Линки доступности

Надо ли запрещать нацистскую символику в кино?


«Семнадцать мгновений весны». Кадр из телесериала. Courtesy photo

Мнение экспертов: «Семнадцать мгновений весны» могут оказаться под запретом

НЬЮ-ЙОРК - 25 июня Госдума РФ приняла в первом чтении законопроект, разрешающий использование нацистской символики в фильмах и книгах при условии «осуждения нацизма», сообщают российские СМИ.

Действующие в России законы запрещают пропаганду и демонстрирование нацистской атрибутики или символики и исключают ее использование в любой форме. При формальном соблюдении существующих норм почти все российские фильмы о войне подлежат запрещению. Авторы нынешнего законопроекта предлагают вывести из-под запрета использование нацистской атрибутики в произведениях науки, литературы, искусства, в СМИ, а также в учебных и просветительских целях образовательными организациями. Обязательное условие – «осуждение нацизма и экстремизма» и «формирование негативного отношения к этой идеологии».

«Нацизм опасен для здоровья»

Как полагают эксперты, к которым за комментариями обратился корреспондент Русской службы «Голоса Америки», существует опасность, что под новый закон подпадут такие фильмы, как «Семнадцать мгновений весны» и «Бесславные ублюдки».

«Закон о запрещении нацистской символики, недавно принятый в России, был настолько плохо проработан и зиял такими смысловыми дырами, что под этот закон можно было подвести все, что угодно, - включая кинофильм «Подвиг разведчика» или знаменитое фото, где советские солдаты бросают штандарты гитлеровской Германии». Таково мнение писателя и литературного критика Романа Арбитмана.

Парад Победы на Красной площади в Москве, 1945 год. Courtesy photo.
Парад Победы на Красной площади в Москве, 1945 год. Courtesy photo.

«Не знаю, как в других странах, а в России привыкли выпутываться из идиотских ситуаций, в которые мы сами себя загнали, - считает Роман Арбитман. - Новый законопроект, казалось бы, призван ликвидировать некоторые из дыр (самые очевидные), однако нет сомнения, что многие проблемы всё равно останутся. Что значит, например, фраза про обязательность «осуждения нацизма и экстремизма и формирования негативного отношения к этой идеологии»? Кто будет решать, осуждает автор нацизм или только прикидывается? Каковы критерии? Пойти по пути производителей табачных изделий и на каждой обложке указывать: «Автор предупреждает, что нацизм опасен для здоровья и самой жизни»? А в фильме что – эту фразу должен неоднократно повторять закадровый голос? Вопросов, как видно, больше, чем ответов. Практика показывает, что на роль «инспекторов» (которые должны выяснять, насколько та или другая картинка находится в рамках закона) чаще всего претендуют люди как минимум некомпетентные, а, по большей части, еще и идеологически зашоренные. Так что даже при внесении поправок в указанный закон никто ничего гарантировать не может. А раз так, зачем он нужен вообще?».

По мнению кинокритика, публициста, бывшего депутата Госдумы Аллы Гербер, закон как бы уходит от прежней категоричности, но приходит к очередной двусмысленности.

«Что значит осудить? – задает вопрос Алла Гербер. - В пропаганде - да, часто прибегают к осуждению, но в искусстве такая прямолинейность невозможна. И образ человека в нацистской форме и даже нациста по убеждениям может быть не однозначен. Вспомните фильм «Пианист» Романа Полански. При однолинейности мышления наших чиновников запрет таких фильмов неибежен».

Носить воду сетками

Режиссер игровых и документальных фильмов Сергей Лозница, живущий в Германии и снимающий на русском языке, относится к этой законодательной активности резко отрицательно.

«Это какая-то глупость, - полагает Сергей Лозница. - Зачем на это реагировать? С таким же успехом можно законодательно запрещать красный цвет, ноту "до", букву "н", ветер западный порывистый, слово "нафталин" и все, что с левой ноги прийдет в голову. Все эти законодательные инициативы от невежества происходят, от непонимания сути и природы, с одной стороны, юриспруденции, с другой стороны, художественного творчества. Этот закон не будет работать, потому что нельзя носить воду сетками».

Для режиссера-документалиста Андрея Осипова, лауреата множества премий, эта тема очень насущна. Его новый фильм «Восточный фронт» основан на немецкой хронике 30-50 годов и содержит много кадров с нацистской символикой. А как иначе показать войну «с той стороны»?

Кадр из фильма «Восточный фронт». Courtesy photo.
Кадр из фильма «Восточный фронт». Courtesy photo.

«Очевидно, что пропаганда фашизма в любой форме недопустима, - считает Андрей Осипов. - Другое дело, если речь идет об осмыслении истории, о попытке понять и разобраться в причинах появления нацизма. Усеченные методы и формы отражения прошлого могут представить картину неполной и ограниченной. Музеи, фотографии, книги, мемуары, хроника, фильмы только через полновесную детальную правду должны донести до нас весь ужас и кошмар самого страшного явления в истории человечества - фашизма. "Обыкновенный фашизм" Михаила Ромма через подробный показ пронзительной правды всего ужаса нацизма, наверное, стал самым антифашистким фильмом. "Восточный фронт" - фильм о ценности человеческой жизни, о цене нашей победы, о трагедии немецкой нации. Как высококультурная нация вдруг в одночасье пошла за одним безумцем и стала уничтожать миллионы людей? Это фильм о безумии войны, где страдают обе стороны, страдают все, страдает Человек... И еще. "Восточный фронт" – фильм и о нас. Потому что можно показать впрямую наш путь к Победе, а можно показать отраженно, через нацистов, - как и кого же мы одолели и победили - неприступную мощь и силу вермахта».

Плохо скрытая цензура

Кинообозреватель Екатерина Барабаш констатирует: «Опять наша Дума вместо того, чтобы заняться делом, штампует дикие проекты».

«Можно было бы не обсуждать этот бред, - продолжает Екатерина Барабаш, - если бы не была опасность, что опять думские инициативы коснутся всех нас. Сначала думцы принимают закон, запрещающий использование нацистской символики всегда и везде, теперь пытаются откатить назад. Как всегда у нас, придумывается глупость, потом под видом ее ликвидации громоздится другая. Я даже не знаю, честно говоря, от какого закона больше вреда – от того, что запрещает нацистскую символику повсеместно, или от того, который разрешает при соблюдении определенных условий. Ну во-первых, любые законы, ограничивающие искусство, следует считать цензурой, которой, как известно, у нас нет. Во-вторых, если запретили нацистскую символику – ну запретили, и ладно. Значит, не увидеть нам больше ни «Семнадцати мгновений весны», ни «Освобождения», ни огромного количества европейского и американского кино. «Умерла так умерла». А разрешение упомянутой символики при условии «осуждения нацизма и экстремизма и формирования негативного отношения к этой идеологии» - та же самая цензура, только стыдливо спрятанная под прозрачным покрывалом. Не говоря уж о том, что пусть хоть кто-то покажет мне хоть один фильм, НЕ осуждающий нацизм? Кстати, уже упомянутые «Семнадцать мгновений весны» - они осуждают нацизм? Такие симпатичные фашисты, умные, не лишенные рефлексий. Нигде не говорится, что они монстры. Думаю, при желании можно было бы доказать, что этот фильм не соблюдает этого самого условия, придуманного Думой. Полагаю, что по каким-то причинам пришлось дезавуировать закон, запрещающий использование нацистской символики (скорее всего, кинокомпаниями и прокатчикам удалось это пролоббировать), а сделать это грамотно они, разумеется, не умеют».

Киновед, организатор кинофестивалей Вячеслав Шмыров наотрез отказался комментировать законотворчество Госдумы.

«Не имею ни времени, ни желания погружаться в подробности нового законопроекта от идиотов-законодателей, - ответил он. - Обсуждать - это значит сотрудничать, а я не сотрудничаю».

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG