасаются, что Беларусь пойдет по пути Украины»

Социальный психолог Алексей Рощин считает, что сегодня позиция Москвы по отношению к Минску двойственна. По его мнению, это происходит не в последнюю очередь из-за того, что между Путиным и Лукашенко существует давняя личная неприязнь.

«Причем – довольно сильная, – уточнил Рощин в интервью Русской службе «Голоса Америки». –Некоторые эксперты даже говорят, что они с трудом переносят друг друга. Но, с другой стороны, поверх личных отношений налицо глубокое родство двух режимов. Это два последних диктатора Европы, давно сидящих в президентских креслах. Лукашенко в этом смысле, пожалуй, даже может считаться старшим братом, поскольку занимает свой пост на 6 лет дольше. И это их, хочешь не хочешь, сближает».

Вдобавок Лукашенко, как хитрый и опытный политик, подкрепил свою позицию тем, что взял в заложники «вагнеровцев», констатирует Рощин. По его мнению, позже белорусский лидер фактически шантажировал Путина тем, что собирался выдать задержанных Украине.

«Тогда скандал разразился бы мощнейший, что президенту России было совершенно ни к чему, – утверждает Рощин. – При этом Путин – человек крайне злопамятный. Вполне возможно, он и хотел бы смещения Лукашенко, но в Москве сильно сомневаются, что любой следующий президент Беларуси будет более дружествен по отношению к России».

Кроме того, в Кремле опасаются, что если режим Лукашенко падет, то Беларусь пойдет по пути Украины, отдаляясь от России и интегрируясь в Европу, продолжает эксперт: «Это стало бы болезненным ударом для Москвы, лишающейся последнего союзника. Хотя на самом деле Лукашенко весьма своеобразный союзник, но тут выбирать уже не из чего».

Все это накладывает отпечаток на «белорусскую» политику Москвы, подчеркивает Рощин.

«Да, Путин одним из первых поздравил Лукашенко, – констатирует он. – Однако официальным российским СМИ, включая федеральные телеканалы, разрешили освещать ситуацию более или менее объективно. Во всяком случае, нет откровенного замалчивания событий, в новостных программах рассказывают, как ОМОН бьет людей. Это, в общем, не характерно для прокремлевских медиа, которые ничего без ведома наверху не делают».

Похоже, в Москве пока не знают, как относиться к происходящему в Беларуси, считает аналитик.

Игорь Рынкевич: «У россиян – разный уровень политического и гражданского самосознания»

Сопредседатель Всебелорусского конгресса за независимость Игорь Рынкевич выразил точку зрения правозащитного сообщества республики. «Мы считаем, что человек, который в 1994 году пришел к власти в Беларуси при помощи России, по-прежнему остается ставленником Кремля в нашей стране. Во-вторых, этот человек совершил в 1996 году государственный переворот и стал нелегитимным. А сейчас, после этих выборов, когда пропадает и внутренняя легитимность в части поддержки населения, все понимают, что выборы он не выиграл, а держится только на признании и поддержке Путина», – сказал Рынкевич в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки». И отметил, что если в нулевые годы рейтинг Лукашенко все-таки был в районе 60%, а затем упал до 40%, то сейчас его электоральная популярность значительно ниже. О чем, кстати, свидетельствуют протоколы подсчеты голосов с тех участков, где сотрудники избирательных комиссий не побоялись представить истинные результаты голосования граждан Беларуси.

По мнению белорусского эксперта, теперь Владимир Путин поспешит воспользоваться слабостью Лукашенко, чтобы усилить на него давление с целью добиться согласия на осуществление «углубленной интеграции» с Россией. «Более того, есть подозрение, что среди силовиков, которые участвовали в брутальных репрессиях, могли участвовать спецподразделения России, потому что то, что творили спецназовцы, вызывает непонимание на уровне родового чувства – как такое могло быть? И мы не понимаем, откуда взялась эта ненависть к таким людям? И теперь будет ответная реакция. А пока в Беларуси нелегитимный президент, все решения его недействительны. И, конечно, Путину выгоден такой слабый Лукашенко», – предупреждает сопредседатель Всебелорусского конгресса за независимость.

Оценивая поступок Владимира Спивакова, который публично заявил об отказе от ордена Франциска Скорины, полученного им 6 лет назад, Игорь Рынкевич подчеркивает: «Россия неоднородна, слава Богу! Я всегда говорил своим демократически коллегам, что надо общаться с теми (россиянами), кто мыслит не имперски, а либерально и демократично. И здесь очень важна позиция Форума свободной России, опубликовавшего заявление с поддержкой народа Беларуси. В этом заявлении говорится: “Мы также обращаемся к лидерам всех цивилизованных, демократических стран мира с призывом признать легитимным президентом Республики Беларусь Светлану Тихановскую, а также предложить своё посредничество в процессе мирной передачи власти”.

Кстати, это подтверждается огромной выборкой на платформе “Голос”, где зарегистрировалось порядка миллиона человек. И это можно считать репрезентативным социологическим исследованием.

Так что повторю – Россия не однородна. И не только у Кремля есть “разные башни”, но есть разный уровень политического и гражданского самосознания у россиян. И мы надеемся, что наши горизонтальные связи, народная дипломатия и контакты между организациями гражданского общества будут укрепляться. Путин боится нашей революции с женским лицом потому, что этот пример станет важным для россиян, и Хабаровск обернется цепочкой протестов», – утверждает собеседник «Голоса Америки».

Обратившись к словам госсекретаря США о выработке мер давления на Минск, Игорь Рынкевич подчеркнул: «Санкции нужны. Потому что даже если он (Лукашенко) побежит для своей легитимации в Москву, все решения будут незаконны и их дезавуируют как юридически ничтожные. И поэтому мы не боимся, что он побежит, как Янукович, в Ростов или куда-нибудь дальше».

В последние дни российские СМИ демонстрируют заметных разброс мнений и оценок при освещении протестных акций в белорусских городах. Притом, что Владимир Путин оказался в тройке лидеров зарубежных государств, поздравивших Александра Лукашенко с переизбранием, российские телеканалы и газеты помещали довольно критические репортажи, рассказывающие о силовом подавлении мирных демонстрантов, несогласных с официальными итогами выборов. И цитировали заявления российских высокопоставленных чиновников, озабоченных судьбой арестованных в Беларуси россиян. «Мы всегда защищаем и отстаиваем права наших журналистов за рубежом… Конечно, отношение к средствам массовой информации, даже если они нарушили правила аккредитации, оно должно быть достойным. То, что мы видели, вызывает вопросы», –сказала официальный представитель МИД РФ. «После возвращения на родину российским журналистам будет, чем поделиться с коллегами по работе».

Председатель Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) Андрей Бастунец считает, что грубое задержание, избиение и содержание под стражей сотрудников российских государственных СМИ объясняется «эксцессом исполнителей». «Когда задерживают журналистов, никто особо не смотрит: кто он, какое СМИ представляет. Более того, белорусские силовики могут даже не знать названий российских телеканалов и газет. Поэтому задерживают и сажают без разбора. А когда человек попал в это колесо и российское посольство в Минске не может его два дня найти, это связано не с умышленными действиями милиции, чтобы родственники пропавшего без вести сходили с ума от тревоги, а с тем, что человек попал в это “конвейер”», – утверждал Андрей Бастунец в разговоре с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки».

Он привел несколько примеров действий белорусских спецслужб против журналистов из различных стран. «Судя по словам корреспондентов, работающих в наших городах, они чувствуют себя, как на линии фронта. В них, как и в демонстрантов, стреляют резиновыми пулями, кидают в них свето-шумовые гранаты, распыляют газ. Одна коллега получила ранение резиновой пулей в ногу, другая была оглушена гранатой; журналистка из Нидерландов тоже была ранена. При этом, как рассказывают некоторые корреспонденты, огонь по ним велся прицельно, поскольку на них были жилеты с надписью “Press”. И, поскольку они находятся в гуще событий, то все происходящее их тоже задевает», – продолжает председатель БАЖ.

За последние дни в Беларуси было зафиксировано более 60 конфликтных случаев с участием сотрудников различных СМИ, сообщает Бастунец. По его словам, их не только самих задерживали и избивали, но и портили аппаратуру, изымали записи и материалы видеосъемок. Председатель БАЖ рассказывает о журналистке, попавшей в тюрьму в Жодино, где провела три дня. «Последний день она провела в четырехместной камере на 10 квадратных метров, где находилось 46 человек. На нее даже не составили протокол, не оформили задержание, и даже сотрудники РУВД в Жодино, либо минского изолятора, не знали, кто у них находится. В целом же на вчерашний день не менее двадцати пяти журналистов находились под стражей», – говорит собеседник «Голоса Америки».

«Задержанных журналистов, – поясняет Бастунец, – начинают развозить по всей Беларуси, ищут, куда их только можно впихнуть, и этих журналисты, как и простых граждан, очень сложно отыскать. Российским журналистам также пришлось несколько суток провести в общих условиях содержания, зато я думаю, что после возвращения на родину, им будет, чем поделиться с коллегами по работе. А именно – приобретенным опытом».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG