Линки доступности

Людмила Алексеева: «Моя сверхзадача – защищать людей от произвола власти»


Людмила Алексеева

Глава МГХ – о встрече с Путиным и своем профессиональном кредо

МОСКВА – В эксклюзивном интервью по случаю своего 90-летия глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева рассказала о «цветочном магазине», образовавшемся за эти дни в ее арбатской квартире, о том, как прошла у нее дома встреча с президентом Владимиром Путиным и почему она вступилась за экс-сенатора Игоря Изместьева, отбывающего пожизненное заключение в колонии «Белый лебедь».

Виктор Владимиров: Людмила Алексеевна, примите наши искренние поздравления с юбилеем! Как ваше самоощущение сегодня?

Людмила Алексеева: Спасибо большое. Все, слава богу, ничего, потихоньку прихожу в себя после вчерашнего.

В.В.: Легко догадаться, сколько поздравлений выпало вам за последние дни…

Л.А.: О, да! У меня в квартире образовался шикарнейший цветочный магазин. Здесь и огромный букет от президента (страны) и не меньший букет от Олега Николаевича Сысуева (зампредседателя правительства РФ в 1997-1998 годах), ну и от родственников, с которыми я вчера отмечала свое 90-летие.

В.В.: Как был обставлен визит президента? Пишут даже, что он стал для вас неожиданным?

Л.А.: Да нет. Мне позвонил Сергей Валерьянович Кириенко (ныне глава президентской администрации – В.В.). Правда, он вначале сказал, что Путин поздравит меня по телефону. Потом перезвонили и сказали, что президент будет лично. Ну разве можно неожиданно организовать прибытие первого лица?.. Тут весь квартал оцепляли (правозащитница живет в самом центре Москвы – на Арбате – В.В.). Ко мне приходил какой-то человек все смотрел, нет ли у меня где бомбы в комнате, ну и так далее.

В.В.: Каковы ваши впечатления от встречи с Путиным?

Л.А.: У меня всегда хорошие впечатления (от общения с ним). Не знаю, чем это объяснить, но он относится ко мне с уважением и симпатией. Поэтому я стараюсь этого, естественно, не нарушать. Потому что от президента зависят судьбы очень многих людей, а я тогда не смогу им помочь. Ну и потом вообще, бабушка, которая воспитывала меня с детства, учила, что если с тобой разговаривают вежливо, то ты должен отвечать тем же. А знаете, что тебе в детстве вдолбили в голову, это так и остается навсегда. Я даже на допросах у противных следователей, если те говорили вежливо, не могла им грубить или отмалчиваться. Другое дело, что я всегда слежу, чтобы не подвести людей. И мне это, в общем, всегда удается. Слава богу, не совсем дура. Но я всегда со всеми – с уборщицами, которые убирают наш подъезд, и с президентом одинакова вежлива.

В.В.: Как получилось, что вам удалось добиться от президента обещания помиловать Игоря Изместьева?

Л.А.: Я ничего не добивалась. Просто сказала (президенту), что это стало бы актом священного милосердия. Тут не надо разбираться, виноват он или не виноват. (Естественно, есть разные точки зрения на это). Почему? Потому, что это не суд, а акт христианского милосердия. Вот я и сказала (Владимиру Путину): это только от вас одного во всем мире зависит, поэтому я к вам обращаюсь. Понимаете, у нас по Конституции президент имеет право помиловать любого, не вдаваясь в детали, почему, как, виноват или не виноват. Поэтому я и апеллировала к президенту.

В.В.: В России много невинно, в том числе по мнению ваших коллег, осужденных. Почему ваш выбор пал именно на Изместьева?

Л.А.: Потому что он уже 12-й год сидит (Игорь Изместьев находится под стражей с 2007 года – В.В.), а я все это время слежу за его судьбой и переживаю за него. Я никогда в жизни не видела этого сенатора из Башкирии. Но я знаю, что его посадили потому, что на него свалили всю вину за Урала Рахимова, сына (бывшего) президента Башкирии, который уехал себе за границу, где и живет припеваючи. Он убийца и преступник. Зачем все эти убийства Изместьеву, который был сенатором в Москве? Я ведь тоже не юрист и не судья. Просто осознала, что ни в чем не виноватого человека осудили “по-жиз-нен-но”. Это ужас просто... Я ночами просыпалась и думала, боже мой, какие бывают судьбы!..

В.В.: Больше ни за кого не удалось замолвить слово?

Л.А.: А я и не пыталась. Мы, правозащитники, каждый день добиваемся справедливости по каждому отдельному случаю. Бывший уполномоченный по правам человека в Москве Александр Ильич Музыкантский тоже сказал мне, что надо было замолвить слово о том, чтобы амнистировали всех. Это правильно. Но я сознательно не просила ни о чем, что является не актом милосердия, а обязанностью президента.

В.В.: Вы больше половины жизни посвятили правозащитной деятельности. Что главного в этой работе для вас?

Л.А.: Добиваться, чтобы представители власти относились к гражданам с уважением в рамках человеческого достоинства.

В.В.: Не было случая, чтобы вы пожалели о своем выборе?

Л.А.: Я очень счастлива своей работой. Это то, что отвечает моим убеждениям, моим принципам. Русский интеллигент не мыслит себя без сверхзадачи в жизни. Моя сверхзадача – защищать людей от произвола власти.

В.В.: Насколько сегодня актуальна правозащитная деятельность в России?

Л.А.: Нет такой страны, где бы она была неактуальна. Думаете, в Америке нет проблем с правами человека? Я там 15 лет прожила. Конечно, они у нас более вопиющее. В этом отличительная черта. Ужасные бывают истории вроде истории Изместьева, ужасные. Но и в Америке хватает отрицательных примеров. И вообще нет страны, где власти бы не нарушали права человека.

В.В.: Каковы ваши ближайшие планы?

Л.А.: Планы на жизнь в 90 лет строят только очень наивные люди. Но пока я жива, буду продолжать свою работу.

В.В.: Успехов вам и здоровья!

Л.А.: Спасибо.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG