Линки доступности

Аркадий Бабченко дал первое после спецоперации интервью


Аркадий Бабченко

Подозреваемого в покушении на российского журналиста доставили в Шевченковский суд Киева

Служба безопасности Украины направила в Шевченковский районный суд Киева ходатайство об аресте Бориса Германа, которого подозревают в организации убийства журналиста Аркадия Бабченко. По данным Украинского национального информационного агентства, его во второй половине 31 мая по местному времени доставили в суд.

«Ходатайство будет рассматривать следственный судья Виктория Светлицкая. Заседание планировалось в 17:30, но по состоянию на 18:20 еще не началось. Возле здания суда усилены меры безопасности», – сообщает Укринформ.

Вместе с тем 31 мая журналист Аркадий Бабченко дал первое интервью нескольким украинским и зарубежным изданиями после пресс-конференции 30 мая, на которой стало известно о спецоперации СБУ.

Провал или успех?
please wait

No media source currently available

0:00 0:03:35 0:00

Журналист и публицист Аркадий Бабченко рассказал, что не знает, почему СБУ решило инсценировать его убийство, хотя было уже достаточно доказательств для задержания подозреваемого, сообщает Интернет-издание «Украинская правда» 31 мая.

На вопрос о том, для чего была проведена эта спецоперация, Бабченко ответил: «Не знаю, не ко мне вопрос».

«Не я ее (спецоперацию) разрабатывал. Видимо у них (украинских спецслужб) Были свои какие-то причины», – подчеркнул Бабченко.

«Возможно, они хотели сделать так, чтобы здесь проколов не было, чтобы была стопроцентная доказательная база. Я их в этом понимаю. Но это не ко мне вопрос. Я не знаю для чего», – сказал он.

Бабченко сказал, что не сразу поверил украинским силовикам.

«Меня не сразу убедили. Приходят какие-то люди. Говорят, чувак, тебя хотят грохнуть. Конечно, ты чувствуешь недоверие, что за люди, почему. Но встреча состоялась при участии моих знакомых. Они сказали, что были с этими людьми на войне. Они их подтвердили», – рассказал журналист.

На вопрос, почему из 30 человек, которые были в списке «на ликвидацию» выбрали именно его, Бабченко ответил: «Я не владею всей информацией. Насколько мне сказали, выбран не именно я. Я был избран первым».

«Все, кто говорят, что это подрывает доверие к журналистике, как бы вы поступили на моем месте? К вам приходят и говорят, тебя заказали. Вот доказательства, пожалуйста, что вы дальше будете делать?» – сказал он.

Напомним, что 29 мая появились сообщения о том, что российский журналист Аркадий Бабченко был смертельно ранен на пороге своей квартиры в Киеве. По факту убийства журналиста было открыто уголовное производство. В среду, 30 мая, выяснилось, что он живой – председатель Службы безопасности Украины (СБУ) Василий Грицак заявил, что российские спецслужбы заказали убийство журналиста, а СБУ провела спецоперацию и сорвала покушение.

«Убийца» сам пришел в СБУ

Как сообщает интернет-издание Корреспондент.net, участник АТО Алексей Цымбалюк, которому, по его словам, было предложено взять на себя роль исполнителя покушения, заявил, что не видит смысла «шифроваться». Об этом Алексей Цымбалюк написал на своей странице в Фейсбуке, сообщает Корреспондент. net.

«Прекрасно, что в службе работают талантливые молодые опера, к которым спокойно идешь с информацией о заказах на убийство. Обращаешься и не боишься, что тебя сольют тем же заказчикам за доллары. Честно не знаю, как сложится моя судьба дальше, немного на нервах. Но точно знаю, что оперативник, который все это дело тащил на себе, следователь по делу – люди честные», – написал 31 мая Цымбалюк в Фейсбуке.

Вместе с тем, как сообщает информационное агентство РБК-Украина, в СБУ назвали заявления добровольца АТО относительно причастности к покушению на Бабченко желанием «попиариться».

В Службе безопасности Украины (СБУ) отрицают информацию о том, что бывший доброволец АТО Алексей Цимбалюк является исполнителем инсценированного СБУ покушения на российского журналиста Аркадия Бабченко. Об этом в комментарии «Громадському» сказала спикер спецслужбы Елена Гилянская. «Это какой-то больной человек. Не распространяйте дешевых фейков…», – заявила Гитлянская.

О спецоперации – пройти от начала и до конца

Российский политолог Андрей Окара считает, что спецоперацию по спасению Аркадия Бабченко следует разделить на три акта.

«Первый акт – это условные «убийство» и «смерть», второй акт – это «воскресение», а третий акт – это привлечение к суду и осуждение виновных. В зависимости от качества первого и второго актов можно понять ход третьего акта. Если сейчас покажут реальных подозреваемых, а потом и обвиняемых и осужденных, и этот процесс не будет длиться долго, по-настоящему можно будет говорить, что конспирация удалась», – отмечает Андрей Окара.

Раскрытие этого преступления подобным образом, проведение такой спецоперации СБУ и правоохранительными органами он называет, вероятно, первой в истории современных украинских спецслужб.

«И было даже удивительно, что украинские спецслужбы умеют делать что-то похожее. Эстетически это выглядит красиво, этически – непонятно как. Сегодня для силовиков важно, чтобы она (операция) оказалась не «липой», нам показали реальных подозреваемых, иначе общество критически оценит всю работу спецслужб», – отмечает Андрей Окара.

Пауза, которая затянулась

По словам украинского политолога Петра Олещука, подобные операции, в котором разыгрывается гибель потенциальной жертвы, бывают в арсенале специальных служб, однако в данном случае пауза между событиями, когда Аркадия Бабченко объявили мертвым, а потом объяснили суть происходящего, была искусственно затянута.

«Нормальную практику для правоохранительных органов представители Службы безопасности и Генпрокуратуры превратили в политическое шоу, путем игры на эмоциях и достаточно искусственном затягивании времени. Это пауза, кажется, держалась специально долго, чтобы показать Бабченко прессе на брифинге в присутствии руководства СБУ и Генпрокуратуры», – говорит Петр Олещук корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Петр Олещук считает, что проведенная спецоперация принесла определенное недоверие для части общества, и это можно увидеть по заявлениям отдельных экспертов, реакции в социальных сетях.

«Проведение операций подобным образом формирует недоверие к официальным источникам информации, а это опасно – как тиражирование фейков и слухов. И очень опасно в условиях постоянной информационной войны, в которой находится Украина. Преодолеть последствия закладки недоверия к словам официальных спикеров будет непросто. Думаю, что, даже раскрыв этот заговор против Бабченко, найдутся те, кто будет с недоверием относиться к новой официальной, подтвержденной информации о том, что покушение действительно могло быть», – отмечает Петр Олещук.

Политолог утверждает, что важной составляющей этого дела будут не только заявления глав СБУ и Генпрокуратуры, но и фактический материал в судах.

Правы все: и те, кто организовал, и те, кто критикует

Председатель правления Центра стратегических исследований Павел Жовниренко описывает свои ощущения, реакцию и наблюдение в социальных сетях, фактически, за сутки с момента объявления об убийстве журналиста Аркадия Бабченко.

«Думаю, что правы все – и те, кто организовывал эту операцию и те, кто возмутился этой операцией. У каждого были свои причины для чувств, – говорит Павел Жовниренко корреспонденту Русской службы «Голоса Америки». – Когда я услышал, что он жив, первое, что возникло в голове – праздник с «матами» на устах. Это передает мои ощущения в течение одних суток, когда журналист был, как будто убит, но потом он оказался жив. В тоже время, мы получили хорошую прививку от сиюминутного выражения мнений, немедленной реакции на любое событие. Это можно простить простым гражданам, но аналитики, которые бросились критиковать власть, так поступать не должны».

Политолог отмечает, что с полудня 30 мая, вероятно, было рекордное удаление постов и комментариев в Фейсбуке со стороны тех, кто критиковал действия власти по поводу спецоперации.

«Никого не осуждаю, но, думаю, что это очень многих научило, что идет война, и пресса – это тоже участники этой войны. Экспертам и специалистам аналитически нужно оценивать события», – подчеркивает Павел Жовниренко.

На вопрос о том, удалось ли спецслужбам этой операцией достичь необходимого результата, он отвечает – «смотря что, считать результатом».

«Если мы говорим о предотвращении убийства Бабченко, то да. О взбудораженном общественном мнении – да. Но нельзя говорить, что удалось предотвратить все убийства журналистов кремлевским режимом. Думаю, что лучшим подарком и Бабченко, и нам было бы расследование предыдущих убийств – в которых до сих пор не наказаны и не пойманы не только исполнители, но заказчики», – считает Павел Жовниренко.

По его словам, в расследовании резонансных дел украинские власти должны двигаться «методично и надежно», также, как действует международная следственная группа по расследованию гибели рейса МН17. «Пусть пройдет время, но общество должно каждый месяц видеть новые доказательства; круг сужается, и преступник будет найден», – подчеркивает Павел Жовниренко.

Критикам: был ли шанс провести операцию по-другому

Политолог Борис Кушнирук говорит, что спецоперации, в которых есть факт заказанного убийства и создана дезинформация о том, что заказанная личность убита, это довольно распространенная форма работы правоохранительных органов в мире.

«Особенность в том, что у нас эта ситуация касается известного журналиста, известного противника Путина, и поэтому разглашение информации о его убийстве было необходимым условием. Сегодня удивляют высказывания в ключе показательного неудовольствия – что так мол нельзя было делать по отношению к журналисту. А чем журналист отличается от всех других, если его хотели убить российские спецслужбы? Какую операцию в таком случае должны были проводить правоохранительные органы? В данном случае они провели ее удачно: обнаружили важную информацию относительно потенциальных жертв, раскрыли каналы поступления денег, заказчиков, жертв, которых должны были убить. Это отличный результат для любой спецслужбы мира», – говорит Борис Кушнирук корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Борис Кушнирук называет вполне оправданными методы, которые были использованы при раскрытии покушения на Аркадия Бабченко.

«Мы не боремся с фейками формированием других фейков. Тут разговор о спецоперации, в результате которой были задержаны люди, готовившие убийство журналиста, и готовили другие убийства. У кого может быть путаница с терминологией? Украинцы сталкиваются не просто с фейками, но и массовой террористической деятельностью против себя. И было бы удивительно, если бы спецслужбы и государство не противодействовали этому», – отмечает Борис Кушнирук.

Эксперт отмечает, что масштабы российской террористической угрозы для Украины огромны, и, вероятно, в мире не существует другого такого случая, когда одно государство вело бы пропагандистскую и диверсионную деятельность против другого.

«До сих пор в ответ на это от министров иностранных дел других стран мы слышали выражение солидарности, сочувствия и обеспокоенности. Хотя на самом деле это теракты не против Украины, а против всего мира», – отмечает Борис Кушнирук.

Служба новостей «Голоса Америки» сообщает:

В четверг пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков заявил, что в России рады, что на самом деле журналист Аркадий Бабченко оказался жив. Однако Песков сказал, что история с инсценировкой его гибели «по меньшей мере странная».

Представитель Кремля также сказал, что не знает, насколько оправданной оказалась такая инсценировка. Однако, по его словам, это не меняет российскую позицию относительно того, что Украина является опасным местом для журналистов.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG