Линки доступности

Балтийский путь получил кинематографическое измерение


Режиссер Томас Венгрис

В Нью-Йорке проходит 2-й кинофестиваль стран Балтии

Второй кинофестиваль стран Балтии в Нью-Йорке совпал с 30-й годовщиной Балтийского пути. Тогда, в 1989 году, более двух миллионов человек в Эстонии, Латвии и Литве создали живую цепь, продемонстрировав приверженность идее государственной независимости.

Фестиваль во второй раз проходит в «Скандинавском доме», уютном культурном центре на Парк-авеню в Манхэттене. Как сообщили в дирекции смотра, в программу показов включен 21 фильм, из них 12 полнометражных и 9 коротких, причем шесть фильмов получили на фестивале североамериканские премьеры и еще шесть – ньюйоркские. Несколько картин представят их режиссеры и продюсеры.

Как рассказала «Голосу Америки» по телефону из Риги главный отборщик фестивальной программы Юли Розите (Juli Rozite), многие фильмы «исследуют тему общности, - национальной, культурной, духовной, - как на личностном уровне, так и на уровне семьи и социума».

Юли Розите родилась в Швеции в семье латышских эмигрантов. Ее мать жила в США, отец – в Австралии. Сама Юли жила и училась в Нью-Йорке, а два года назад вернулась в Латвию. Это ее первый год работы на Балтийском кинофестивале.

«Мне казалось важным соблюсти баланс между артхаусными и более мейнстримовскими картинами, - сказала Юли Розите. – Я заметила, что стало больше картин, действие которых происходит в 80-90- годы, когда в республиках Балтии происходили важные перемены. Любопытно, что события недавней истории в ряде фильмов показаны глазами детей. Тут, наверное, важно, что это возраст, в котором сами режиссеры переживали тот коренной слом жизни».

В эстонской картине «Маленький товарищ» (The Little Comrade) юная девочка пытается понять, за что арестовали и отправили в лагерь ее мать, директора школы. Год действия – 1950-й, и чекисты выселяют семью из их дома за «измену». И только после смерти Сталина повзрослевшая героиня обнимет свою мать, выпущенную из лагеря.

Латвийская драма «Рай ‘89» (Paradise '89) погружает зрителя в турбулентную атмосферу краха советского режима. Зритель видит отблески исторических событий 1989 года, в том числе акцию «Балтийский путь», через призму восприятия четырех школьниц, проводящих летние каникулы в сельской местности.

В жанре «роуд муви» снята литовская психологическая драма «Пережить лето» (Summer Survivors), в которой психиатр и двое пациентов отправляются в долгое путешествие по республике.

«Когда люди в Латвии узнают, что я вернулась из Нью-Йорка в Ригу, - рассказала Юли Розите, - то часто спрашивают, что меня подвигло на переезд. Я отвечаю, что работа и друзья. Интересно, что балтийское кино все чаще обращает внимание на тех, кого судьба в разные годы забросила в другие страны и кто возвращается на родину».

Из документальных картин, по мнению Розите, выделяются альманах из шести короткометражек «Корни» (Roots), снятых женщинами-режиссерами Эстонии, и очень личное кинорасследование «Мой отец банкир» (My Father the Banker) латвийского режиссера Иевы Озолиня. Взрослая дочь крупного банкира, сколотившего состояние в мутные времена, обманувшего вкладчиков и скрывшегося за границей, обнаружила его много лет спустя в одной из азиатских стран.

«Мне кажется, уместно говорить о некоей общности стиля, - отметила Юли Розите. – В балтийских картинах есть ощущение большого пространства. Действие пронизано поэтичностью, оно неспешно, никогда не мчится на всех парах. Вы не услышите из уст героев откровенных, резких речей. Долгие годы советской власти приучили людей к осторожности и иносказаниям».

Фестиваль открылся показом игрового литовского фильма «Родина» (Motherland) режиссера Томаса Венгриса (Tomas Vengris), в котором 12-летний Ковас вместе матерью Викторией возвращаются из Бостона на родину в Литву вскоре после распада Советского Союза. Виктория уехала из Литвы двадцать лет назад. Страна изменилась, и она - тоже...

А завершил церемонию открытия короткометражный эстонский фильм «Балтийский путь».

С режиссером фильма «Родина» Томасом Венгрисом по телефону поговорил корреспондент Русской службы «Голоса Америки».

«Родина». Кадр из фильма
«Родина». Кадр из фильма

Олег Сулькин: Томас, вы же в Нью-Йорке? Телефон у вас с вашингтонским кодом 202...

Томас Венгрис: Я вырос в Вашингтоне и сохранил свой старый номер.

О.С.: А где вы постоянно живете?

Т.В.: Можно сказать, между Нью-Йорком и Вильнюсом. Большую часть времени провожу в Вильнюсе, но часто приезжаю в Нью-Йорк делать монтаж фильмов, снимать рекламные ролики.

О.С.: Кем вы себя считаете – американцем литовского происхождения?

Т.В.: Да, наверное, так будет правильно. Непростой вопрос. В Америке я больше ощущаю себя литовцем, в Литве – американцем.

О.С.: Почему для игрового дебюта вы выбрали тему возвращения на родину?

Т.В.: Моя короткометражка показывалась на Берлинале. Литовский продюсер спросил, есть ли у меня тема для полнометражного фильма. Я вообще-то закончил киношколу в Лос-Анджелесе, и у меня не было планов возвращаться в Литву. Но моя идея возвращения в детство понравилась продюсерам. Будучи ребенком, я каждое лето проводил в Литве. Хорошо помню то время, помню лето 1992 года, когда мама нас с сестрой впервые привезла из Америки в Литву. Сестра, она старше меня, стала мгновенно правителем детской площадки. Ведь у нее были американские конфеты и жвачка. Я много разговаривал с матерью и убедился, что ее воспоминания часто не совпадали с моими.

О.С.: Сюжетная завязка реальна? Я имею в виду желание матери Коваса поехать в Литву, чтобы вернуть принадлежавшую ее семье собственность.

Т.В.: Да, семье моей матери принадлежали большой участок земли возле Паневежиса и большой дом на нем. Когда она решила заняться возвращением собственности, возникло множество юридических и прочих препятствий. Тогда в Литве цвела коррупция. В общем, это был правовой хаос, чиновники отхватывали лакомые куски земли. То, что моей маме предложили взамен ее собственности, было для нее неприемлемо. Кончилось тем, что ей передали кусок земли с молодым лесом, который нельзя трогать, кажется, сто лет.

О.С.: Ваша мама так и не переехала в Литву?

Т.В.: Нет, она по-прежнему живет в Вашингтоне. Но и она, и мой отец задумывались о возможном переезде в Литву. Я думаю, эта мысль связана с сентиментальными переживаниями прошлого. Но многое, конечно, изменилось. Мои родители приехали в Америку в 20-летнем возрасте и прожили здесь в два раза больше времени, чем в Литве. Хорошо, конечно, вернуться в страну твоей национальной идентичности, но спустя какое-то время они убедились, что им лучше в Америке.

О.С.: Кто они по профессии?

Т.В.: Отец – вирусолог, работает в Управлении по контролю за продуктами питания и лекарствами (FDA). Мама – журналист, зовут ее Вирджиния Венгрис, она работала в литовской редакции «Голоса Америки».

О.С.: Вот как? Интересно!

Т.В.: Да, я помню, ребенком она меня брала в собой в редакцию, и я завороженно смотрел, как она записывала очередную передачу для радио. А позже один из сотрудников, инженер, показал мне, как записывается видео. Собственно, с этого и начался мой интерес к кино, к монтажу.

О.С.: В фильме мы видим, что в доме, принадлежавшем Виктории, живет русская семья. Сказать, что глава семьи плохой парень, это ничего не сказать. Вам не кажется, что негативный показ русских стал в последнее время стереотипом для прибалтийского кино?

Т.В.: Пятьдесят лет Литва, как и Латвия, как и Эстония, были частью Советского Союза. Эта травма слишком глубока, чтобы быстро пройти. Многие русские в странах Балтии – хорошие люди, которые честно работали и воспитывали детей. В этой проблеме много серых зон, все очень непросто. Но я возвращаюсь к судьбам моих бабушек и дедушек, моих родителей. Нашей семье, можно сказать, еще повезло. У нас никого не пытали, никого не убили. Но была тюрьма, в которую посадили моего деда по материнской линии, были запугивания, лишения, был огромный страх. У нового поколения этого страха нет, как, похоже, нет и предубеждения против русских. Я вижу сегодня, как молодые литовцы совершенно нормально общаются со своими русскими сверстниками. Но, конечно, мы должны напоминать о трагических станицах нашей истории, чтобы она не повторилась. Хочу подчеркнуть, что все эти политические реалии для меня важны как фон. Я хотел, в первую очередь, показать процесс взросления Коваса и то, как меняется его отношение к матери».

Фестиваль кино стран Балтии в Нью-Йорке завершится 10 ноября.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG