Линки доступности

Оюб Титиев – на свободе


Оюб Титиев

Выпущенный условно-досрочно Оюб Титиев заявил, что собирается продолжить правозащитную деятельность, но не в Чечне. Грозненское представительство «Мемориала», руководителем которого он был, пока работать не будет, сообщают СМИ.

Титиев вышел на свободу в пятницу, 21 июня. У ворот колонии в Аргуне, где он отбывал заключение, его встречали родные, коллеги и журналисты.

Напомним, Оюба Титиева задержали в январе прошлого года. В его машину подбросили наркотики. В марте нынешнего года правозащитника осудили на четыре года в колонии-поселении. Титиев своей вину не признал и вскоре ходатайствовал об УДО. Шалинский городской суд его просьбу удовлетворил. 21 июня решение вступило в законную силу.

Глава Совета по правам человека при президенте России Михаил Федотов в своем заявлении подчеркнул, что теперь необходимо продолжить борьбу за «оправдание и полную реабилитацию» Титиева.

Директор центра анализа и предотвращения конфликтов, член правозащитного центра «Мемориал» Екатерина Сокирянская, считает, что освобождение Оюба Титиева стало возможным прежде всего за счет двух факторов: «Его дело было настолько грубо сфальсифицировано и превратилось в такую пародию на правосудие и судебно-следственный процесс, что дальше уже некуда. Настоящее позорище, в результате которого за решеткой оказался достойнейший человек. Это с одной стороны. С другой – сказалось международное и внутрироссийское давление».

В феврале Европарламент, приняв резолюцию о ситуации в Чечне, призвал к немедленному освобождению Титиева и назвал обвинения против него сфабрикованными. С аналогичными воззваниями и другие международные организации, включая Совет Европы и ООН.

По мнению Екатерины Сокирянской, общественная кампания в поддержку Титиева была достаточно мощной и отчасти успешной, поскольку вначале ему грозил большой тюремный срок - до 10 лет. В общей сложности правозащитник провел в заключении почти полтора года.

Директор центра анализа и предотвращения конфликтов также полагает, что решение по освобождению Титиева было принято «не без помощи Москвы». Вместе с тем, она затруднилась сказать, почему в Кремле не положили конец делу раньше, несмотря на его очевидную сфабрикованность и сильное общественное возмущение.

«Наверное, бюрократическая машина двигается слишком медленно, - предположила Сокирянская. - Пока все посылы дошли куда надо… И только затем сработал накопительный эффект общественного давления. Когда власти поняли, что это позорище, пошла реакция сверху. К тому же Оюб – все-таки немолодой человек, не дай Бог, с ним что-то случилось бы в заключении».

По словам Сокирянской, Рамзану Кадырову Кремлем дан карт-бланш делать с чеченцами все, что он хочет, где бы они ни находились. К тому же власти Чечни вроде как достигли своей цели, рассуждает она: «Оюб ведь был заложником. Эта атака была направлена не только против него, но и против «Мемориала» и вообще правозащитного движения в республике. Нужно было, чтобы правозащитники окончательно ушли из Чечни».

С другой стороны, арест Титиева имел обратный эффект, подчеркнула эксперт: «Толпы правозащитников и критически настроенных журналистов, которые последние годы с большой осторожностью приезжали в республику, теперь открыто летают на судебные заседания, разгуливают в своих джинсах по Грозному, пьют кофе в кафешках, общаются с людьми и вообще чувствуют себя вальяжно».

Это тоже было совсем не нужно местным властям, поскольку «развращало» народ вольнодумством, резюмировала Сокирянская.

Сопредседатель Московской Хельсинской Группы (МГХ) Валерий Борщев неоднократно был на суде, в том числе, когда ему зачитывали приговор. По его оценке, власти, освободив Титиева, по сути признали, что наркотики правозащитнику подброшены, однако в отличие от дела Ивана Голанова не пошли на оправдательный приговор.

«Однако поскольку он уже долго находился в заключении, решили потихоньку спустить все на тормозах, - говорит он в комментарии «Голосу Америки». - Конечно, здесь огромную роль сыграла поддержка общества и международного сообщества. На процессе в Чечне присутствовали представители посольств различных стран».

Любому непредубежденному человека с самого начала было ясно, что обвинение в хранении наркотиков ничего общего с Оюбом Титиевым не имеет, убежден Валерий Борщев: Мы ожидали, что ему дадут условно-досрочное освобождение, Ведь его направили колонию рядом с домом, к нему свободно приезжали родственники и правозащитники, общались с ним. Думаю, тот скандал, который власти устроили, очень дорого им стоил властям, нанес серьезный урон их имиджу…»

Решение по Титиеву, конечно, принималось в Кремле, утверждает сопредседатель МХГ. Как ему представляется, Кадырова просто не стали подвергать публичной порке.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG