Линки доступности

На конференции в Вашингтоне обсудили российское влияние в Европе и дезинформация в Интернете и социальных сетях

В четверг базирующийся в Вашингтоне Атлантический совет провел (в рамках недели борьбы с дезинформацией (#Disinfoweek) и совместно с Фондом Аденауэра) конференцию под названием «Новый рубеж и как нанести ответный удар». На конференции идет речь о российском влиянии в Европе и дезинформации в Интернете и социальных сетях.

Среди участников конференции – сенатор-демократ Крис Мерфи, бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт, конгрессмен-республиканец Вилл Херд, исполнительный директор Института Маккейна Курт Уокер, глава вашингтонского отделения Фонда Аденауэра Нико Ланге и другие.

Объясняя необходимость проведения «#Disinfoweek», президент Атлантического совета Фредерик Кемпе заявил, что попытки России повлиять на политические события в США и Европе в последние два года установили «новые рубежи» в борьбе между Западом и Востоком. По его словам, теперь эти границы пролегают в информационном пространстве, а инициированная Кремлем масштабная кампания дезинформации вынуждает США и европейские страны не только искать надежные способы защиты, но и разрабатывать эффективные меры противодействия.

В то же время, считает сенатор Крис Мерфи, вызовы, с которыми столкнулись страны Запада, нельзя ограничивать лишь борьбой с инициированной Россией пропагандистской кампанией.

«Дезинформация – это глобальный вызов, который потребует создания новых коалиций, разработки новых инструментов воздействия, и новой стратегии, чтобы ответить на это», – отметил он.

Одним из таких инструментов являются санкции, введенные странами Запада после российской аннексии Крыма и военного вмешательства в конфликт на востоке Украины.

Бывший высокопоставленный сотрудник Госдепартамента, эксперт Атлантического совета Дэниел Фрид, отвечавший во внешнеполитическом ведомстве за санкционную политику по отношению к России, пояснил, что считает санкции «очень серьезным инструментом», действенность которого, тем не менее, не стоит переоценивать.

«Предприниматели в США и Европе инвестируют деньги в разные, в том числе спорные, бизнесы. Такова жизнь, – констатировал Фрид. – Они продолжают инвестировать в Россию, считая, что там очень высокие риски, но в то же время – высокие прибыли. Вводя санкции, мы просто напоминаем им о том, насколько на самом деле высоки эти риски».

Участники дискуссии согласились с тем, что главной целью стран Запада после введения санкций вовсе не является «полный запрет на ведение деловых отношений» с Россией.

«Путин выступает с позиции защитника архаичных, или, как он это называет, традиционных ценностей, – сказал исполнительный директор Института Маккейна Курт Уокер. – Но проблема заключается в том, что мы не можем полагать, что информационная война, организованная Россией и кампания дезинформации когда-либо закончатся. Мы никогда не будем в такой ситуации».

По мнению Дэниела Фрида, сегодняшнюю ситуацию в России можно сравнить с положением начала 80-х годов прошлого века.

«Тогда диссидентов маргинализировали, уничтожали или просто игнорировали, – сказал он. – Но спустя всего лишь несколько лет именно они возглавили политические события в стране. Так что не надо думать, что Путин будет править вечно и что молодое поколение будет верить в него всегда».

Как заявили участники дискуссии, эффективным ответом на организованную Россией кампанию может стать использование новых технологий, которые сегодня предлагают ведущие компании из Силиконовой долины.

Аналитик из Центра киберугроз и внутренней безопасности при Университете Джорджа Вашингтона Клинтон Уаттс заявил, что одна из проблем в разработке стратегии противодействия российской дезинформации заключается в том, что многие до сих пор воспринимают информационную войну в киберпространстве как «безопасное явление».

«Я работал с кампаниями, организованными «Аль-Кайдой» и «Исламским государством» и сталкивался с этой проблемой и раньше– сообщения в Интернете не рассматриваются людьми как что-то, что непосредственно угрожает их жизни», – пояснил он.

Конгрессмен Уилл Херд заметил, что кампания, организованная Кремлем, преследует одну цель.

«Владимир Путин хочет восстановить влияние на территории бывшего СССР,но он знает, что не может сделать этого военным путем, и поэтому выбрал путь информационного влияния для того, чтобы вовлечь в сферу влияния Москвы все бывшие республики», – сказал Херд.

Дженнифер Ламберт, заместитель директора аналитического офиса Госдепартамента, считает, что основную роль в кампании противодействия дезинформации может сыграть работа с представителями гражданского общества. По ее мнению, привычные медиа переживают период трансформации, а все политические события в последние годы сопровождались массовым «вбросом недостоверных или просто придуманных новостей».

«Общественность, как никогда ранее, не верит государственным институтам, поэтому нужно действовать и работать с людьми и институтами, пользующими доверием в обществе», – подчеркивает Ламберт.

Она напомнила о случае, когда российские медиа распространили сделанную в программе «Фотошоп» фотографию американского посла в Москве Джона Теффта, якобы участвовавшего в протесте. Изображение было грубо прикреплено к настоящей фотографии. Тогда посольство США в социальных сетях насмешливо прокомментировало эту фотографию, максимально широко распространив информацию о том, что «это – обычная фальшивка».

«Именно так и нужно поступать – активно и агрессивно отвечая на каждый случай распространения фальшивых новостей», – сказала она.

Конгрессмен Уилл Херд сообщил, что прошлым летом он предлагал «выслать посла Кисляка из страны», а сейчас поддерживает введение новых санкций против России в ответ на продолжающуюся пропагандистскую кампанию в российских СМИ, работающих, в том числе, и в США.

«С распространителями дезинформации нужно поступать, как с террористами, – сказал он. – Мы должны знать, кто стоит за этой кампанией, кто отдает распоряжения, и принимать соответствующие меры».

Обозреватель издания Politico Сюзан Глассер согласилась с тем, что деятельность российских государственных СМИ действительно «наносит большой ущерб», но усомнилась в том, что расширение санкций может остановить кампанию дезинформации.

«Не нужно думать, что проблема заключается только в (американских) выборах 2016 года и только в США, – заметила она. – Россия и другие страны использовали эти инструменты в региональных конфликтах и других политических и экономических спорах, поэтому проблема гораздо шире».

Экс-госсекретарь США Мадлен Олбрайт, сопредседатель Национального демократического института сказала, что впервые она столкнулась с попытками противодействия пропаганде более 40 лет назад.

«В 70-х я написала свою диссертацию о роли чехословацкой прессы в событиях 68 года, потом о польской прессе 80-х, – сказала она. – Тогда мы впервые столкнулись с примером прорывных технологий, и ими стали аудиокассеты. Лех Валенса выступал на одной из фабрик, а потом аудиокассеты рассылались по другим, расширяя географию сообщений».

Точно такие же методы используются и сейчас, с учетом меняющихся технических возможностей.

«Технологии оказались обоюдоострым оружием, – отметила экс-госсекретарь. – Дезинформация не является чем-то новым, люди ее использовали со времен изобретения Гуттенбергом первой печатной машины, но охват сообщений изменился, и теперь блогер в России может охватить глобальную аудиторию во всем мире».

По словам Олбрайт, особенностью новой информационной войны является то, что в России, например, «45% интернет-активности идет с роботизированных аккаунтов», контролируемых Кремлем.

Примером использования подобных «инструментов», по мнению Олбрайт, является Украина, ставшая настоящим «испытательным полигоном» для организаторов кампании дезинформации, координируемой российскими властями. Эта страна подвергается дезинформационным атакам с начала 2000-х. Одним из результатов этого стало появление многочисленных сайтов, которые используют гражданские активисты для разоблачения инспирированных Кремлем фальшивых сообщений.

«Нужно учиться различать реальные и фальшивые новости, – отметила она. – Неофициальные каналы информации со временем становятся все менее надежны, потому что компьютеризированные системы поставляют огромное количество информации, которую общество не может отличить от настоящей».

Кроме прямого противодействия российской пропаганде в социальных сетях и киберпространстве, существуют и инструменты, которые должны использовать власти США.

«Мы должны усилить давление на Россию, – сказала Олбрайт. – Я поддержала недавнее решение Сената ввести новые санкции против России, я надеюсь, что палата представителей поддержит это решение».

По мнению экс-госсекретаря, все большую роль в сегодняшнем противостоянии должны играть и крупнейшие технологические компании.

«Приятно было слышать Марка Цукерберга, который заявил, что после того, как аудитория фейсбука превысила 2 миллиарда человек, у социальной сети появились новые обязательства», – сказала она.

Мадлен Олбрайт напомнила о том, что именно социальные сети сыграли главную роль в разоблачении российской пропаганды, когда речь шла о события в Украине и Сирии. Кремль неизменно отрицал участие российских войск в конфликте на востоке Украины, и опровергал сообщение об отправке российских подразделений для поддержки режима Асада.

Однако, по словам экс-госсекретаря, все эти сообщения не выдержали «очень простой проверки».

«Используя аккаунты российских солдат в социальных сетях, исследователи, в числе которых были гражданские активисты и эксперты Атлантического совета, сумели собрать доказательства о присутствии российских войск», – сказала Олбрайт.

Экс-госсекретарь считает неправильной позицию новой администрации, собирающейся сократить бюджет внешнеполитического ведомства США.

«Мы теряем инструмент борьбы с гибридной войной, которую ведет Россия», – заявила бывшая глава внешнеполитического ведомства США.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG