Линки доступности

Век Солженицына


Александр Солженицын (в центре)

Почему книги Александра Солженицына будут востребованы в России

11 декабря исполнилось 100 лет со дня рождения лауреата Нобелевской премии по литературе Александра Солженицына. О влиянии писателя на день сегодняшний Русской службе «Голоса Америки» рассказали Анатолий Разумов, Яков Гордин и Никита Петров.

Анатолий Разумов

Руководитель Центра «Возвращенные имена» при Российской национальной библиотеке, редактор Книги памяти «Ленинградский мартиролог» Анатолий Разумов общался и сотрудничал с Александром Солженицыным.

«К счастью, я был лично с ним знаком, благодаря Лидии Корнеевне Чуковской, – рассказывает Разумов. – Во время “второй оттепели” я решился написать письмо Александру Исаевичу в Вермонт и передал его с оказией. Это было письмо по поводу одной готовящейся публикации его книги. Написал я и о том, как живет наша библиотека, о том, как читают его книги в России – обо всем понемногу. Но ответа не было. И потом, когда познакомился с Лидией Корнеевной в 1995 году, я упомянул об этом эпизоде. И тогда она предложила мне написать еще одно письмо, с тем, чтобы она передала его лично Александру Исаевичу. Я там, в частности спрашивал, откуда взялись образы библиотекарей Публичной библиотеки в “Красном колесе”?».

На это письмо Анатолий Разумов получил ответ, после чего завязалась переписка: «Это были очень важные для меня отношения. У меня только что вышел первый том “Ленинградского мартиролога”, и контакты с Александром Исаевичем были бесценны. Через год со мной связалась Елена Цезаревна Чуковская, так как Лидии Корнеевны уже не было в живых. И она спросила меня, могу ли я помочь организовать поездку Александра Исаевича и Натальи Дмитриевны в Петербург? Это было совершенно неожиданно, просто оглушительно, но в то же время и тревожно».

Солженинын неоднократно звонил Анатолию Разумову, обговаривал детали свей поездки и очень просил содействовать встрече с академиком Дмитрием Лихачевым.

Поездка состоялась в июне 1996 года, с помощью Анатолия Разумова были организованы две встречи писателя с общественностью: «Это было незабываемо. Мне довелось быть рядом с Александром Исаевичем, задавать ему любые вопросы, много беседовать с ним. Мне показалось, что у него сложилось очень располагающее ко мне отношение, а я был просто преисполнен восторга. После этого Александр Исаевич подарил мне несколько книг, мы беседовали по телефону. Но личного общения не было несколько лет, пока через Елену Цезаревну мне не поступило предложение быть редактором именного указателя к “Архипелагу Гулаг”. Я, конечно, решился на это, и в 2007 году “Архипелаг” впервые вышел с именным указателем. Я долго над ним работал и дважды сдавал его Александру Исаевичу лично в Троице-Лыкове. Это были счастливейшие моменты, и уж там точно мы поговорили обо всем и обо всех именах. Я видел иронию, шутки, легкость, мгновенную реакцию на вопросы, реплики. Словом, это общение было для меня настоящим наслаждением».

Яков Гордин

Писатель, историк, соредактор литературно-художественного журнала «Звезда» Яков Гордин рассказывает о своем опыте прочтения Солженицына.

«Конечно, первыми произведениями были “Один день Ивана Денисовича” и “Матренин двор”. Как мы помним, поначалу это все было вполне официально, и даже поощряемо с самого верха», - отмечает Яков Гордин.

И продолжает: «На меня тогда наиболее сильное впечатление произвел рассказ, который печатался в “Новом мире” вместе с “Матрениным двором”. “Случай на станции Кречетовка” – очень неожиданный по тем временам рассказ. На мой взгляд, это одна из самых тонких психологических вещей Александра Исаевича.

А потом, уже в самиздате читал и “Письмо вождям”, и “Архипелаг Гулаг”. Помню, что это была толстая небольшого формата книга на тонкой бумаге. И еще одно такого же типа издание – “Бодался теленок с дубом”», – вспоминает соредактор журнала «Звезда».

Из последующих книг Солженицына на него наибольшее впечатление произвел первый том «Августа четырнадцатого»: «По-моему,это прекрасный исторический роман, наиболее сильный из всего “Красного колеса”».

Гордин считает важным, чтобы произведения Солженицына входили в школьную программу:

«Если речь о старших классах, то это – правильное решение. Потому что это будет хоть каким-то противоядием пропаганде совершенно другой направленности. Ведь когда глава одного из силовых ведомств публично заявляет, что репрессии в значительной степени были оправданы, то нужно срочно читать насквозь “Архипелаг Гулаг”. Может быть, даже хором всем классом».

Никита Петров

Научный сотрудник общества «Мемориал» Никита Петров утверждает, что даже если нынешние старшеклассники прочтут книги Солженицына «по диагонали», это пойдет им на пользу: «Любое прочтение, даже “по диагонали”, все равно оставляет зарубку. Например, я в школе не очень внимательно читал Чехова, но потом он стал моим любимым писателем. Потому что что-то все равно цепляет, и какие-то мелкие вещи, которые остаются в памяти, заставляют вернуться к ним. То же самое – с Солженицыным. Он – абсолютный победитель, который гениально выстроил свою жизнь. То, с чего он начал – “Один день Ивана Денисовича” – это литература с большой буквы. Поэтому пусть детям будет трудно погрузиться в лагерную реальность. Но они поймут, что это красиво написано, и они обязательно вернутся к этому и обязательно поймут смысл, а не просто внешнее благозвучие и красивость языка», – сказал Никита Петров корреспонденту Русской службы «Голоса Америки».

Сотрудник «Мемориала» отмечает, что книги Александра Солженицына занимают достойное место в ряду классиков русской литературы. И в этом смысле термин «актуальность» не имеет смысла, потому что они имеют непреходящее значение: «Своими произведениями он создал целую философскую эпопею по осмыслению всего того, что было в советской тоталитарной системе. И бесчеловечные условия, и наказание трудом, и все бесконечные попытки “исправить”, “переделать” человека на социалистический лад. Все это у Солженицына очень хорошо отражено».

Нынешние попытки российской пропаганды изобразить Сталина «эффективным менеджером» и «победителем в войне» Никита Петров называет жалкими и бесплодными. «По той просто причине, что литература и исторические факты будут жить всегда. А сиюминутные оценки и попытка конъюнктурной реабилитации Сталина безусловно, провалятся. Хотя многие люди, действительно заражены тоталитарным восприятием действительности и говорят: “Ну, как же! Он ведь – победитель в войне!” Но это не просто ущербность, а остающееся в душах рабство после советской эпохи. Нужно понимать, что не Сталин проливал кровь, а народ. И считать, что именно полководец является победителем – это крайне устаревшее и совершенно неприемлемое для цивилизованно человека мысль. Есть люди, которые воевали, и есть их руководители. Но в данном случае Сталин, как никто другой, сделал много для того, чтобы в этой войне пролилось очень много крови. Чтобы эту войну мы встретили в самом невыгодном для себя и неприглядном свете. Но люди живут мифами. И возрождающийся ныне миф о некоем “гениальном руководителе” – не то, чтобы архаичен, он просто смешон. Но, увы, у нас вся страна сейчас находится в таком мороке, когда начинаются серьезные рассуждения на тему: “Руководитель – это святое, и критиковать его нельзя. Альтернативы ему нет”. И вы догадываетесь, что я говорю уже о современности. Книги Солженицына, являются, мне кажется, лучшей прививкой от всего этого, и я надеюсь, что все-таки победит литература, а не сиюминутные попытки вытащить советское прошлое и преподнести его в хорошем свете», - подытоживает Никита Петров.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG