Линки доступности

Светлана Тихановская: «Первым моим шагом будет добиваться освобождения всех политзаключенных» 


Пикет оппозиции против выдвижения Александра Лукашенко на очередной президентский срок. 24 мая, 2020.

Жена белорусского блогера, выставившая свою кандидатуру на пост президента страны, рассказала о том, кто оказывает ей поддержку и об ответственности для тех, кто отдает и выполняет преступные приказы 

30 июня с очередным визитом в Россию приехал нынешний президент Беларуси Александр Лукашенко. Здесь он, в частности, принял участие в открытии Ржевского мемориала советскому солдату. Предполагается также, что во время встречи с Владимиром Путиным может зайти речь об условиях поддержки Россией Александра Лукашенко на предстоящих выборах.

Тем временем, в Беларуси продолжается проверка подписей избирателей, решивших поддержать кандидатов в президенты страны.

29 июня стало известно о том, что решением Борисовской районной комиссии по выборам президента Республики Беларусь, все подписи местных жителей, поставленные за выдвижение кандидатами Виктора Бабарико и Валерия Цепкало, не будут учтены. В то время, как из 4 336 выборочно проверенных подписей в поддержку Александра Лукашенко недостоверной признана всего одна.

Ожидает результатов проверки сданных подписей и Светлана Тихановская. Для многих в Беларуси ее выдвижение было неожиданным, а произошло это после того, как мужа Светланы – гомельского блогера, автора канала «Страна для жизни» Сергея Тихановского поместили в изолятор временного содержания после его участия в предвыборной акции.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» записала интервью со Светланой Тихановской.

Анна Плотникова: Решение выдвинуть свою кандидатуру на пост президента Беларуси, после того, как вашему мужу было отказано в регистрации, было спонтанным, или заранее продуманным?

Светлана Тихановская: Решение было абсолютно спонтанным. На его осознание у меня ушла пара часов. Сергея не зарегистрировали, и я захотела его поддержать, потому что реально помочь я ему ничем не могла в тот момент. И я не нашла другого выхода, кроме как пойти самой и подать заявление на регистрацию, чтобы спокойно сказать мужу: «Я сделала все, что могла, дорогой».

Я не ожидала, что меня зарегистрируют, но получилось так, как получилось.

А.П.: А о чем вы думали в эту пару часов перед принятием решения? Были ли у вас сомнения на этот счет?

С.Т.: Конечно, сомнения были. Причем сомнения были не в том, идти ли мне подавать заявление на регистрацию, или нет. Я думала о том, поможет ли Сергею каким-либо образом, либо это бессмысленно?

А.П.: Считается, что вас поддерживает, в основном, так называемая «продвинутая молодежь», или, как говорят в России – «креативный класс»? Так ли это на самом деле, и что вы можете предложить традиционным избирателям Лукашенко, чтобы они прониклись интересом к вам?

С.Т.: Могу сказать, что наш электорат – это не только продвинутая молодежь, хотя и их немало. Это и люди пожилого возраста, к нам приходили ставить свои подписи бабушки и дедушки, начиная с 1924 года рождения. Поэтому нас поддерживают совершенно разные люди.

Конечно, среди оставивших подписи у наших пикетов были и те, кто хотел поддерживать персонально меня, а если точнее, то, конечно, Сергея Тихановского. Но были и те, кто также подписывался за двух других альтернативных кандидатов. И это понятно, ведь на данном этапе не все избиратели готовы осознанно сделать окончательный выбор. Но для них важно, чтобы во главе страны был кто-то другой. Они устали от Лукашенко, они хотят перемен в стране. И в каждом из альтернативных кандидатов белорусы видят надежду на выход из застоя.

А.П.: Есть ли какие-то подвижки в расследовании полученных Вами телефонных звонков с угрозами? Повторялись ли подобные звонки?

С.Т.: Нет, был всего один такой звонок. И так как в том момент у нас были другие приоритеты – нам нужно было сдавать подписи, то я этим делом не занялась, и не подала заявления о расследовании.

И после того, как прошел первый шок от этого звонка, я решила для себя, что, наверно, это не были какие-то реальные угрозы. Что, скорее всего, это была чья-то некрасивая и неприятная шутка или попытка меня запугать. Поразмыслив, я подумала, что если бы на меня хотели надавить всерьез, то люди не действовали бы так грубо, через телефон, а придумали бы что-нибудь изощренное. Поэтому я дала ход этому инциденту.

А.П.: А когда вы должны получить сведения о том, зарегистрированы ли вы в качестве кандидата на пост президента Беларуси, или нет? Сколько времени у Центральной избирательной комиссии на проверку подписей?

С.Т.: Решение должно быть принято до 14 июля. Мы сдали порядка ста десяти тысяч подписей и около сорока тысяч мы сдать не смогли – в силу нехватки людей для проверки подлинности подписей, в силу нехватки времени и тех препятствий, которые нам чинили.

А.П.: В том случае, если вам удастся победить, какими будут ваши первые шаги на посту главы Республики Беларусь? Будете ли Вы преследовать (по закону!) представителей прежнего режима?

С.Т.: Ну, моя победа на президентских выборах – это пока очень гипотетический вариант. Но если к тому времени все наши арестованные отцы, братья, мужья не будут освобождены, то, естественно, первым моим шагом будет добиваться освобождения всех политзаключенных по этому делу.

Что касается преследования представителей прежнего режима, то это слишком обширное понятие. И здесь нужно отделять тех, кто отдавал преступные приказы, от тех, кто их выполнял. Это – две совершенно разные категории людей. Конечно, президент не должен решать их судьбу, поскольку это прерогатива суда. Ответственность должны понести и те, кто отдавал преступные приказы, и те, кто их выполнял.

А.П.: Кроме вас двумя другими альтернативными кандидатами на пост президента Беларуси являются Виктор Бабарико и Валерий Цепкало. Считаете ли вы их своими тактическими союзниками и, на каких условиях готовы объединить с ними свои усилия?

С.Т.: Мы сейчас говорим о предвыборной гонке?

А.П.: Да, и о положении дел перед 9 августа, а также о ситуации, при которой всех вас зарегистрируют, а потом кто-то один выходит во второй тур на пару с Александром Лукашенко. Вы поддержите того, кто будет во втором туре, или того одного, кто будет зарегистрирован перед 9 августа?

С.Т.: Оба кандидата, о которых вы говорили, набирали во время народного голосования на различных интернет-ресурсах высокий процент поддержки избирателей. Всех нас троих объединяет то, что люди, которые за нас подписываются, хотят одного и того же – перемен к лучшему в нашей стране. Поэтому конечно, мы можем считать двух других альтернативных кандидатов нашими тактическими союзниками.

Кроме того, один из них – Виктор Бабарико – уже находится под арестом, как и мой муж, а в понедельник 29 июня поступили сведения, что и к господину Цепкало власть предъявляет претензии. Это означает то, что оба они являются сильными конкурентами для нынешней власти.

И вообще, идеальным вариантом выборов я вижу такой: на финальной стадии происходит борьба между двумя людьми. Один – это нынешний президент, потому что он, конечно, никуда не денется, и кто-то из нас троих. Тогда выборы были бы честными и конкурентными. А насчет объединения усилий – главное, чтобы было вокруг кого объединяться к моменту выборов. Мы же видим, что сейчас все очень быстро меняется, и кого зарегистрируют, а кого нет – непонятно. Но объединятся – да, надо однозначно.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG