Линки доступности

«Кутерьма в Андорре»: самый запутанный банковский скандал в современной истории


Эрик Мерола

Эрик Мерола: «Правда фантастичней любого вымысла»

«Одним из самых изощренных банковских ограблений в современной истории» названо закрытие банка BPA в новом документальном фильме «Кутерьма в Андорре» (The Andorra Hustle). Фильм, который снял американский режиссер Эрик Мерола, в начале сентября выходит в виртуальный прокат на платформе Amazon Prime.

Андорра – крошечное государство в Пиренейских горах, зажатое между Францией и Испанией, с населением 80 тысяч жителей. Пять лет назад частный банк Banca Privada d’Andorra (BPA) стал объектом беспрецедентной судебно-административной атаки со стороны властей Андорры, Испании и США. В марте 2015 года банк был со скандалом закрыт. Как утверждается в фильме Эрика Меролы, эта акция была предпринята в рамках усилий Мадрида, направленных против лидеров движения за независимость Каталонии.

В результате этой операции, говорят в фильме представители банковского бизнеса, адвокаты и журналисты, двум десяткам сотрудников банка BPA угрожают тюремные сроки по надуманным обвинениям, а большое число вкладчиков банка лишились всех своих накоплений.

«Действия испанского правительства по уничтожению BPA стали частью «Операции Каталония», – считает Эрик Мерола, – которая имеет целью подрыв попыток Каталонии обрести независимость от Испании. Вашингтон своими действиями поддержал амбиции Мадрида, а Андорра подчинилась сильнейшему внешнему давлению».

Почему для атаки был выбран BPA? Авторы фильма убеждены: потому что в нем хранили деньги лидеры Каталонии – Хорди Пужоль, Артур Мас, Уриол Жункерас.

Бывший президент Каталонии Артур Мас
Бывший президент Каталонии Артур Мас

В фильме представлен малоизвестный факт: бюро по борьбе с финансовыми преступлениями (сокращенно FinCEN), входящее в структуру Министерства финансов США, наделено полномочиями, фактически позволяющими ему закрыть любой банк в мире. Бюро собирает и анализирует информацию о финансовых операциях в мире в целях борьбы с отмыванием денег, терроризмом и другими преступлениями.

Началом конца BPA стал пресс-релиз, составленный в недрах FinCEN. Этот документ носит название «раздел 311» и является составной частью Патриотического акта. В фильме говорится, что испанская полиция предоставила американцам неподтвержденные свидетельства об отмывании денег банком BPA. За несколько последовавших недель репутации банка был нанесен большой ущерб, а его авуары были заморожены. Любопытно, что спустя какое-то время то, что раньше называлось BPA, приобрела американская частная финансовая компания J.C. Flowers «со скидкой» 86 проц.

Митинг вкладчиков банка BPA
Митинг вкладчиков банка BPA

Эрик Мерола – режиссер-документалист, оператор, журналист и художник. До прихода в кино работал как график-дизайнер и аниматор. Лауреат многих наград. Четыре из пяти его фильмов затрагивают острые проблемы медицины и фармакологии. Его первый фильм «Буржинский» (Burzynski) рассказывает о создателе препарата против рака Станиславе Буржинском. В 2014 году Мерола поставил фильм «Второе мнение» (Second Opinion) о другом новаторе-медике, Ральфе Моссе, который ведет многолетнюю борьбу за признание антиракового препарата лаэтрил.

Сайт нового фильма сообщает, что недавно Эрик Мерола подписал соглашение в Голливуде о создании драматического телесериала, который будет основан на темах его документальных фильмов о медицине. Его партнером выступит Райан Фарли, сценарист и продюсер сериала Ozark, продюсируемого Netflix.

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал по телефону с Эриком Меролой, находящимся в Санта-Монике, штат Калифорния.

Олег Сулькин: Эрик, прежде чем я спрошу вас о новой картине, можете коротко обрисовать ситуацию с препаратом лаэтрил? Шесть лет назад я взял интервью у Ральфа Мосса, героя вашей картины «Второе мнение». Против лаэтрила тогда выступали очень многие.

Эрик Мерола: Крупнейший онкологический центр Мемориал-Слоун-Кеттеринг в Нью-Йорке, где развернулась главная драматическая коллизия с лаэтрилом, был, очевидно, очень недоволен выходом на экраны «Второго мнения». Они даже поместили тогда объявления в сабвее и по всему Нью-Йорку. Я тринадцать лет прожил в Нью-Йорке и никогда не видел ничего подобного. «Второе мнение» на протяжении двух лет можно было увидеть на Amazon Prime, но затем картину изъяли из списка доступных лент, полагаю, под давлением. То же самое произошло и с каналом на YouTube. Что касается, собственно, полемики вокруг лаэтрила, ничего нового я вам сообщить не могу.

О.С.: Теперь о крахе банка в Андорре. Как вы вышли на эту тему? Чем она вас заинтересовала?

Э.М.: Как всегда, у меня началу работы предшествовала целая серия событий. Если коротко – меня всегда интересовали технологические инновации, которые меняют парадигму развития общества. Поэтому я делал фильмы о новых спорных лекарственных препаратах. История «наезда» на банк в Андорре заинтересовала меня как пример того, что большие деньги часто оказываются иллюзией, один день они есть, на другой день их нет, они как будто испарились. Кроме того, очень любопытна коллизия, когда финансы становятся орудием в сложной политической игре. Я несколько раз ездил в Андорру. И чем более я вникал в эту историю, тем сильнее становилась уверенность – да, стоит делать фильм. Многое в истории андоррского банка похоже на Америку наших дней – резкое усиление центральной власти и рост напряженности в отношениях с национальными меньшинствами.

О.С.: У вас с самого начала сформировалась определенная позиция?

Э.М.: Я искал правду. И чем больше вникал в подробности, тем четче видел контуры масштабной интриги. Правда фантастичней любого вымысла. Я уверен, что BPA был избран мишенью международной атаки в сугубо политических целях. Обвинения в отмывании денег – это лишь видимая часть, главной же целью было причинение вреда лидерам движения Каталонии за независимость.

О.С.: Любопытно ваше сравнение ситуации с «эффектом бабочки». Стоило американскому финансовому ведомству выпустить в свет одну бумажку (имеется в виду пресс-релиз FinCEN), как на другом берегу Атлантики тут же разразился банковский ураган – тысячи людей потеряли вклады, многим сотрудникам банка угрожает тюрьма. Может, правильней назвать эту реакцию «эффектом быка»?

Э.М.: Да, пожалуй. Хаос возник из-за «эффекта быка». США – самая мощная в мире финансовая империя. Патриотический акт вооружил Америку новыми механизмами контроля над мировыми финансами. Не надо никаких доказательств, нужно просто выпустить несколько страничек пресс-релиза под грифом FinCEN, и все, этого достаточно, чтобы уничтожить респектабельный банк в другой стране.

О.С.: Что для вас представляло наибольшие сложности?

Э.М.: Языковой барьер. Я не владею ни испанским, ни каталонским языками. Приходилось прибегать к услугам переводчиков. Конечно, пандемия коронавируса спутала нам все карты. Фильм должен был выйти на экраны в апреле. С другой стороны, и судебная тяжба замедлилась. Так что два с половиной десятка сотрудников BPA еще дожидаются решения суда и надеются избежать тюремного заключения.

О.С.: Вы думаете, фильм повлияет на дальнейшее развитие конфликта вокруг BPA?

Э.М.: У меня нет иллюзий. Конфликт между Мадридом и каталонскими сепаратистами очень глубокий и болезненный. Отношения чрезвычайно поляризованы. Я стремился сделать правдивый, честный фильм на очень сложную тему. В апреле я должен был показывать его в Брюсселе, в Европарламенте, куда меня пригласили. Но, увы, пандемия отменила все планы.

О.С.: Несколько слов о вашем новом проекте телесериала?

Э.М.: Сценарий вдохновлен медицинскими историями, которые я рассказывал в своих документальных фильмах. Острые конфликты и интриги, жестокая подковерная борьба. Это как бы «Карточный домик», только в сфере фармацевтики. Пока это все, что я могу сообщить.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG